Успех 15:08 / 14.7.2015 1467

Главный кузнец Якутии: повышение уровня жизни населения – лучшая инвестиция в бизнес

Главный кузнец Якутии: повышение уровня жизни населения – лучшая инвестиция в бизнес
Текст: ЯкутияИнфо

YAKUTIA.INFO.  Интернет-газета Якутия.Инфо и журнал малого и среднего предпринимательства «Предприниматель Якутии» предлагают вашему вниманию рубрику «Персона». Персона – люди, идеи и истории бизнеса Якутии.

О том, есть ли в предпринимательстве место социальной ответственности и когда у нас появятся современные Манньыаттаахи «Предпринимателю Якутии» рассказал президент Ассоциации кузнецов и металлургов РС(Я) Николай Бурцев.  

ПЯ: Николай Николаевич, вы известны как один из защитников предпринимательства. Скажите, почему и от кого предпринимательство нужно защищать?

Николай Бурцев: В 90-ые годы российский предприниматель, и якутский в том числе, в глазах общественности был разбойником, бандитом. И в то время я много выступал по радио, по телевидению, писал статьи в защиту наших бизнесменов. Понимаете, у всех устоялось мнение, что раз человек – предприниматель, то он или украл, или силой отобрал, или просто наживается на бедах народа. Это уже превратилось в стереотип, который до сих пор не изжит, пусть сегодня дело и не обстоит так плачевно. Приведу простой пример: сейчас распространен перевод на якутский язык слова «предприниматель», как «урбаанньык». А какой у этого слова дословный перевод? Меняла, рвач. Само определение, которое, кстати, муссируется во всех СМИ на якутском языке, у нас получается с негативным оттенком.

Любое государство заинтересовано в том, чтобы предпринимательская энергия работала во благо всего общества. Это выражается и в налогах, и в создании рабочих мест, и в удовлетворении спроса на социальные нужды, и во многом другом

Да, какую-то часть предпринимательства можно назвать «урбаанньыками». Но я вам навскидку могу назвать десяток бизнесменов, которые ими не в коей мере не являются. Это умнейшие люди, ратующие за будущее своего народа. Они занимаются не простым обменом товаров с наценкой, спекуляцией – они развивают свои производства. То есть менялами их никак нельзя назвать. Вот почему, кстати, Ассоциация кузнецов и металлургов Якутии, которую я возглавляю, выступила против термина «урбаанньык» в применении ко всему предпринимательству.                  

ПЯ: Между тем, в последнее время много говорится о социальной ответственности бизнеса. По-вашему, в чем она выражается?

Николай Бурцев: Представим, что предпринимательства вдруг не стало. Что тогда станет с миром? Ни иномарок, ни продуктов, ни каких-то услуг, а на то, что осталось цены бы взлетели до небес. Общество ожидал бы самый настоящий коллапс. Дело в том, что предпринимательство по природе своей глубоко социально. Это подлинно народная экономика, в том смысле, что народ посредством предпринимательства сам занимается удовлетворением своих потребностей. Крупные предприятия не могут учесть все нюансы спроса, они попросту не ориентированы на количество потребителей ниже определенного числа. Вот эти пустующие, но зачастую очень важные для какой-то части общества, ниши и занимает малое и среднее предпринимательство.  

Со временем, когда у нас экономика хорошо разовьется, то и в обществе будут другие настроения: люди начнут относиться к деньгам, как к инструменту достижения чего-то большего.

Но попробуем копнуть поглубже. Рассмотрим официальное определение: предпринимательская деятельность есть систематическое получение прибыли. То есть, тут все четко, никакой социальной ответственностью и не пахнет – люди гоняются только за деньгами. Из этого понятно, что предпринимательская энергия для того, чтобы приобрести социальный характер должна быть направлена в нужное русло. Эта организаторская функция – уже задача государства. Любое государство заинтересовано в том, чтобы предпринимательская энергия работала во благо всего общества. Это выражается и в налогах, и в создании рабочих мест, и в удовлетворении спроса на социальные нужды, и во многом другом. Насколько эффективно вся эта система будет работать зависит от таланта чиновника, от того, сумеет ли он найти золотую середину – чтобы и общественные нужды были удовлетворены, и предпринимательство процветало.

ПЯ: Но не все же предприниматели готовы вкладываться в социальный бизнес?

Николай Бурцев: Многое зависит, конечно, от человека. От его отношения к деньгам, к материальному. Есть Плюшкины, для которых самоцель – как можно большее количество денег на банковском счету. Они копят, копят и еще раз копят, а для чего копят и не знают. Деньги ради денег. Это своего рода настрой сродни спортивному азарту. Такой настрой распространен в российской действительности. Почему? Потому что сейчас мы переживаем такой этап развития рыночной экономики. Со временем, когда у нас экономика хорошо разовьется, то и в обществе будут другие настроения: люди начнут относиться к деньгам, как к инструменту достижения чего-то большего.

ПЯ: Многие страны уже перешли к этому этапу. А что же мы? Почему отстаем?  

Николай Бурцев: Во многих странах не было такого потрясения, как Великая Октябрьская революция. Не случилось она, наша экономика развивалась бы гармоничнее. Предпосылки к этому были. Даже у нас в Якутии, вспомните, были такие известные 

меценаты, как Гаврил Васильевич Никифоров-Манньыаттаах уола или Николай Осипович Кривошапкин. Весь фундамент, который такие люди веками готовили, был уничтожен. И сейчас мы все этапы развития должны проходить практически с нуля. Понимаете, у нас несколько поколений, которые выросли на идеалах плановой экономики. И только два десятка лет назад им дали волю зарабатывать  как они хотят. В общем, нынешняя ситуация вполне объяснима.

ПЯ: Хорошо. А когда же, по-вашему, начинается переход от «Плюшкиных» к меценатам? Есть какие-то признаки?

Николай Бурцев: Тут необходимо объяснить: экономика не может развиваться в полной мере, если какая-то отрасль бедствует. Вот, например, наши меценаты прошлого пытались просвещать общество, вкладывали огромные средства в образование простого народа. Это делалось во многом, как говорится, с дальним прицелом. Они понимали, что у образованных людей возрастет спрос на разные товары, услуги, в целом повысятся требования к качеству жизни. То есть, когда до большей части предпринимателей дойдет мысль, что «повышение уровня жизни населения – лучшая инвестиция», тогда и будет осуществлен переход на следующий этап.    

ПЯ: В знаменитом романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» предприниматели показаны, как атланты, которые держат небо. То есть, они делают жизнь лучше одним своим существованием, своей работой. Требовать от них еще каких-то социальных вкладов – значит мешать прогрессу, вредить обществу. Согласны ли вы с такой позицией?

Николай Бурцев: С Айн Рэнд можно полностью согласиться в плане того, какую роль играет предпринимательство. Как я уже сказал, по своей природе предпринимательство глубоко социально. Что касается социальной ответственности бизнеса – здесь, конечно же, можно поспорить. С одной стороны, как было сказано, «повышение уровня жизни – лучшая инвестиция». С другой – и здесь Айн Рэнд во многом права, – перефразируя выражение Виктора Черномырдина, может выйти так, что хотели, как лучше, а получилось так, что лучше бы и не начинали. Занимаясь благотворительностью и меценатством, бизнес не должен превращать народ в иждивенцев. Когда люди живут на всем готовом – это страшное дело, это прямой путь к деградации. Тут подходит древняя мудрость: не давай голодному рыбу, дай ему удочку.                     

 

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров