Успех 13:23 / 1.2.2016 4695

«Кризис – это твое время»

«Кризис – это твое время»
Текст: Денис АДАМОВ

YAKUTIA.INFO. В интервью газете «Ведомости» на прошлой неделе глава Якутии заявил, что вопреки кризису, в республике активно развивается легкая промышленность. Речь шла кожевенном, обувном, пищевом, а также мебельном производстве. «Мы и унты изготавливаем из оленьей кожи, мебель делаем, ювелирные изделия. Но местное производство все равно надо расширять. Здесь у нас резервов еще непочатый край», - были слова Егора Борисова.

То есть Борисов имел в виду, что легкая промышленность в республике развивается при поддержке региональных властей. Естественно, не обошлось упоминания, что все это делается в рамках импортозамещения.

В связи с этим мы решили разузнать: как обстоят дела у одной из старейших отраслей якутской легкой промышленности – мебельной?

ЕДВА НЕ УБИТЫЕ ТРАДИЦИИ

Легкая промышленность в Якутии была развита издавна. Якутские умельцы изготавливали собственноручно изделия самого разного предназначения – сельскохозяйственные орудия, одежду, украшения, мебель. Все это оказало влияние на становление той же мебельной отрасли.

В 60-70 годы в республике работала государственная мебельная фабрика под руководством знаменитого мастера Гаврила Павлова. В кризисные 90-е предприятие приказало долго жить, однако позже власти попытались оживить государственного производителя под брендом «Сахамебель».

В итоге госкомпания «Сахамебель» на начало 2000-х погрязла в долгах и также остановила производство. Предприятие опять попытались реанимировать, в том числе путем продажи его частным структурам. Предложение купить фабрику поступило, в числе прочих, предпринимателю и депутату Владимиру Федорову.

«Мне предложили за бешеный миллионы вместе с долгами за несколько лет приобрести фабрику, - вспоминает Федоров. – Но если бы даже у меня тогда были эти деньги, здание и вся остальная инфраструктура были настолько запущены, что я бы до сих пор не рассчитался за них. При этом никаких предложений в части поддержки или рассрочки не поступало – просто купить и внести деньги».

ЧАСТНИК ВРЕМЯ НЕ ТЕРЯЛ

А между тем частники, в отличие от неповоротливой госкомпании, времени не теряли.

Сегодня производители мебели сосредоточены не только в Якутске, но и во многих районах республики. Однако говорить о крупных известных брендах пока не приходится – в основном это мелкие предприниматели, делающие продукт для тех же внутренних потребностей районов.

Пожалуй, самым крупным игроком на сегодня является мебельная фабрика «Виктория». Компания «Виктория» известна якутянам как поставщик и продавец привозной мебели.

По словам Владимира Федорова, его дед Афанасий Семенович несколько лет работал на фабрике легендарного мебельщика Гаврила Павлова. Более того, двоюродный брат его деда Михаил Степанович в 1917 году во время Первой мировой войны в плен к немцам и учился столярному делу в Германии девять лет в столярном цеху. Там-то он и почерпнул многие полезные знания и навыки столярного дела, которые позже, спустя долгие годы неволи, привез в Якутию. Позже применил эти навыки в изготовлении борон, сеялок и мебели.

«Так что традиции мебельного производства у нас в крови, - смеется предприниматель. – А вообще «Виктория» уже 10 лет производит мебель. Начиналось все с производственного цеха в самом простом гаражном варианте. Мы пробовали делать корпусную мебель, мягкую мебель. Пока набивали руку, учились, приходило понимание и навыки того, что собой представляет мебельное производство. Это десятилетия накопления знаний, опыта и материальной базы. А теперь, чтобы отбить эти колоссальные вложения, нужны еще десятилетия».

Мебельная фабрика «Виктория» – это тысяча квадратных метров производственных площадей. О работе фабрики нам рассказывает директор Леонид Жданов.

«У нас работают три цеха, в которых трудится 20 человек, - рассказывает Леонид Альбертович. – Закуплено оборудование итальянских, немецких и японских производителей, а также из Китая. В месяц выпускается около 300 единиц мебельной продукции, которая полностью реализуется в салонах компании».

Кстати, оборудование примерно такого класса закупалось за счет бюджета для республиканской «Сахамебели» в начале 2000-х, когда власти пытались реанимировать государственную фабрику. Российского оборудования на фабрике фактически нет. Даже ткани, используемые для обивки, - сирийского и турецкого изготовления. Их заказывают на мебельных выставках, которые проходят в Москве.

Дерево, естественно, российское. Доски и ДВП везут из Иркутской области, а частично из районов республики – с лесоперерабатывающих фабрик на Пеледуе и Витиме.

Швейные машинки - японского производства
Ткани - турецкие и сирийские

По словам производителей, местная мебель ничем не хуже, а возможно даже лучше привозной. Во всяком случае, все производимое фабрикой живо раскупается в салонах «Виктории». Причины, по которым местная мебель популярна, могут быть: а) можно предъявить претензию конкретному производителю; б) можно сделать индивидуальный заказ – как по размеру, так и по дизайну.

Ну и зачастую местные кухни и диваны могут быть выигрышнее в цене.

«Естественно, качественная мебель из дорогих материалов всегда будет дорого стоить. Но мягкую мебель дешевле производить в Якутске. У нас очень логистика дорогая, ее дорого везти в собранном – паковать в контейнер и в собранном состоянии везти. Это создает большую наценку на товар», - говорит Леонид Жданов.

РАБОТА В МИНУС С РАСЧЕТОМ НА ПЛЮС

Тем не менее, пока что фабрика работает не в плюс, а минус.

«Да, сегодня мы работаем в минус. Закупка оборудования, строительство здания, обучение персонала, инфраструктура – это все деньги, время и усилия, - говорит Владимир Юрьевич. – Пока что фабрика себя не окупает, но мы планируем выйти на окупаемость. И если вы обратили внимание, мы всегда во все вкладываемся – в социальную политику, в детские центры, бани, экологические проекты. Это все будет работать на нас в будущем».

Более того, предприниматель не смущается того, что не может назвать конкретные сроки окупаемости: «Сегодня рынок настолько нестабилен, что я против таких долгосрочных планов, которые строят некоторые наши политики. На 10, 20, 50 лет вперед. Мы не знаем, как будет реально формироваться бюджет на следующий год! Хотя мы свою перспективу четко и конкретно видим, потому что ставим перед собой конкретные цели. Но говоря о рентабельности, я буду лукавить. Да, планировать надо, но планы должны быть реальными. Допустим, я планирую реализовать тысячу единиц диванов. Но какая выручка от этого будет, какой будет конечный продукт – этого мы с точностью прогнозировать не можем».

КРИЗИС – ВРЕМЯ ДЛЯ РОСТА?

У многих в этой связи возникнет логичный вопрос: если даже такой крупный предприниматель говорит о том, что пока что работает в минус, что говорить о других? О тех, кто хотел бы заниматься производством и искренне надеется, что у него это получится.

Тем более в нынешних условиях кризиса. «Кризис – время роста». Эти слова, звучащие как спасительная мантра, можно часто слышать с высоких трибун, да и просто от более-менее успешных бизнесменов. Но декларации – одно, а реальность – другое. Для большинства предпринимателей и вообще людей кризис – далеко не время для вложений, риска, развития. А наоборот, это повод ужаться, залечь на дно, а то и вообще «прикрыть лавочку».

Впрочем, сам Федоров на этот счет спокоен, и вот почему.

«Я с 1992-го года пережил неспокойные 90-е годы, четыре кризиса, дефолты, падение доллара, рубля, поэтому для меня этот кризис уже не знаю какой по счету. У меня есть железная практика: кризис – это твое время реализоваться. И работай так, чтобы тот задел, который ты сделал в кризис, остался у тебя. В последние 10-15 лет все кризисы, которые пришлись на нашу страну, республику, мы только и делали, что пахали. Не пускали слюни, делали свое дело, собирали людей, аккумулировали людей, работали себе в минус, расшибались, но – мы что-то делали. Бог видит тех, кто бежит впереди, расталкивая остальных локтями. Если не будешь делать, то останешься за бортом», - такой достаточно жесткой позиции придерживается он.

Действительно, установка о труде не покладая рук во многом верна. Но все-таки следует признать: производством в республике заниматься не то чтобы не очень выгодно – попросту накладно. Особенно в условиях кризиса. В принципе, и сам Федоров признает: если бы ценник на электричество и на газ отпустили, то рентабельность его производства повысилась бы как минимум на 10-15 процентов. То же самое касается и налогов.

«Мотивация должна быть за счет налогооблагаемой базы. Якутия должна сделать свои налоговые каникулы, помимо того, что сделал федеральный центр, - считает предприниматель. – Но когда мы говорим об уменьшении налоговой базы для предпринимателей в Якутске, нам сразу говорят о выпадающих доходах. Хорошо, пусть республика компенсирует – нет, не хотят. Причина в том, что в Госсобрании Ил Тумэн реальных предпринимателей, которые не представляют окологосударственный бизнес, совсем мало! Поэтому о каком развитии бизнеса можно говорить, когда первое лицо говорит: бизнес – это «купи – продай»? А те, кто начинают поднимать голову в производстве – на них внимания не обращают. Ну, развели китайский порошок с водой на государственные деньги – мол, вот молодцы, выпускают краску. Выпусти их на свободный рынок – что они смогут?»

Кстати, мы поинтересовались: в курсе ли он того, как сегодня работает государственная мебельная фабрика, которую когда-то пытались ему продать? А позже, при помощи государственных вливаний, пытались безуспешно реанимировать. «Я этим не интересуюсь, поскольку считаю, что надо уделять лишь внимание тому, что может послужить тебе примером», - последовал ответ.

Комментарии

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров