Работа как смысл жизни: студия Семена Ченянова

15:00 | 23.5.2017 | просмотров: 966 | Культура
Работа как смысл жизни: студия Семена Ченянова
Текст:

YAKUTIA.INFO. ​Семен Ченянов — известная личность в музыкальной индустрии Якутии. Композитор, певец и аранжировщик, он охватил своими прекрасными музыкальными произведениями всю эстраду северной республики.  А кто не мечтает попасть к нему в его творческую студию? «Предприниматель Якутии» взял интервью у якутского маэстро музыки, чтобы  узнать, чем дышит и живет бизнес в музыкальной сфере, как должна работать настоящая студия и многое другое.

Хотела бы сначала спросить, Вы ведь давно занимаетесь музыкой?

— Да, с 15 лет. После девятого класса поступил в музыкальное училище им. Марка Николаевича Жиркова на дирижёрско-хоровое отделение. Два года проучился и начал помогать своим учителям-наставникам Светлане Александровне и Егору Ильичу Неустроевым в колледже культуры. Вот тогда я себя и нашел как педагога. Я начал работать с детьми, просто учил их как правильно петь. С этого и все началось.

Когда именно Вы начали своё дело?

— Я в 2004 году съездил в командировку в Сунтарский район. Там познакомился с Викторией Ивановной Мойтохоновой, руководительницей детского вокального ансамбля. Там уже начал воплощать свои новые идеи, и все получалось к моей радости. В 2007 году открыл свое дело. Получается, с 2003 года сочиняю песни в разных жанрах, начиная от инструментальной музыки. Вскоре уже начал писать большие произведения. Мои друзья просили написать для них песни, и я соглашался. Затем эти песни стали звучать на радиостанциях Якутска, стали хитами и у многих они вызывали восторг. И я в таком вот творческом полете открыл свою первую студию. Позвал и отобрал талантливую молодежь. И вместе с ними начал работать. Тогда нас было пятнадцать человек. Сейчас они уже известные артисты якутской эстрады. Еще в то время мы пошли на кастинг интерактивного конкурса «Сана ырыа». Очень волновались, потому что это был наш первый опыт. И к нашей радости, мы все прошли кастинг! Этот проект дал нам огромный толчок вперед. Тогда я уже нашел свою методику преподавания.

Сколько человек работают сейчас в Вашей студии и как у Вас ведется работа?

— (Смеётся) Я в основном сам один работаю. Везде всё всегда делаю сам: я же педагог, я же аранжировщик, сам же и продюсер, сам же записываю всё, учу и сочиняю. Дело в том, что собрать команду очень сложно. Специалистов очень мало, творчество — это очень тонкое дело. Потому что со всеми надо найти общий язык и создать тандем, тогда только получается. За 12 лет, которые я работаю, у меня появилась постоянная своя команда, которая занимается теми вещами, которые я сам не умею. Это фотографы, видеографы, рекламщики. Получается, я с ними уже всю жизнь дружу, и мы все вместе растем с каждым разом. Нас всегда вдохновляет что-то новое. Находим, ищем и создаем.
Если честно сказать, я все это организовал не для того, чтобы зарабатывать деньги или стать известным. Это все исходит от души. Ведь то, что создано для души, оно чистое, душевное и искреннее. Люди это понимают и чувствуют.

То есть получается, что Ваша миссия делать музыку для народа?

— Как сказать. Я пока ещё не понял, потому что молод для этого. Может сейчас я это делаю ради удовольствия. В последнее время понимаю, что многие говорят мне, что то, что я создаю, становится богатством народа Саха. Музыка, духовность. Я рад этому. Просто надо много работать над собой и не останавливаться на достигнутом. Все об этом говорят, все это понимают. Но дело в том, что у человека бывает так, что возникает«планка». Люди достигают этой «планки» и дальше уже не ставят целей. Мне не хотелось бы останавливаться на этом.
Я сейчас много сочиняю, и по многим направлениям в музыке: попсовая, классическая и т.д. В этом году я даже попробовал себя в оркестровой музыке. Симфоническая музыка- это новое направление для меня. Меня уже заметили в центральной России: Москве, Санкт-Петербурге. Известные музыканты уже просят написать им песни. Но недоделанные вещи я не хочу показывать, их нужно довести до совершенства. Многие люди придерживаются сроков и зациклены лишь на этом. Для меня наоборот — время ценно. Если взялся за дело, то доведи его до совершенства. Совершенство – это самое главное во всем мире. Вот, например, японцы доводят всё до совершенства. Для нашего народа саха, это слово тоже значит многое. Дело в том, что наши предки такого принципа и придерживались. Например, народные мастера, писатели Кулаковский, Ойунский доводили все свои работы до совершенства, поэтому это всё сохранилось и осталось.

А как у нас в республике обстоит дело с авторством?

— В Якутии, честно говоря, понятия авторства или патента нет. Если кто-то создает что-то новое, технику или что-то материальное, это возможно. Но на песни… В Москве можно оформить авторство и получить лицензию. Тогда у тебя есть полное право продать эту песню.

Значит, авторское право на песни оформляется только через Москву?

— Да, только через Москву, здесь такого нет. А мы можем авторство таким путем сделать: песню на диск записал и себе же его посылкой отправляешь. И потом в суде только этим можно доказать авторство.

Тогда получается, много проблем оказывается с авторством?

— Да-да, существует много проблем. У нас нет, например,такого, что, если у меня сто с лишним песен и их каждый день заказывают на радиостанциях. Они же за деньги заказывают, но мне за эти песни денег не выплачивают. У нас в Якутске это не развито, да и всё делается для души.

А Вы сами не продавались в Москве, скажем?

— Нет. Доведу себя до совершенства тогда и попробую.

Как тогда происходит процесс передачи песни артисту?

— Я записываю песни, если мне нравится человек, его голос, и я вижу, что он мастер своего дела, то тогда отдаю песню, а потом мы создаем аранжировку. Это целый процесс. Мы от самого процесса получаем удовольствие. И потом отдаем на радио. Вот и всё.

Т.е. никакой договор не подписываете?

— Бывает так, что если я продюсирую группу, у меня сейчас как раз новая группа, то с ними я подписываю контракт. Все думают, что артисты много зарабатывают, а на самом деле это не так. Может, только на корпоративах. Но это немного. У нас население небольшое, полные залы не соберешь. Всегда когда концерты устраиваем, то мы на миллионы уходим в расход. Я два-три раза сам делал концерты, и расходов выходило почти на миллион. Где-то девятьсот тысяч . Посудите сами: на аренду мы отдаем за один вечер в Театре оперы и балета около трёхсот шестидесяти тысяч. Представьте себе, триста шестьдесят тысяч просто отдаем за вечер! Потом свет, звук, когда нанимаем, всё это тоже выходит около двухсот тысяч. Плюс реклама на телевидении и на радио, за что приходится платить. Это огромные деньги.

А студия Ваша, конкретно, чем занимается, можете разложить по полочкам?

— В основном я занимаюсь пропагандой якутской музыки. Все это делается для молодежи, чтобы они знали свой родной язык, культуру, духовность. Я замечаю, что в школах и других учебных заведениях им не хватает тесного, близкого общения. У меня в студии мы как раз-таки и общаемся. Сидишь и разговариваешь с ребенком, он как взрослый человек, всё понимает. И когда ставишь перед ним определённые цели, и он их достигает, ты видишь в его глазах азарт, и ребенок дальше хочет уже сам работать. Это и есть мотивация. При этом он узнает свой язык, культуру, духовность и от всего этого он растет как личность.

А сколько детей к Вам ходит?

— По-разному. Дело в том, что у меня за 12 лет одни и те же воспитанники, кто-то 9 лет ходит, кто-то 6 лет. Они мне уже как родные. Поэтому новый набор почти не делаю, много детей я не хочу.

Но желающих попасть к Вам, наверное, много?

— Желающих очень-очень много. За 12 лет работы, можно с уверенностью сказать, что результаты есть. Я люблю доводить все до конца. Если я взял человека, и дал слово сделать из него певца, то так и будет.

А как узнаете, что у ребенка есть талант?

— Одним талантом человек далеко не уйдет. У всех бывают какие-то странные «движки» внутри. Я иногда это чувствую. Если у человека есть этот «мотор» внутри, то его можно заводить. Я нахожу таких людей. Слух у них интонационный и ритмический. Кто-то может сказать про другого «голоса нет!», но это не так. Этому можно научиться. Это так же как научиться читать и писать, или умножать и делить.

Любому человеку можно научиться петь?

— Да, точно также можно научиться и петь. Просто открывается другая сторона человека. У человека ведь два полушария мозга. Когда человек занимается творчеством, у него начинают работать оба полушария. Так в обычной жизни мы используем только 30% возможностей своего мозга. А когда человек творчеством занимается, то расширяются его возможности. Мозг — это уникальный компьютер у человека.

Если у человека нет врожденного слуха, то он тоже может научиться петь?

— Да (улыбается). Мне кажется, если человек слышит, либо видит, то он обязательно сможет. Так как музыка — это чувство. У человека есть чакры и через музыку они светятся.

Назовите певцов, которые вышли из Вашей студии?

— Их очень много (смеется). Я горжусь, например, творчеством сестер Розалины и Ирены Файрушиных. В прошлом году у нас был юбилей студии. Праздновали десятилетие, и мы посчитали, что 46 человек известны в республике и работают сейчас на эстраде. Но, помимо этого, у меня есть выпускники, которые очень хорошо поют, но нашли себя в другом поприще. Кто-то стал педагогом музыки, кто-то бизнесменом. И всё благодаря именно тому, что я им дал полёт души. То есть музыка открывает сущность человека, его внутренние силы.

Каким из своих проектов Вы наиболее гордитесь?

Все проекты, которые я делал, они сами собой очень хорошие. Хорошо, что пока нет больших промахов. Но я человек, и могу тоже ошибаться. Также занимаюсь благотворительными проектами, где я помогаю детям-инвалидам. Именно вот этими проектами я горжусь в первую очередь.

У Вас не было ещё промахов. В чем заключается эта успешность?

— У каждого человека свои слабости. Например, если я ленюсь и не хочу работать, я говорю артисту, что сегодня мы не будем записывать песню. А певец — то, который пришел к нам записываться, он уже настроен открываться. И если я, например, перенесу запись, то на следующий день он придет уже с другим настроем. Получается, мы просто упустим возможность поймать нужный момент, который помог бы нам создать нечто прекрасное и изумительное. Вот здесь я могу ошибиться.

А как Вы бы себя больше охарактеризовали? Вот Вы сами поете, пишете песни, продюсируете. Из этих ипостасей кем Вы являетесь более всего?

— Руководителем. Дело в том, что всеми этими процессами надо руководить. Правильно руководить и ставить время и путь.

А руководить сложно?

— Да! Я работаю с людьми и я требовательный. Тем более, если я знаю, что этот человек умеет что-то и у него есть определенные навыки. Бывает, он не пользуется всеми своими навыками до конца или что-то не доделывает. Я всегда люблю выжимать из человека все 100% их таланта и возможностей. Человек всегда должен самосовершенствоваться, а не так, чтобы взялся за дело и «ладно там, что получится, то и получится». Он должен конкретно работать именно над этим. Я тоже требую от себя этого. Но я тоже человек и иногда болею. Если у человека температура, то, как ты пойдешь работать! Но на самом деле мало таких моментов. Это из-за того, что я всё время занят, «болеть – грех». И дело в том, что порой забываешь даже поесть (смеется). Иногда домой прихожу к десяти – двенадцати, и не успеваю покушать.

Вы поддерживаете молодых авторов?

— Я с самого начала занимаюсь этим. Я помогаю людям раскрыться. У меня в студии почти половина детей сами сочиняют песни и стихи. Я всегда их поддерживаю. И если какие-то ошибки есть, то я их не ругаю, а отношусь к этому очень тактично.

Получается только подталкиваете?

— Да. Молодые люди очень тонкие натуры. Их нельзя ругать. Когда они молоды, они должны учиться, в этом и суть. Ведь ругать и учить это разные вещи.

У Вас основной костяк уже есть. Не хотели ли Вы расшириться, чтобы и другие желающие могли к Вам прийти?

— Я думаю, что качества не будет. Если будет, допустим, 100 детей, то я не всем же смогу уделять время, у меня просто-напросто не будет времени.

Насчет аранжировок к Вам, наверное, много людей обращаются?

— Обращаются. Как я сказал до этого, я сам выбираю, не всем подряд делаю.

А в городе у нас сколько таких композиторов?

— Аранжировщиков много. А именно профессионалов своего дела мало. Лишь поштучно. Которые долго и качественно работают, их буквально по пальцам пересчитать, пять – шесть человек.

Что Вы хотели бы пожелать нашим читателям.

— Самое главное, не останавливаться, идти вперёд и никогда не сдаваться. Дело в том, что это творчество и бывает такое, что тебя могут понять, либо не понять. Бывают огорчения и провалы, но и тогда не нужно падать духом. Надо пробовать заново. Если есть желание достигать какой-то цели, то достигай эту цель любой ценой. Иди конкретно к ней. Борись за неё! И ты получишь свой результат. Мы всегда куда-то спешим, и у всех большая проблема в том, что люди боятся ошибаться, чтобы не показаться глупым или разочароваться. Из-за этого много ограничений у людей. Надо придерживаться принципа «если я хочу этого, то я добьюсь этого! А если не достигну желаемого, то я не буду счастливым». Но это требует много времени и терпения. К сожалению, я наблюдаю, что молодёжь любит очень быстро и легко всё получать. Но это неправильно. Надо ведь этим жить и работать.

 

Комментарии
Наверх