Происшествия 12:00 / 25.5.2015 2124

Пожароопасный сезон: как не допустить хакасской трагедии в Якутии

Пожароопасный сезон: как не допустить хакасской трагедии в Якутии
Текст: Денис АДАМОВ

YAKUTIA.INFO. Сотни пострадавших населенных пунктов, людские жертвы и даже уголовные дела в отношении чиновников – все это последствия весенних пожаров в Сибири. И если сибирские регионы только приходят в себя после стихии, на Дальнем Востоке пожароопасный сезон только набирает обороты. Якутия не исключение – нынешнее лето обещает для нас быть примерно таким же сложным, как и прошлогоднее. Если не хуже.

В чем же причина ежегодных последствий от лесных пожаров? И чем чреват для нас принцип «скупой платит дважды»? Об этом перед началом пожароопасного сезона мы поговорили с начальником ГБУ «Авиалесоохрана» Владимиром Леоновым.

Владимир Леонов

- Владимир Сергеевич, насколько мы готовы на сегодня к летним пожарам?

-В рамках выделенного финансирования и штатной численности  мы готовы ,но наверное не стоит объяснять, что летние пожары тушатся сложнее, чем весенние – тут и верховые, и углубленные возгорания. При этом наша численность не увеличивается: у нас чуть больше ста парашютистов – это очень мало. Когда я только пришел работать в «Авиалесоохрану», нас было 1200-1400 парашютистов.

- В чем причина сокращения?

- Основной период сокращения пришелся на 90-е годы, когда сокращения были везде. Позже полномочия «Авиалесоохраны» передали субъектам, при этом их толком не подкрепили финансово. И на сегодня непонятно, откуда такая малая численность, а также то, как и за счет чего эту нехватку компенсировать. В любом случае объем выделяемых субвенций региону не соответствует реальной потребности.  Приведу пример: на Московскую область выделяется где-то 1 миллиард 600 миллионов рублей. На Якутию, если грубо посчитать, где-то 400 миллионов в год.

- Хотя площади совершенно разные.

- Площадь Якутии больше площади Московской области более чем в 200 раз! О какой охране леса может идти речь? Нам для выполнения кратности патрулирования нужно порядка 500 миллионов рублей. А нам на начало выполнения работ на эти цели выделили около 40. Естественно, субъект не сможет выполнять кратность патрулирования, которую он должен выполнить при определенном комплексном показателе погодных условий. Допустим, стоит жаркая погода, я должен вылетать не менее трех раз в день при четвертом-пятом классе пожароопасности. А мне порой даже один раз вылететь сложно, потому что нет денег.

- Как рассчитывается эта методика финансирования?

- Методика несовершенна. На протяжении вот уже нескольких лет ведется разговор о том, что ее нужно менять. Сравните: у нас на один гектар приходится 1,7 руб\га, в среднем по ДФО-5,3руб\га, по РФ в среднем 18.2руб\га (см. видео). 

- Чем обусловлена низкая стоимость именно для нашего региона?

- Критерии разные, в том числе низкая плотность населения, низкая ценность лесных пород и прочие факторы. Но если у нас лес менее ценный, плотность населения низкая, что теперь, и уровень охраны должен быть низким? Но тогда ни у кого не должно вызывать возмущения, что леса горят, а их никто не тушит. А если же мы хотим охранять всю территорию страны, то финансирование должно исходить из реальных условий. К примеру, если у нас летный час АН-2 стоит более 100 тысяч рублей, то  в центральных районах России летный час  стоит около 50 тысяч рублей. То есть сама авиация у них дешевле. По идее  у нас финансирование должно быть кратно выше, но этого, к сожалению, нет.

- А кто должен этого добиваться пересмотра этой странной методики?

- Этот вопрос неоднократно поднимался и на уровне Департамента по лесным отношениям, правительства республики,  и на уровне главы республики. Уже отправляли все эти письма в центр, вплоть до председателя правительства России . Но вопрос пока не решается. В результате мы вынуждены выполнять работы без денег, работая на кредиторскую задолженность. А кредиторка гасится с большим опозданием – могут погасить через полгода – год. Естественно, что авиапредприятиям очень сложно готовиться к следующему сезону. Нужно топливо закупить, технику отремонтировать, налоги платить. Плюс расчетные обязательства перед местными жителями, помогавшими устранять пожары, учреждениями, которые давали технику. И когда с ними рассчитываются в течение полугода – года, это ненормально.

- Какой выход есть в данной ситуации?

- Первое – должен быть пересмотрен порядок предоставления и выделения финансирования на охрану лесов в соответствии с тем, что мы хотим видеть. Чтобы хотя бы выделялось процентов 70-80 от расчетной потребности. Но когда выделяется 10-15 процентов от фактических затрат прошлого года, мы заведомо понимаем, что будем работать на кредиторку.

- Может, федералы считают, что регион должен финансировать эти потребности на свои средства, раз уж ему передали полномочия?

- Естественно, что они требуют софинансирования с регионов. Нам республика помогает – гасит фактически 50 процентов наших затрат. Но Якутия итак дотационный регион, и она не может брать на себя все полномочия в этих делах. Может, если бы затраты, связанные с тушением лесных пожаров, были полностью погашены за счет федеральных субвенций, то, наверное, республика нашла бы средства на увеличение нашей численности. Но если средств не хватает на тушение пожаров, о каком увеличении численности можно говорить?

- Не интересовались, чем были вызваны пожары с большими последствиями в Хакассии, Забайкалье?

- Малая численность, недостаточное финансирование. Одна из причин там та же самая. Кредиторская задолженность прошлого года перед ними не была погашена.

- То есть нам может грозить то же самое?

- Да. То есть мы можем наступить на те же грабли. Например, на сегодня финансирования у меня осталось на две недели интенсивной работы. То есть через две недели я должен буду либо приостановить работу, либо выполнять ее без денег. Опять копить долги, потом пойдут претензионные письма. Потом иски в Арбитраж, пени и штрафы – и ты становишься недобросовестным заказчиком. Все понимают, что режим ЧС, бросить нас никто в этой ситуации не может.

В прошлом году была реальная угроза населенным пунктам, и если бы не было слаженных действий  наших специализированных подразделений и населения, неизвестно, чем бы это обернулось. А если бы мы все это побросали и сослались бы на безденежье, у нас бы погорели населенные пункты. Получается, что мы выполняем госзадание в рамках финансирования, а дальше по своей инициативе тушим пожары. Так же тоже не должно быть.

Нужно обращать внимание на выделение своевременного финансирования, увеличение численности и прочее. Субъект нам помогает хорошо – обижаться на республику мы не имеем права. Якутия, наверное, один из немногих субъектов в России, где имеет место очень большая поддержка. Сейчас нам планируют выделить дополнительно 37 миллионов рублей на мониторинг. Потому что когда подойдут федеральные деньги, никто не знает. Подойдут ли они вообще – неизвестно. Выделили деньги на дополнительный набор 100 сезонных пожарных-десантников. Но это полумера, потому что сезонный работник есть сезонный. Чтобы стать десантником-профессионалом, нужно отработать хотя бы три-четыре года.

- То есть основная проблема в отсутствии должного финансирования? 

- Скажу так: методика расчета финансирования пожароохранных мероприятий не соответствует реальной ситуации в республике. В связи с такой огромной площадью, отсутствием инфраструктуры у нас сейчас должна быть тысяча человек постоянных как минимум. А сейчас у меня 165 парашютистов-пожарных, 100 человек я принимаю сезонно – итого 265 человек. Далее, мне на сегодня не хватает 17 летчиков-наблюдателей. Зарплата летчика-наблюдателя порядка 25-30 тысяч рублей. И в связи с тем, что социальных гарантий нет никаких, служебных квартир нет, зарплата ниже, чем в среднем по республике и работа связана с повышенной опастностью, люди не особенно стремятся в отрасль. А впереди еще лето. И вместо того, чтобы взлететь три раза в день на облет, мы можем себе позволить только один раз. При этом мы вылетаем не столько по мониторингу, сколько уже конкретно зная, где и что горит. Как итог: недостаточное финансирование пожароохранных наблюдательных мероприятий приводит к тому, что пожары обнаруживаются и ликвидируются несвоевременно.

- А космический мониторинг?

- Спутник обнаруживает пожары на площади не менее 25 гектар. А 25 гектар, если это в наземной зоне – это уже считается крупным пожаром. Спутник – лишь вспомогательный инструмент, но не основной.  

- То есть нужно обязательное «живое» патрулирование?

- Да, но одним патрулированием проблему тоже не решишь, проблема должна решаться в совокупности. С патрулированием должно происходить увеличение численности. Хорошо, можно увеличить патрулирование, летать каждый день по три раза. Но кто будет тушить пожары, как будем доставлять людей к этим пожарам? Вывод: проблему нельзя решать полумерами – следует выделять средства и на патрулирование, и на тушение, и на увеличение численности штата. И, как ни странно, тогда затраты на тушение, наоборот, будут меньше.

Потому что если пожар будет тушиться на площади один гектар – три-пять гектара, а не тысяча гектар, затраты будут снижаться. То есть решение в том, чтобы все вовремя находить и ликвидировать. Иначе если пожар будет гореть неделю, придется туда завозить технику, потом надо ее караулить, потом сотни людей на тушение, потом надо все это вывозить.

В итоге затраты будут кратно превышать то, что можно было сделать, если вовремя ликвидировать.

- То есть правило «скупой платит дважды» может нам сослужить дурную службу?

- Да, именно так. А потом все это выливается в Хакасию, Забайкалье. Хорошо, если в июне ничего не произойдет, и лето не будет таким же жарким как в 2014 году. Но прошлый год у нас был аномальный. По предварительным прогнозам, это лето не будет сильно отличаться от прошлогоднего.

Загрузка...

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров