Жизнь 8:00 / 9.11.2017 1940 4

Житель Урала, пострадавший от медицинской халатности, попросил помощи у якутских журналистов

Житель Урала, пострадавший от медицинской халатности, попросил помощи у якутских журналистов
Текст: Тимофей ЕФРЕМОВ

YAKUTIA.INFO. За поддержкой к якутским журналистам обратились жители города Березники – пострадавший от халатности медицинского персонала Николай М. и его представитель-юрист Владимир Затонский.

В настоящее время Николай является инвалидом – у него ампутированы обе ноги. К таким печальным последствиям, со слов его адвоката Владимира Затонского, привело равнодушное и халатное отношение врачей. Подробности этой вопиющей истории мы опишем ниже.

Причиной обращения в «Якутия.Инфо», по словам адвоката Владимира Затонского, стало отсутствие внимания и интереса к произошедшему со стороны местных СМИ города Березники. Не удалось достучатся и до федеральных изданий, поэтому обратить внимание на свой вопиющий случай решили через региональных журналистов.

Представитель-юрист Владимир Затонский

- Не получив поддержки у наших местных и федеральных СМИ, я решил поискать выход на региональные издания, - прокомментировал адвокат Владимир Затонский, - В ходе поиска в интернете я наткнулся на статью ««Трудности перевода»: история о заботливой дочери, отзывчивых врачах и системе здравоохранения», опубликованную на сайте «Якутия.Инфо». Статья описывала ситуацию, частично схожую с нашей. При этом, судя по количеству просмотров, она привлекла большое внимание. Поэтому я решил обратиться к вам, чтобы обратить внимание на вопиющий случай, произошедший в одной из больниц в городе Березники.

А случай действительно шокирующий. Представьте себе – человек, поступивший для оперирования в больницу с диагнозом «острый тромбоз артерий сосудов левой ноги», в итоге лишился обеих ног. Хронология этого жуткого события, как следует из письма на имя генерального прокурора России Юрия Чайки, развивалась следующим образом.

7 мая 2013 года в 11 часов дня Николай поступил на лечение в стационар больницы с диагнозом «острый тромбоз артерий сосудов левой ноги». После длительного получения направления к хирургу около 15:00 больного положили в палату.

«Медицинская сестра поставила ему капельницу и ушла. Другого лечения в этот день не проводилось. Поскольку в больнице не оказалось дежурного сосудистого хирурга, операция по удалению тромба не была проведена. В результате этого за ночь кожа на подошве ступни и пальцы на левой ступне у Николая омертвели», - отмечается в письме к генеральному прокурору.

30 мая 2013 года врач больницы выдал направление на проведение операции по аутодермопластике (пересадки кожи с левого бедра на подошву левой ступни) и операции по удалению пальцев с левой ступни. В этот же день Николая привезли в больницу для проведения операции.

Непродолжительная операция состоялась в девять часов утра 18 июня 2013 года. Сразу же после неё врачи положили прооперированного Николая на койку в палату отделения для проведения процедуры обдува бедра, с которого была снята кожа для пересадки на ступню левой ноги - эта процедура описана в письме следующим образом.

«Пациент видел, как проводили аналогичную процедуру над его соседом по палате. За спинку кровати на безопасное место от тела пациента ставился табурет, на него устанавливался обогреватель».

Однако рядовая медицинская процедура превратилась в экзекуцию. Как следует из описания событий, изложенных юристом Владимиром Затонским – «койка Николая находилась в углу палаты, соответственно спинка кровати упиралась в стену, и за ней не было возможности поместить табурет для обогревателя. Поэтому медицинская сестра поставила обогревательное оборудование – тепловентилятор – прямо на матрас в упор к донорскому месту левого бедра прооперированного пациента, откуда была снята кожа, и накрыла пациента одеялом. Между матрасом и обогревателем она оставила щель на 10 см, чтобы в нее проходил горячий воздух, включила оборудование в сеть и ушла.

Всё вышеописанное в итоге и привело к печальным последствиям. Дело в том, что пациент Николай находился под действием наркоза и ничего не чувствовал в течение двух часов, пока действовал наркоз. Затем он почувствовал сильное жжение и боль на левом бедре от воздействия горячего воздуха, нагнетаемого обогревателем, и стал кричать.
Здесь ситуацию, со слов Владимира Затонского, усугубили следующие обстоятельства.

«Поскольку была пятница, врач всех больных, которые могли ходить, отпустил домой. В палате никого, кроме Николая и его соседа, не было. Сосед по палате не мог встать, чтобы отодвинуть «обогреватель», в то же время мой клиент Николай из-за действия наркоза тоже не мог пошевелиться, чтобы самостоятельно убрать «обогреватель». Они оба целый час звали на помощь. Наконец около 12:00 часов дня пришла та самая медсестра, которая ставила «обогреватель». Она отказалась назвать свое имя и фамилию по требованию моего клиента, а просто выключила «обогреватель» и убрала его от ноги».

Последствия такой «терапии» оказались жуткими. За три часа обдува горячим воздухом на бедре левой ноги Николая появился ожог, как указано в последующих жалобах – «длинной 25 см. и шириной 9 см. как оказалось, ожог был третьей степени. Он начинался от колена и заканчивался выше донорского места». Ногу, грубо говоря, частично зажарили в живую.

Тем не менее медицинская сестра позвала хирурга для осмотра места ожога на бедре. Выводы хирурга оказались парадоксальными.

- Знаете, что сказал хирург? Он заявил, что это аллергия! Медсестра, следуя указаниям специалиста, побрызгала место ожога жидкостью, название и назначение которой нам так и не удалось установить. После этой процедуры врач и медсестра ушли. Однако в результате обработки этой жидкостью по всей площади ожога у моего клиента пошли волдыри размером с куриное яйцо. Сразу после этого Николай позвонил своей дочери и сообщил, что ему сожгли ногу. Дочь быстро приехала, пересняла ожог и попыталась поговорить с руководством больницы, но ей этого не удалось. На следующее утро врачи срезали на ноге пациента волдыри и сделали ему перевязку. Однако другого лечения ожога ноги Николаю за все время нахождения в стационаре оказано не было, - прокомментировал юрист.

Через несколько дней Николай, недовольный ситуацией, предупредил врачей, что обратится с жалобой на их незаконные действия в прокуратуру. После этого пятого июля 2013 года Николая выгнали из больницы со стационарного лечения.

Должного лечения ожога Николай не получил. Мало того правильный диагноз – ожег был установлен лишь через 20 дней. До этого Николая лечили от аллергии. Из-за неверного диагноза место ожога стало гноиться. На перевязки в больницу ему приходилось добираться самостоятельно из своего отдаленного района. Заболевание обострилось – возникли гнойные язвы ступни и бедра левой ноги.

Николай просил врачей провести должное лечение обострившегося тромбоза, но ему неоднократно отказывали. В итоге его состояние ухудшалось – 26 сентября 2013 года левую ногу ампутировали.

Однако на этом страдания жителя города Березники не закончились. 18 мая 2016 года, как следует из письма генеральному прокурору России, у Николая заболела ступня правой ноги. Ступня мерзла и покалывала, он сразу же вызвал скорую помощь. Скорая приехала быстро, врачи провели осмотр правой ноги и установили, что нижняя конечность от колена до кончиков пальцев была холодная. Был поставлен диагноз - «эмболия и тромбоз глубоких вен правой голени».

В ту же самую больницу житель Березников поступил в 17:40 в тяжелом состоянии. Однако дежурного сосудистого хирурга в отделении не было, на работе присутствовали только несколько медсестер, поэтому проводить экстренную операцию по удалению тромба было некому. Был проведен визуальный осмотр ноги.

Больного поместили в палату, поставили капельницу. Однако боль с каждым часом усиливалась. Поэтому Николай позвал медсестру. Затем его спустили в реанимацию, сделали ему укол наркоза в позвоночник, привязали за лямки, и ушли, оставив его в таком положении на всю ночь.

- После наркоза мой клиент не чувствовал ногу. Оказалось, что за ночь тромб оторвался и дошел до паха. Согласно записям, в медицинской карте от 19.05.2016г. «в 5:00 состояние Николая тяжелое. Правая нога синеющая, прохладная до н/з бедра. Движений в стопе нет. Пульсации на ПБА и ПКА нет». 19 мая 2016 года на следующее утро сосудистые хирурги пришли на смену, скинули простынь, развязали лямки, осмотрели ногу Николая. Они обнаружили, что за ночь нога вдвое распухла и омертвела, и сказали моему клиенту, что необходимо ампутировать ногу или он умрет.

Далее Николая перевели в другую больницу, где он находился с 19 мая 2016 года по 22 июля 2016 года.

«Ампутацию правой ноги провели 19.05.2016 года. Однако шов на культи правого бедра не заживал и гнил. 7 июня 2016 года культя бедра правой ноги была ампутирована», - указано в письме к генпрокурору России.

Владимир Затонский, как представитель пострадавшей стороны, требует привлечь к ответственности всех, кто проявил преступную халатность.

- До сих пор Николай чувствует сильный моральный дискомфорт, поскольку благодаря некачественной и несвоевременной медицинской помощи на всю жизнь лишен нормального образа жизни. Из-за полученных увечий он никогда не может больше заниматься спортом, хотя раньше до ампутации вел активный образ жизни, занимался спортом, любил бег. Из-за непрофессиональных и бесчеловечных действий врачей Николай, который раньше был грамотным и профессиональным водителем и до встречи с врачами работал по специальности, теперь даже не может сидеть. Он может лишь лежать. Он лишен возможности работать по специальности и потерял смысл жизни, - отмечает юрист Затонский.

В настоящее время нами предпринимаются все законные меры для восстановления справедливости и привлечения врачей к ответственности. Однако для содействия в достижении поставленной цели требуется привлечение общественного внимания.

В Якутии подобные страшные случаи, увы, также происходили и происходят. И если мы не будем бить тревогу в связи с этим, подобные трагедии будут происходить дальше. Мы будем продолжать освещение этой и других проблем в сфере медицины в нашем издании.

P.S: Для тех, кто хочет оказать личную поддержку Николаю, а также содействовать в освещения данной истории предоставляем контакт его юриста: Затонский Владимир Александрович, город Березники. Телефон 89091023678, электронная почта: vlad.zatonsky@yandex.ru

Схожий случай произошел в Якутске

Напомним, что наша прошлая публикация описывала ситуацию с Ольгой Лыхиной и её мамой Галиной Лука. Три года назад 15 ноября 2014 года к нам обратилась жительница Якутска, Ольга Лыхина. Она сообщила, что её мама Галина Лука находится в тяжелом состоянии - последствие инсульта, тромбоз вен – критическая ишемия правой стопы. Галину Лука положили в Центр экстренной медицины - РБ№2.

Ольга Лыхина дочь Галины Лука

Прогноз медиков был пессимистическим – состояние будет ухудшаться, требуется операция по удалению тромба, но её проведение требует специальных условий, поэтому в качестве альтернативы предлагалась ампутация ноги. Необходимую операцию можно было провести в Республиканской Больнице №1 (Медцентр).

Ольга Лыхина добилась разрешения на госпитализацию в Медцентр, но её были готовы принять в только в понедельник. Однако Ольга решила, что врачи теряют драгоценное время, поэтому требовала скорейшего перевода в Медцентр в субботу, а не в понедельник. Получив отказ она обратилась в редакцию «Якутия.Инфо».

– Нам отказали в переводе в субботу, категорический не хотели принимать, делая акцент на том, что у них только плановый прием. Сказали, что у них нет дежурных врачей именно в сосудистой хирургии. Я ходила к Петрову, он сказал «нет, только ампутация – возраст такой, что уже иначе не поступить». Оказывается, это очень затратная операция, при этом, конечно же, высок риск летального исхода. Есть от этого некоторое разочарование, будто они не хотят портить свою репутацию.

- Вы считаете, что ваши активные действия и призыв к общественности были оправданы?

- Я понимаю, что у медиков своя точка зрения у них своё отношение к происходящему. Таких пациентов много, и к каждому сердобольным быть не получается. Но будь это ваша мама, вы бы сделали всё то же самое, что я делаю сейчас – правильно ведь? Вы или кто-либо другой тоже ради своей мамы многое сделал бы. За выходные нам сделали полное обследование: кардиолог, эндокринолог, УЗИ, гастроэнтеролог, невропатолог. А если бы мы только в понедельник поступили, это опять, сколько бы времени прошло? И скорей всего состояние ухудшилось, и диагноз поставили бы только - «ампутация». На мой взгляд, уже стоял бы вопрос не о спасении ноги, а спасении её жизни, потому что необходимое время упустили бы. У неё почему нога поддалась реконструкции? Потому что за эти выходные она не омертвела окончательно. Потому что я добилась, чтобы её в субботу приняли и поставили необходимые капельницы, уколы, которые кровь разжижают. На инсулин перевели, потому что сахар у неё высокий был.

За комментарием по данному случаю, мы обратились к заместителю министра здравоохранения Людмиле Вербицкой.

- Я встречалась с Ольгой Лыхиной и знаю о состоянии её мамы. Её консультировали специалисты. Я договорилась, чтобы её сначала посмотрели специалисты, провели терапию и положили в кардиологию в понедельник.

- Как нам объяснила Ольга, состояние её мамы ухудшалось, и она хотела, чтобы её быстрее перевели в отделение кардиологии в Медцентре для проведения операции по удалению тромба, и здесь важно время.

Замминистра здравоохранения Якутии Людмила Вербицкая

- Я по-человечески полностью понимаю её переживания. Здесь эмоциональный фактор. Но тут нужно понимать, что есть случаи экстренные, где требуется действовать быстро, и есть плановый подход. В данном случае мама у Ольги не «экстренная». Она находиться в тяжелом состоянии уже длительное время. Понимаю, что там на 75% нарушения питания (кровью) в ноге. Но это нарушение питания в ноге было и месяц назад, и два месяца назад. Двое суток там ситуацию не изменят. Здесь не идет речь о часах или днях, они здесь ни чего не решают.

- Тогда почему её перевозили из РБ№1 в РБ№2 и обратно?

- То, что её из одного учреждения переводили в другое на консультации, – это не «перепинывание». У Галины Лука состояние очень тяжелое, у её несколько заболеваний, а у каждого специалиста своя специфика. И они между собой решили провести сначала лекарственную терапию для того, чтобы свертываемость крови привести в соответствие, чтобы не началось другое тромбообразование. Там не всё так просто, сразу без подготовки сосудистые хирурги её не возьмут. Её сейчас как раз таки спасают от ампутации. А то, что родственники говорят – «сегодня, сейчас», чтобы они ни делали – они, я или врачи моментально состояние этим не исправят. Здесь суть не во времени. Суть в том локальном процессе, который у неё уже происходит. Состояние не требует экстренной, скорой помощи, это не угроза жизни сиюминутная. У неё состояние уже хронически тяжелое. Но понять Ольгу можно, здесь эмоции большую роль сыграли.
***

На тот момент публикация в «Якутия.Инфо» помогла обратить внимание на ситуацию и посодействовать более быстрому переводу пациента из одной больницы в другую для проведения необходимой операции.

Комментарии

  • 10:01 / 9.11.2017

    Табаахтааман, табаах тардаччыларга тромбоз уонна маннык омертвение ног 8скуур особенно эр киьигэ

  • Я
    10:46 / 9.11.2017

    Жесть какая!!!

  • Татьяна
    15:34 / 9.11.2017

    В таких спорных ситуациях привлекают независимого эксперта,к примеру профессора кафедры сосудистой хирурги с другого региона.В случаях с Николаем М.болезнь в запущенном состоянии,обратились только в критический момент.Конечно,медиц.халатность не отрицаю.М/с и отсутсвие действий со стороны дежурных врачей .Но наше здоровье в наших руках.Не запускайте свои болезни до крайней стадии,когда только ампутация показана.Всем желаю здоровья и беригите себя!

  • Татьяна
    15:37 / 9.11.2017

    берегите *

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров