Жизнь 13:32 / 20.8.2015 2131

Эксперт: антиалкогольные перегибы приведут к росту спроса на контрафактный алкоголь

Эксперт: антиалкогольные перегибы приведут к росту спроса на контрафактный алкоголь
Текст: Денис АДАМОВ

YAKUTIA.INFO. Активная антиалкогольная кампания в Якутии пока что выглядит показухой. Шуму много, результаты есть, но негативные, в том числе для бизнеса.

Между тем в новом регионе страны – Республике Крым, ведется несколько иная политика: республику хотят поднять, в том числе, за счет виноделия и лечения вином (винотерапии, энотерапии), о чем свидетельствует и последнее интервью с президентом России Владимиром Путиным 17 августа 2015 г. При этом в своих подходах оба региона ссылаются на требования федеральной политики. Что может показаться несколько странным и даже нелогичным.

Однако, по мнению доктора биологических наук, профессора, известного биохимика Бориса Кершенгольца, как раз таки федеральная антиалкогольная политика на сегодня относительно взвешена и сбалансирована. Чего не скажешь о политике в отдельных регионах.

- Борис Моисеевич, в СМИ была опубликована информация о том, что россияне стали пить больше крымских вин. Есть мнение, что это связано с политикой и пропагандой, но никак не качеством самого продукта.

- Начну издалека. Не так давно в СМИ Михаил Горбачев высказал сожаление по поводу той антиалкогольной кампании, которая была затеяна во второй половине 80-х годов по его инициативе. Он признался, что сожалеет не о том, что вся эта кампания была затеяна, но о том, как она проводилась. Сейчас уже общеизвестно, что этот сухой закон фактически явился одним из механизмов развала Советского Союза. Потому что сразу же экономика, по крайней мере, четырех советских республик, была сведена на «нет». Это три закавказских региона и Молдавия. Реализация этого постановления привела к тому, что просто вырубали виноградники. А как мы знаем, экономика ряда советских республик была в значительной мере зависима от виноделия. К чему это привело, прекрасно известно. То есть автор этого закона сам признал ошибочность своих действий.

- О чем это говорит?

- О том, что, конечно, государству очень осторожно и серьезно нужно относиться к таким отраслям экономики, которые являются базовыми для определенных регионов. Если говорить о крымских винах, то для меня несколько лет назад открытием стал один момент. В Крыму с 19-го века в поселке Новый свет, как и в ряде других мест в Крыму, работает завод по производству шампанских вин. В истории запечатлен такой факт: периодически, уже более 1,5 веков, во Франции проходят конкурсы шампанских вин. Так вот за все годы их прохождения зафиксирован единственный случай, когда золотую медаль гран-при получило не французское шампанское. Эта продукция была произведена в начале XX века тем самым заводом шампанских вин в Новом свете. И то, благодаря тому, что сама процедура проводилась в закрытом режиме. Французы были огорошены – после этого случая, в 1903 году, на международных форумах шампанских вин процедура «слепой» дегустации была отменена.

- Хотите сказать, что это говорит о качестве крымских вин?

- Конечно, «на вкус и цвет товарищей нет». Но по своему качеству крымские вина находятся на высоком уровне и совсем не уступают тем же французским, испанским или итальянским винам. Поэтому одним из первых решений Правительства России после вхождения Крыма в состав России стало постановление о приоритетном развитии выращивания винограда и виноделия. Я считаю его абсолютно правильным. И дело не в том, что в туристическом бизнесе надо больше вливать средства в инфраструктуру – в виноделие тоже надо немало вкладывать. Вполне понятно, что экономика такого региона не должна базироваться на каком-то одном производстве. Это и туризм, и виноделие, и другие отрасли, которых в Крыму предостаточно.

- Но нам, наверное, не совсем выгодно их сюда везти.

- Почему? Все зависит от бизнесменов, которые занимаются поставкой того или иного вида продукции. Кстати, в годы, когда Крым входил в состав России, в Москве были специализированные магазины крымских вин.

- Борис Моисеевич, сейчас в Якутии активно ведется антиалкогольная политика, причем часто ссылаются на то, что такова федеральная установка об оздоровлении российской нации. В то же время хотят поднять Крым за счет виноделия и лечения вином. Где логика?

- Понимаете, из любого хорошего документа можно вырвать какой-то абзац, далее его немного гипертрофировать и обратить в противоположность самого документа. Мне кажется, что федеральное законодательство в отношении антиалкогольных мер пришло к достаточно разумному балансу. Есть определенные ограничения, но в то же время, намечены пути развития отрасли. В некоторых регионах, в том числе, по-видимому, в нашей республике, выхватывая отдельные абзацы из законодательства и гипертрофируя их, начинают заниматься абсурдом.

Складывается мнение, что это просто очередной передел собственности и ничего более. Ровно так же, как с этими ларьками и киосками на остановках. Приходит новый мэр и начинается передел собственности. Вероятно, поскольку это доходный бизнес, приоритеты отдаются своим. Меняется мэр – вновь начинается снос остановок. То же самое можно сказать в отношении реализации вин и прочего.

Конечно, такую отрасль, как производство вино-водочной продукции, должно монополизировать государство. И ничего в этом антирыночного нет – это нестандартная отрасль. Самое главное – акцент должен делаться на качестве. Вы же помните, что в 90-е годы любой бизнесмен мог закупить спирт, в том числе зарубежный, и чуть ли свободно по выездной торговле продавать. Конечно, это недопустимо.

- Сейчас какие меры приняты по качеству алкоголя?

- С преобразованием Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) вышел новый регламент, контролирующий качество очень многих видов продуктов. Это очень важный документ. Запретами эти проблемы никогда нельзя было решить. А разумными определенными ограничениями – да, ситуацию под контроль взять можно. Но самая главная задача – это, опять же, качество. Но в целом федеральная политика в этой области и фрагмент, посвященный Крыму, как раз сочетаются.

- Сейчас в районах принимают решения о зонах абсолютной трезвости. На ваш взгляд, это же формально правильно – люди проголосовали, значит, они «за».

- Я хотел бы ошибиться в своем прогнозе, но эти зоны абсолютной трезвости могут дать обратный эффект. Первое – тот, кто хочет выпить, поедет в соседнюю деревню, наслег и там все равно выпьет. При этом он будет закупать алкоголь целыми ящиками: у многих людей, когда «батарея» перед глазами – значит, надо ее выпить.

Второе: «запретный плод – сладок». Если в каком-то районе, улусе вводится запрет на алкоголь, для определенной части молодежи это становится запретным плодом. Либо поедут в соседнюю деревню, либо начнет расцветать самогоноварение. Только не надо мне говорить, что правоохранительные органы это пресекают.

Мы же все прекрасно понимаем – если перегнуть палку с ограничениями, то это простимулирует самогоноварение и производство нелегального, некачественного алкоголя.

- Да не умеют люди этого делать, разучились.

- У нас в стране народ очень продвинут в отношении так называемой «народной химии». И эти навыки, можно сказать, заложены в геноме (смеется). В России в целом и в республике, в том числе, мы сталкиваемся с наркоманией и токсикоманией. Перегиб палки в отношении алкогольной политики толкает немалую часть населения в сторону наркотиков. Поэтому перегибание палки в отношении антиалкогольных запретов приводит к тому, что интерес перетекает в другую область, особенно у молодежи. Такое уже было в конце 80-х годов в Советском Союзе. Под молодежью я имею в виду не только 20-летних, но и 30-, и 40-летних.

- Ну, это как-то нелогично же.

- Почему, очень даже логично. В ситуациях с тем или иным стрессом - это неотъемлемое качество любого животного организма. Животные в стрессовых ситуациях ищут дестрессор. Алкоголь и наркотики в целом – это возможность ухода от решения определенного круга проблем, причем в первую очередь социальных. Почему в первую очередь алкоголизация и наркотизация населения растут в периоды социальной неустойчивости? Потому что нужен уход от проблем. И, к сожалению, ни одно государство в мире, не только Россия, не создало широко масштабные ненаркотические способы дестрессирования. Я, безусловно, согласен: нужны культурные, спортивные мероприятия – это в определенной степени ненаркотические способы дестрессирования. Но они, к сожалению, пока еще охватывают относительно небольшую долю населения.

- Так с чем все-таки связаны перегибы?

- На мой взгляд, это делается в частно-политических целях. Понятно, что должны быть разумные ограничения, но без полного запрета – это уже ослабляет интерес к такого рода продуктам. Хотя бы чтобы алкогольные вывески не мельтешили перед глазами. Определенные ограничения, связанные с расположением торговых точек к детским и образовательным учреждениям, – это тоже безусловно правильно. Но в то же время, должна сохраняться относительная доступность. Плюс должно быть повышение качества, что уменьшает возможность отравлений. А в местах продажи алкоголя, и только там, должна быть информация о качестве продаваемой продукции, о его положительных и, безусловно, отрицательных эффектах.

Комментарии

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров