Лишь бы не было войны

17:29 | 4.12.2016 | просмотров: 1443 | Культура
Лишь бы не было войны
Текст:
Фото: автора

YAKUTIA.INFO. Пьесу Бертольда Брехта "Мамаша Кураж и ее дети" в постановке Андрея Борисова представили якутскому зрителю. Произведение  написано накануне начала Второй мировой войны, а действие  происходит во время религиозных войн между протестантами и католиками в первой трети семнадцатого века.

По словам театроведов, пьеса является одним из самых ярких воплощений эпического театра. Почему время этой пьесы для Саха театра пришло именно сейчас и в чем особенности постановки, - рассказывает ее режиссер постановщик Андрей Борисов.

Об основных идеях спектакля

Что примечательно, герои, представляющие воинов в начале спектакля, предстают в средневековых костюмах, но по мере развития сюжета они меняются на немецкую военную форму, затем перевоплощаются в нечто очень похожее на натовское обмундирование, а потом появляются и настоящие террористы. А бочки от нефти (кстати, компании ЮКОС) становятся  и пушками, и гробами, и церквами. Так же, как и кресты в руках одних - это символ веры, а в других - это меч.

А. Б. - Рождение этого спектакля имеет много причин - я уже на протяжении 15 лет думал о постановке этой пьесы.  Главная причина - это тема. Тема войны. Все говорят, лишь бы не было войны, а война идет. Говорят, что война это плохо, но говорят, что война и двигатель прогресса. Когда я попросил сценографа Михаила Егорова нарисовать, придумать, как будет выглядеть декорации, он предложил бочки. А бочки - это нефть. И сейчас идут войны за обладание ресурсами, да и фашизм имел не только идеологическую составляющую. И то, что происходит сейчас в Сирии в Арабском мире, - это еще и столкновение цивилизаций.  Брехт показывает именно метафизику войны. Но главное - это то, что страдают матери и дети.

Но если сейчас люди искусства согласятся, что война - двигатель прогресса, то война будет приобретать свою правоту и произойдет то, что я попытался показать в финале моего спектакля, - наступит апокалипсис.

В финальной сцене актеры уже выходят в химических халатах. И конечно, другой линией является тема спекуляции во время бедствий. Чем и занимается Кураж - ей нужна война, чтобы жить. И в этом парадокс. Но самое главное, нужно понять - только чтобы не было войны. А Брехт заставляет людей думать своими парадоксами. А есть еще и театральная причина. Это большая роль для Степаниды Борисовой (Кураж) - она за всю свою жизнь сыграла семь главных ролей. И для нее это уже второй опыт работы с Брехтом - 25-30 лет назад она играла в другой моей постановке по Брехту "Добрый человек из Сезуана".  

О музыке и зонгах

Эти зонги в спектакле звучат очень свежо - им придали форму якутского тойука. Актеры как будто бы несколько отходят от роли, и обращаясь к зрителю, начинают распевать эти куплеты, что является и отражением некой карнавальности, которая присутствует в пьесе. 

А.Б. - У Брехта в пьесе есть зонги. Они есть почти во всех его пьесах. И для каждой из этих зонгов есть определенная музыка, написанная композитором Диссау. Но она соответствует только брехтовскому театру. Сейчас она мне показалась не совсем подходящей. Но по условия правообладателей, музыка Диссау обязательно должна быть. И поэтому мы прослушали много его музыки и подобрали ту, что нам показалась соответствующей нашей постановке. И таким образом мы еще и открываем этого композитора для публики.

Пьеса - как история театра так и веха в истории "Саха театра"

 А.Б. - "Мамаша Кураж" - это и история театра. В ней Брехт отразил и разнообразие театральных жанров. Есть драма, комедия, реализм, сюрреализм. А Брехт умеет подать все эти "измы"в одной пьесе. А самое интересное, что это эпический театр. И наш театр тоже эпический. И здесь я еще попытался довести пьесу до шекспировской трагедии - трагедия матери, трагедия мира.

 Еще этот спектакль для нас - это и подведение итогов лирико-эпического театра, которым до этой постановки был Саха театр. А с этого спектакля начнется совершенно другая работа. Нам нужен другой репертуар - парадоксальный. Мировая драматургия светится всеми цветами радуги - и нам нужно переключаться на интеллектуальный театр.  Например, на Пиранделло, Сартра, Камю, Кафку, Ионеско, Беккета. И я всегда мечтал  ставить этих великих драматургов.

 

Комментарии
Наверх