Жизнь 15:41 / 15.2.2015 6121

Ветеран Афганской войны Усементай Алексеев: «Войну развязывают не военные, а политики»

Ветеран Афганской войны Усементай Алексеев: «Войну развязывают не военные, а политики»
Текст: Юлия Едукина

IGOROD.PRO. 5 февраля, ровно 26 лет назад, в соответствии с Женевскими соглашениями Советский Союз вывел свои войска с территории Афганистана.

Так завершилась Афганская война, которая длилась на протяжении 10 лет и унесла жизни 15 тысяч людей. К этой дате журналисты «Умного Города» встретились с полковником пограничных войск в отставке, бывшим кадровым военным Усементаем Николаевичем Алексеевым, который в 32 года попал на Афганскую войну, будучи офицером, и руководил мотоманевренной группой в составе 305 человек. Задачей группы было пресечение нападения из-за границы, также оказание интернациональной помощи местным жителям. Сейчас Усементай Николаевич посвятил себя написанию книги о якутянах-участниках боевых действий в Афганистане: «Даже работу бросил, чтобы закончить книгу. Умру – вряд ли кто вспомнит, а так хоть сохраню все истории солдат-участников войны. Для потомков». Вначале беседы сразу обозначил, что о политике и ужасах войны разговаривать мы не будем: «По телевизору и без того столько ужаса показывают, о боевых действиях в подробностях говорить не хочу, так же, как и о политике».

- Был ли выбор у вас, ехать или не ехать в Афганистан?

С 1973 года был военным. После Дальневосточного высшего общевойскового командного училища по распределению попал в пограничные войска, был командиром взвода боевых машин пехоты. Дорос до начальника штаба, далее до начальника мотоманевренной группы. Я знал, что Афганистана мне не избежать. По приказу председателя комитета по государственной безопасности все офицеры и мотоманевренные группы в обязательном порядке проходили через Афганистан. Был приказ, выбора, конечно, у меня не было.

Я знал, что Афганистана мне не избежать.


- А у ребят из вашей команды был ли выбор? Если да, то почему они все же шли на войну?

- Ребятам в моей команде было тогда 18-19 лет. Выбор у них был, это же переменный состав, не офицеры. Но знаете, мало кто отказывался. На сто человек, может быть, был один, с собственным мнением и более-менее сообразительный, который отказывался ехать на войну. Остальные ехали, знаете, мужчины они такие – ну какой молодой парень откажется? Некоторым, может, и было страшно, и желания большого воевать не было, но какой мужчина это покажет? А многие даже и не знали, что в Афганистане война идет, об этом даже на политических занятиях в армии не говорили. Ребята сталкивались с этим фактом, когда уже попадали в Афганистан. А там уже деваться было некуда, хочешь – не хочешь, ты на войне. Конечно, допускаю, что были сорвиголовы, которые рвались воевать. Но это в основном были те, у которых жизнь не сложилась, которые не нашли себе места. То есть, психически нормальный человек по своей воле приключений не ищет

 А многие даже и не знали, что в Афганистане война идет, об этом даже на политических занятиях в армии не говорили.


- То есть, героев как в книжках, было мало?

- Герои – это результат военно-патриотической работы государства. Были ли они героями? Или были бедолагами, хлебнувшими лиха? Сложный вопрос. Я жил в коммунистическом государстве, был уверен в правоте политики государства, что государство окажет помощь мне и моим родным в случае моего ранения или убийства. Тогда ради интересов Родины я был готов воевать где угодно и с кем угодно. А сейчас, в демократическом государстве, я вижу, что слабым, покалеченным ты Родине не нужен. Нет уверенности в завтрашнем дне, в стране все делятся на бедных и богатых, и нет никаких социальных гарантий твоим детям. Ради такого государства воевать нет смысла.

— Письма родителям писали?

- Конечно. Многие умудрялись обманывать, что они на войне. Был один солдат из Таттинского улуса, он отправлял письмо в воинскую часть в Забайкалье, там ребята отправляли письмо его родителям в Таатту, дома получали конверт со штампом Читинской области. Чтобы мама не волновалась. Он потом передал через одноклассника записку отцу, мол, папа, я на войне в Афганистане. Позже мама все-таки прознала.

Многие умудрялись обманывать, что они на войне.


— Были ли ранения в вашей группе?

- Слава Богу, вся моя группа вышла в целости и сохранности, убитых и раненых не было. Порой думаю, ну надо же, Господь миловал нас, или это удача? Что было бы со мной, если бы кто-то из моей команды погиб? Я бы, наверное, пропал. Все 305 человек были на моей ответственности, и я до сих пор благодарю Бога, что сохранил нам жизни. После Афганистана, правда, сердце не выдержало – попал в госпиталь. До сих пор числюсь «сердечником». Были, у нас только контуженные. Представьте, под машиной подрывается взрывчатка, и она летит вверх с сумасшедшей скоростью. У человека, находящегося в машине, все кости, внутренние органы смещаются. Легкое ранение может и зажить, а вот контузия – это боль на всю жизнь.

Я до сих пор благодарю Бога, что сохранил нам жизни.


- Получают ли контуженые какие-либо пенсии?

- Контуженым выдавали разовую денежную помощь. Пенсия участников боевых действий – 1800 рублей ежемесячно на лекарства. Недавно в мэрии как раз собирались инвалиды воин, и поднимали этот вопрос, ведь 1800 рублей – это очень мало, у некоторых ампула одна стоит десятки тысяч. Но вряд ли выплаты повысят. Россия – страна участников войн, инвалидов, вдов и сирот войн. Какой же бюджет потянет все эти выплаты? Может это кощунственно звучит, но я противник льгот, у страны никаких денег на это не хватит.

- Каким было первое впечатление от Афганистана?

- Офицер оперативной группы ввел нас в кишлак Карези-Ильяс, где мы обосновались. Это находится на стыке границ Афганистана, Ирана и Советского Союза. Воткнул палку в землю и сказал: «Здесь будет наблюдательный пункт». А вокруг чисто поле, ходил, шагами мерил, и отводил каждому солдату свое место, каждому подразделению свой район.

Афганистан слаборазвитая страна, живут как наши предки. И люди, и скот, все вместе – для скота нет никаких специальных строений. И сейчас там ничего не поменялось.

Сразу бросилась в глаза колючая проволока на государственной границе – на территории России все цветет и пахнет, а за колючей проволокой все серо, кругом скалы и ущелья. Днем очень жарко, а вот ночи сказочно красивые, прохладные, и небо высокое с большой красивой луной.

- Как к вам относились местные жители?

- Конечно, с подозрением. Что бы вы подумали, если бы в Якутию приехали иностранные военные? Подумали бы, наверняка, оккупанты. Но они нас уважали, мы не ведь не только на словах интернациональную помощь оказывали. Помогали им в ремонте техники, наш врач лечил больных. У них врачей совсем не было.

- Как часто происходили боевые действия?

- Регулярно, поспать 2 часа в сутки было счастьем. Там и появилось у нас чувство товарищества. Когда ты на войне, то воюешь не за Родину, а за друга, который рядом. Держишь его за плечо, и понимаешь, что если он пропал – то и ты пропал.

 Сильная армия нужна стране, такую страну будут уважать.


- Какие сложности возникали? Ведь руководить командой из трехсот человек – огромная ответственность.

- Ответственность, конечно, большая. Но в армии единоначалие, каждый подчиненный беспрекословно обязан выполнять все команды. Поэтому коллективного выражения мнений не было. Солдат не должен думать, он должен выполнять команду – без этого армия немыслима. Казалось бы, строевая подготовка, когда гоняют с утра до вечера – бессмысленное занятие. Однако, это учит солдат слушать и выполнять команду. Действия солдата должны быть отработаны настолько, что если его разбудят ночью, он сразу начнет действовать.

 Изменилась ли армия в последние годы?
- При Сердюке было хуже – когда работал в военкомате, работники скидывались, и на свои личные деньги вывозили мусор, меняли трубы отопления. А с приходом Шойгу чувствуется, что армия стала действительно армией. Сильная армия нужна стране, такую страну будут уважать. А войны они были, есть и будут – это постоянный спутник человечества. Если не из-за территории, то из-за идей.

- Нужна ли была эта война?

- Ну, это больше политический вопрос, никто вам не даст на него однозначного ответа. Но я человек военный, поэтому отвечу – да. Афганистан – наш сосед, и в наших интересах, чтобы там был порядок. Поэтому мы и принимали меры, как и сейчас на Украине.

Войны развязывают не военные, а политики. Задача военных — просто выполнять приказы.

- Все таки коснемся немного политики. Что думаете о нынешней ситуации на Украине? Считаете, это правильно, что Россия ввела войска в Украину?

- Наших войск на Украине нет. Я общаюсь с сослуживцами из Украины, у них другой взгляд, но это вполне закономерно, потому что они живут в другой стране и смотрят на все под другим углом. И я их не осуждаю. Здесь нет правых и виноватых, но у меня своя позиция, опять же, как у военного, и мой враг один – это Америка. Войну развязывают не военные, а политики. Задача военных – просто выполнять приказы.

(С) IGOROD.PRO

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров