Жизнь 20:04 / 14.1.2016 1379

Когда наступает рай для прохиндеев?

Когда наступает рай для прохиндеев?
Текст: Валерий Мекумянов

YAKUTIA.INFO. Когда наступает рай для прохиндеев, мечтающих где-либо что-нибудь урвать, да так, чтобы им за это ничего не было? Если им открыть врата к бюджетной кормушке, да еще дать свободу действий, как бы оправданную законом. Что возможно лишь тогда, когда государственными органами власти рулят, назовем вещи своими именами, банальные глупцы, которые при таком раскладе не могут не быть еще и невеждами. Нормальные люди таких промахов, в принципе, не могут допустить.

И я в данной своей филиппике urbu et orbi (миру и граду) постараюсь доказать, что всё это сказано не для красного словца.

К суждению, вынесенному в самом начале, меня привело то, что творится с адресной программой «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда на 2013 - 2017 годы», утвержденной Постановлением Правительства Республики Саха (Якутия) от 11 июня 2013 года за № 193.

Прямо скажу, Программа эта провалена. И не только потому, что граждане, переселение которых было запланировано аж в 2013 году, все еще прозябают в непригодных для проживания домишках. Эта Программа – мутная вода, в которой хорошо ловить рыбку. И случилось нехорошее дело.

Горожан, участников Программы переселения из аварийных домов, попросту говоря, если использовать общепринятый ныне полуприблатненный сленг,  «кинули» – «кинули» на нормальное жилье!

Это мое мнение. И оно - не плод воспаленного воображения, а вынесено из опыта.

И сему «кидалову», я считаю, поспособствовал, притом, весомо, и суд республики. Полагаю, все же, не из корыстных соображений, а из, если прилично выразиться, не очень большого ума. Иначе, сливай воду. Хотя, черт знает, в наше время возможна любая пакость.

И, если вы, уважаемые господа, думаете, что я заблуждаюсь – разбейте мои доводы, которые приведу ниже. Только не ссылайтесь на Постановления Пленума Верховного суда России и Конституционного суда, нормы закона, не подходящие ни по времени, ни по предмету.

Между тем, то, что случилось с Программой переселения, было, в принципе, невозможно, исходя из природы суда.

Ведь суд это – независимые судьи, равные друг другу, без разделения на верховных и нижних. Каждый из них есть самостоятельный орган государственной власти, осуществляющий правосудие, и, соответственно, долженствующий непреклонно стоять на страже закона, согласно которому высшей ценностью являются права и свободы гражданина, человека.

И такой орган должен обладать нижеследующими качествами, без которых немыслим судья:

1. Въедливость. Въедливость относительно места каждой детали, каждого обстоятельства в общей цепи дела – ни одной детали, ни одного обстоятельства без внимания;

2. Широкий кругозор, эрудиция;

3. Ум, аналитические способности и, безусловно, мудрость;

4. Бесспорная логика рассуждений, выстраивающая единственно верный алгоритм, приводящий к истине, которая всегда одна;

5. Непоколебимая верность закону, стойкость, непреклонная воля в этом;

6. Уважение судьи к себе, как хранителю закона, которое нельзя путать с чванством египетского жреца;

7. Независимость от всего преходящего.

Как говорил Шерлок Холмс – «элементарно, Ватсон».

Но все эти качества совершенно не нужны, если судья начинает подчиняться техническому руководству своей судебной системы (а оно соответственно Основному закону страны может быть только таким), его циркулярам. Ведь при таком раскладе правосудие, стало быть, и суд, исчезает. Вместо него появляется конторка, где заседают не имеющие собственного мнения чиновники. Между тем, клерку простительно быть таким, он и должен быть таким, этого требует единоначалие, без которого немыслима работа государственного аппарата, классическим образцом которого является армия.

Но судья – не подчиненный начальнику чиновник, а суд – не колхоз.

Между тем, в последнее время, по моему мнению, вынесенному из собственной практики, наш суд все более превращается в какую-то конторку (если уже не стал), где рулит один босс.

Иначе, нельзя понять, как это почти все наши судьи разом отупели и потеряли способность нормально мыслить, растеряв все свои навыки? Они выносят такие вердикты, которые идут в противоречие не только с требованиями закона, но и вразрез элементарному здравому смыслу, ссылаясь при этом на Верховный суд республики, как на вышестоящее начальство, которое, как я полагаю, чудит не менее своих «подчиненных». О таких вердиктах я уже писал, и никто и ничто не изменит этого моего мнения, поскольку я все еще при трезвом рассудке.

Разве можно назвать судом то, как бы сказать помягче, учреждение, которое не смогло разобраться в целях и задачах вышеуказанной Программы, не узрело, в чем фишка?

Ведь ни один судья (во всяком случае, из тех, с кем мне довелось иметь дело) не увидел правового различия в процедурах переселения граждан из домов, которые признаны аварийными и непригодными для проживания, но не включенными в Реестр аварийных домов адресной Программы, и переселения граждан из домов, включенных в этот самый Реестр.

Если грубейшую ошибку аппарата Правительства республики, наблюдаемую в абзаце 11 раздела 3, которым установлено, что «гражданам, проживающим в жилых помещениях, подлежащих переселению, участникам Программы предоставляются жилые помещения по договорам социального найма из числа приобретенных жилых помещений в соответствии со статьями 86, 87, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации», еще можно оправдать недостаточным профессионализмом бюрократов, то никак нельзя понять суд, следующий этому чиновничьему абсурду.

Ведь здравый смысл порождает вопрос:

- если, согласно нашей адресной Программе, переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии со статьями 86, 87, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, то в чем необходимость в разработке и принятии этой программы?

Для выполнения же задач такого переселения, надо просто признать дом непригодным для проживания, и все. После этого остается только выполнить процедуру переселения граждан согласно статье 89 ЖК РФ. Не нужно никакой программы, никаких дополнительных расходов, выделения денежных средств.

МЕЖДУ ТЕМ, РЕСПУБЛИКЕ ДЛЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОГРАММЫ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ ВЫДЕЛЕНО ИЗ ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА 16 МИЛЛИАРДОВ РУБЛЕЙ. 4 МИЛЛИАРДА ВНЕСЕНО САМОЙ РЕСПУБЛИКОЙ. Городу, между прочим, досталось 4 миллиарда, которыми, как мне представляется, распоряжается отнюдь не Департамент жилищных отношений, а какое-то МУП «Агентство развития территорий».

Так что, из этой ситуации возникает весьма резонный вопрос:

- зачем попу баян?

ОДНАКО, ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ И ВЕРА В РАЗУМНОСТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЯ ПОДВОДИТ К ЕДИНСТВЕННО ВЕРНОМУ ВЫВОДУ, ЧТО ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ГРАЖДАН ПО ПРОГРАММЕ НОСИТ, ВСЕ ЖЕ, НЕ КОМПЕНСАЦИОННЫЙ ХАРАКТЕР, А ЯВЛЯЕТСЯ УЛУЧШЕНИЕМ ИХ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ, ЕСЛИ ОНИ ПРОЖИВАЮТ В МУНИЦИПАЛЬНЫХ КВАРТИРАХ. У собственников выкупается их имущество либо предоставляется (вот, как раз) им равноценное по площади жилое помещение в соответствии со статьей 32 ЖК РФ. Только в таком случае становится понятным принятие Программы переселения граждан из аварийных домов в соответствии с ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», только в таком случае можно понять необходимость в принятии региональных адресных программ по переселению граждан из аварийного жилищного фонда.

Так что, ссылка нашей адресной Программы на статьи 86, 87, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации совершенно необоснованна, тем более, прикрываясь частью 3 статьи 16 ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства».

Ведь в этой норме закона указано вот что: «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии с жилищным законодательством», и более ничего. Ни о какой статье 89 ЖК РФ речи не идет. А в ЖК РФ много статей, причем соответствующих целям и задачам переселения граждан из ветхого и аварийного жилья в масштабах всей страны.

Между тем, моя правота доказывается Обзором судебной практики, утвержденным 24 декабря 2014 года Президиумом Верховного суда Российской Федерации, в котором в абзаце 4 страницы 12 разъясняется, что «Федеральный закон № 185-ФЗ не относится к числу законов, на которые указывает отсылочная норма части 1 статьи 89 ЖК РФ».

Потому «гражданам… жилые помещения предоставляются по нормам предоставления».

И ВСЕ. ТОЧКА. НЕ ВЫРУБИШЬ ТОПОРОМ, НЕ ИЗМЕНИШЬ НИКАКИМ ЦИРКУЛЯРОМ. ЭТО ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

Но ситуации с нашей республиканской адресной Программой, искажающей в сути своей смысл курса федерального правительства, федерального закона, тем самым бесспорно противоречащей Конституции Российской Федерации, не видят ни депутаты, ни Конституционный суд республики, ни суд общей юрисдикции.

Депутаты, понятное дело, далеки от юриспруденции. У них свои заботы.

О Конституционном суде республики я даже не хочу упоминать, как о каком-то действенном органе. Мне он теперь представляется синекурой вышедших в отставку сотрудников правоохранительных органов или государственного аппарата. Это мое мнение.

А суд общей юрисдикции, не анализируя Программу в аспекте законодательства, переселяет, точнее, переселял (теперь уже нет, а почему, объясню ниже) горожан в жилые помещения, равноценные по площади ранее занимаемым ими квартирам в аварийных домах. Несмотря на то, что эти квартиры являются муниципальными. Суды проходили по искам, как самих граждан, так и Окружной администрации.

Между тем, в данном деле наблюдается и другой аспект, иной от гражданско-правового, в котором я, к сожалению, не будучи сотрудником правоохранительных органов, могу выразить лишь свои предположения, но которые, думаю, все же, заслуживают определенного внимания.

ДЕНЬГИ-ТО ВЫДЕЛЕНЫ НА УЛУЧШЕНИЕ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ, А ОСВОЕНЫ-ТО ОНИ ПРОСТО ПО СНОСУ, СОГЛАСНО СТАТЬЕ 89 ЖК РФ, ЧТО, КОНЕЧНО ЖЕ, НАМНОГО ДЕШЕВЛЕ.

Если образно сравнить, то это так – на закупку партии какого-то товара выделяется некая сумма без указания количества, соответственно и отчетность требуется лишь по расходам на всю партию, независимо от того, сколько куплено товара – два или три, десять, не имеет значения, главное, чтобы они были освоены, скажем так, по назначению. Это же сколько можно стырить, отпилить, притом, безнаказанно, если, конечно же, не иметь совести. Невольно вспомнишь Глеба Жеглова с его возгласом – «да это же Клондайк!».

Но если бы только одна эта закавыка с судебными делами, связанными с реализацией жилищных прав граждан! Есть еще один казус, порожденный глупостью, о которой я сказал в самом начале.

Перед новогодними каникулами я принимал участие в суде, на котором рассматривался иск гражданки к Окружной администрации Якутска о предоставлении ей жилого помещения. Дом, в котором расположена ее квартира, признан в установленном Правительством Российской Федерации порядке аварийным и непригодным для проживания, но ее не переселяют, вот, уже несколько лет. Но у меня, как с представителя, потребовали, кроме Акта, вынесенного Межведомственной комиссией, еще и справку, что дом представляет угрозу безопасности проживания гражданки в этом доме. «Если такой справки не будет, у меня в Верховном суде отменят решение об обязании Окружной администрации предоставить истице жилое помещение», - говорит судья и показывает мне несколько Апелляционных определений по аналогичным делам.

Уважаемые! Если такой подход – прости Господи, не идиотизм, то скажите, что является им? Да разве мало того, что дом официально признан непригодным для проживания? Ведь понятно, что в таком доме нельзя жить!

Зачем тогда, япона мать, Положение, утвержденное Правительством России, зачем тогда Межведомственная комиссия? Какого черта?! Коли без справки неведомо какой организации, все их документы, акты, положения – пустая бумажка?

Ах, вы хотите, чтобы дом был в таком состоянии, что в любую минуту на жильцов может рухнуть потолок или придавить их упавшими стенами? Но это ахинея, притом, очень и очень опасная. Нельзя доводить дом, уже признанный аварийным и непригодным для проживания, до такого состояния, когда каждая минута нахождения в нем чревато трагическими последствиями. Не дай Бог, он действительно обрушится, погребая под собой людей, не исключено, может быть и во время процесса. После этого уже никому из них не понадобится жилое помещение, поскольку на погосте оно не нужно. Ну, а все причастные лица, кто не переселял людей до этой катастрофы из такого дома, включая и судей, будут держать ответ. И, вот, тогда будет суд. Настоящий. Но уголовный. И будет «слава» на всю Россию.

Между тем, согласно Положению, утвержденному Правительством Российской Федерации, нет ни одной организации, кроме Межведомственной комиссии, которая могла бы дать справку (притом, дополнительно) о том, что проживание в аварийном доме, уже признанном непригодным для проживания, представляет угрозу жизни граждан. Где здравый смысл?! Но, здесь существенно то, что суды при таком раскладе никогда не обяжут Окружную администрацию расселить жильцов из ветхих домов. Не обяжут, пока граждане не будут погребены под развалинами рухнувшего дома. Ведь никто не даст справки, образно говоря, о том, что «масло масляное», ввиду абсурдности требования. А справки такой нет – нет и удовлетворения иска. Вот так выходит, уважаемые господа.

Безусловно, суд надо уважать. Но если он – не конторка, в которой заседают зависимые от начальства клерки, не имеющие собственной позиции, собственного мнения, а орган государственной власти, призванный осуществлять правосудие. Такой орган не в силах подмять под себя никому, тем более, волюнтаристу, волей случая вознесенного на вершину технического руководства сообщества судей, ибо свободный независимый человек, тем более, судья, никогда не приемлет крепостного права и не накинет на себя ярмо ничтожного раба. Но есть ситуация, при которой и не надо кого-либо подминать. Все по доброй воле. Это когда в судах процветает семейственность, то есть, когда свершение дел в храме правосудия становится, образно говоря, «семейным подрядом».

Посмотрите на нашу судебную систему. Я могу привести не один пример, не одно имя, когда чадо заседает в городском суде либо в каком-либо правоохранительном органе, а родитель или дядя, тетя - в Верховном суде, или наоборот, но может и быть так, что они совместно несут свой крест в одной конторке.

С таким положением нельзя смириться. Отсюда вечный наш вопрос – что делать?

Употребить верховную власть народа, выражаемую, как общественное мнение, истоки которого восходят к гражданскому мужеству одиночки, для которого права и свободы человека есть высшая ценность, за что надо стоять, как говорил протопоп Аввакум, «до самыя смерти». Сила народа, подобная ледоходу, взламывающему многометровую толщину льда, унося его обломки прочь, наливается мощью от такой непреклонной воли одиночки, как окиян-море разливается от ручейков и рек.

А оружие одиночки это – Правда.

Комментарии

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров