Политика 12:45 / 13.2.2018 2268

Валерий Протопопов: Якутия должна продвигать себя через народную дипломатию

Валерий Протопопов: Якутия должна продвигать себя через народную дипломатию
Текст: Денис АДАМОВ
Фото: героя материала, ЯСИА, Dnevniki.ykt.ru

YAKUTIA.INFO. 10 февраля в России отмечается важный профессиональный праздник — День дипломатического работника. Профессия дипломата всегда было особенной в нашей стране, а в свете последних политических и экономических событий ее роль только усиливается. Не является исключением и Якутия — в республике профессионалы в этой сфере тоже нужны и, судя по всему, становятся еще более востребованы.

Наш сегодняшний герой — человек с карьерой, не совсем типичной для обычного госслужащего. Долгое время жил и работал за границей, но всегда рвался домой —не характерно для молодого и перспективного специалиста. О профессии дипломата в России и Якутии, о понятии «родина», о трудностях и перспективах республики во внешнем мире мы поговорили с заместителем руководителя Департамента по внешним связям республики Валерием Протопоповым.

ПОНЯЛ, ЧТО НЕ ХОЧУ БЫТЬ ПЕРЕВОДЧИКОМ

Валерий Николаевич, с чего все началось?

В школьные годы я был отобран среди детей, которых отправляли учиться за границей. В девятом классе я уехал учиться в Оксфорд в составе группы из 30 школьников. Тогда выбирали отличавшихся способностями в той или иной сфере. Я был математиком. Проучившись около полугода, я бросил учебу в Англии – не понравилась организация образования — нас учили в основном языку, а математике и другим предметам почти не уделяли внимания. Наверное, я был первым и единственным, кто сделал это по собственному желанию. Вернувшись в Намскую гимназию, обнаружил, что от математики сильно отстал, зато понял, что будущее за иностранными языками, за обращенностью на внешний мир.

Да, тогда считалось, что на этом можно сделать хорошую карьеру.

О карьере тогда не думал — мне просто хотелось интересную работу. Хотел стать переводчиком. Я поступил в Хабаровский государственный педагогический университет по направлению «Корейский язык».

Как вы стали дипломатом?

Во время обучения в вузе я прошел практику в школе и университете и понял, что педагогическая деятельность — не для меня. Я был бы плохим педагогом. Поэтому после выпуска я пришел в Министерство внешних связей Якутии, без каких-либо подвязок и лохматых рук, но с красным дипломом. За время работы меня оценили как хорошего специалиста, и в 2003 году руководство направило меня на учебу в Дипломатическую академию Министерства иностранных дел. Во время учебы я всегда держал связь с МВС. Помогал в Москве чем мог, начиная переводами и заканчивая тем, что стулья на мероприятиях таскал. Но в 2006 году, когда я с очередным красным дипломом окончил обучение, мне сказали, что вакансий в моем министерстве нет. И примерно в это время мне позвонили из компании «РУСАЛ» и пригласили на работу в Южную Америку, Республику Гайана. Время работы в Гайане дало мне понимание, что я не хочу работать переводчиком.

Почему?

Потому что переводчик — это человек, который транслирует мысли другого человека. А у меня в процессе перевода возникали свои мысли, которые я хотел выразить, но этого делать было нельзя. Быть просто ретранслятором для моей активной натуры оказалось очень сложным, но это был опыт, который дал мне направление для дальнейшей жизни. Примерно в это время мне сообщили из МВС, что появилась вакансия, и я вернулся к себе на родину.

«Время работы в Гайане дало мне понимание, что я не хочу работать переводчиком»

ВСЕГДА ТЯНУЛО НА РОДИНУ

Почему вы приехали обратно? Была возможность остаться?

Да, была возможность остаться и в Хабаровске, и в Москве. В Южной Америке, Республике Гайана, закрепляться не было желания — это не Северная Америка, а по менталитету ближе к Африке. Горячая страна, очень слаборазвитая, обладающая своей спецификой. Туда лучше ездить отдыхать или работать вахтовым методом. Была возможность остаться и в Южной Корее, но я понимал, что здесь, в Якутии, я буду нужнее, полезнее и не затеряюсь в большом мегаполисе, а буду действительно вносить вклад в развитие республики, который будет ощущаться мной и окружающими.

Предвижу, многие скажут: человек не состоялся там, поэтому приехал домой и нашел себе такое благородное объяснение.

Меня всегда тянуло на родину. И это не homesickness (тоска по дому), это нечто большее. Где родился, там и пригодился — самая правильная пословица.

По идее политика у государства и должна быть такой, чтобы большинство молодых людей, отучившись где-то, хотели вернуться домой.

Есть люди, которые действительно после рождения сразу хотят уехать жить в другом месте. Есть те, которые хотят работать во благо своей родины. Но есть и те, кто уехали в погоне за лучшей жизнью, но в итоге увидели, что там жизнь не такая, как они ожидали.

Созданы ли условия, чтобы люди, в первую очередь молодые специалисты, возвращались? Может, многие хотят приехать, но просто нет возможности, нет работы?

Я согласен, что у нас слабо налажена система по возврату молодых специалистов домой. Министерство готовит специалиста, но, чтобы его взять к себе на работу после учебы — здесь проблемы. Потому что, во-первых, вакансий нет — чтобы взять человека, нужно кого-то уволить, а во-вторых, на госслужбу поступают по конкурсу на общих основаниях, для целевиков нет никаких преференций. Если в промышленности это можно как-то предусмотреть, то в сфере дипломатии сложнее. Проблемы также прохождения практики — где себе ее нашел, там и проходишь. 

Почему вы не остались жить и работать в Южной Корее?

Когда я вернулся из Гайаны, меня направили работать в Корею. Я представлял республику в Секретариате международной организации, объединяющей регионы стран Северо-Восточной Азии, АРАССВА. В те годы связи с Кореей были очень тесные. Чуть ли не ежемесячно приезжали официальные делегации, представители компаний, детские группы, которым я организовывал пребывание, сопровождение. Планировалось открытие Представительства Якутии в Южной Корее, но в 2008 году произошел мировой финансовый кризис, который положил крест на этом проекте. И я снова остался без работы. Была возможность остаться и заняться бизнесом, но я решил, что мне надо работать на республику.

Во время работы в Корее я познакомился с ректором ЯГСХА Леонидом Владимировым, который приезжал в Сеул с официальной делегацией Михаила Николаева, в то время занимавшего пост заместителя Председателя Совета Федерации. И Леонид Николаевич предложил мне: давай ты приедешь в Якутию и будешь работать у меня. В министерстве снова не было вакансий и тут ректор ЯГСХА предлагает мне внедрять в сельхозакадемии информационные технологии из Кореи. «Айти» — мое хобби, поэтому «почему бы и нет?», - подумал я и согласился. В должности проректора по информационным технологиям я проработал четыре года, для меня это был очень хороший опыт. Мы первыми в Якутске стали раздавать бесплатный «вай-фай» в учебных корпусах и общежитиях, первыми внедрили систему информационных оповещений, проводили конкурсы электронных учебников и даже чемпионаты по кибер-спорту. И в 2013 году я опять получил предложение из МВС (ныне Департамент – авт.) вернуться и попробовать себя на должности заместителя руководителя Отдела международного сотрудничества. Так, успешно пройдя все этапы конкурса, я в третий раз устроился в свое родное министерство.

«В должности проректора ЯГСХА по информационным технологиям я проработал четыре года»

НАША ЗАДАЧА — НАРОДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Вы представляете интересы республики на международном уровне. Роль региона в международных отношениях играет какую-то роль? Или мы, пардон, выполняем роль этаких «мальчиков на побегушках»?

Прежде всего мы должны понимать, что Российская Федерация — это единое цельное государство. Не может республика пойти и сказать, например, вот, мы продаем Новосибирские острова, они нам не нужны. Мы не можем заключить контракт на продажу тех или иных месторождений иностранной компании без соответствующего согласования с федеральным центром. Свою деятельность мы координируем с МИД России. Есть соглашения, которые мы можем заключать только по распоряжению федерального министерства. Например, мы не можем подписать напрямую с Министерством экологии Канады по поставке в Якутию бизонов — для этого нужно выходить на профильное министерство России. Допустим, если бы мы бизонов поставляли не через министерство Канады, а напрямую через парк, то согласование бы не потребовалось. А, например, соглашение с провинцией Хэйлунцзян можем заключить напрямую, но оно также должно пройти определенное согласование.

Как повлияли на внешние связи Якутии последние напряженные отношения с западным миром?

Политические невзгоды и трудности действительно есть. Мы понимаем, что на государственном уровне отношения с США серьезно ухудшились. Но на так называемом «нижнем уровне» мы очень хорошо работаем с тем же генконсульством США во Владивостоке — они часто к нам приезжают, помогают с получением виз. Очень хорошо работаем с нашими партнерами из Аляски — в этом особенность региональных внешних связей. Если на уровне руководства стран идут гневные споры, обрываются связи, наших отношений это не должно касаться. Мы развиваем отношения на уровне делегаций, культурного и научного обмена. Эти связи мы и должны поддерживать.

Наша задача — это народная дипломатия. Внешние связи мы нигде не сокращали, а только расширяли. Конечно, мы согласуем свой курс с основной линией, но при этом мы не должны обрывать межкультурные связи между людьми. Политические ситуации могут быть разными, но человеческие отношения должны сохраняться.

Какими качествами должен обладать профессиональный дипломат?

Дипломат — человек, решающий вопросы, которые перед ним ставит государство. В первую очередь необходимо знание культуры и специфики государства, с которым происходит взаимодействие. Дипломат должен быть очень гибким, он должен находить общий язык со всеми, даже с теми, язык которых он не знает. Например, с китайцем я иногда разговаривал по-японски. Однако при всей гибкости должен быть основной стержень. Мы должны изгибаться, но не сгибаться. Плюс должна быть определенная толерантность. Допустим, в Африке едят червей, а мы — сырую рыбу. Для обеих сторон это взаимный культурный шок, но он не должен приводить к разрыву отношений. Дипломат — это человек, умеющий находить точки соприкосновения.

«Дипломат — это человек, умеющий находить точки соприкосновения»

ДЕНЬГИ ИДУТ ЗА ФЛАГОМ

Какие будут связи с ближайшими соседями — Кореей, Японией? Одно время считалось, что Якутия может получить много пользы от сотрудничества со странами АТР.

В 2007-2010 годах у нас были тесные отношения с Южной Кореей. Однако в связи с кризисом и приходом в Корею нового президента (им стала Пак Кын Хе) отношения охладели. Но в последнее время, опять же со сменой руководства, корейско-российское сотрудничество стало налаживаться — новый президент Мун Джеин первым делом отправил спецпосланника в Россию.

В свое время Якутия даже поставляла в Японию жеребятину. Была такая мечта на этом сделать крупный проект.

Действительно, нам кажется, что, если эти страны рядом, а нам есть что им предложить — сотрудничество получится. Беда в том, что мы не умеем упаковывать товар в прямом и переносном смысле. Да, в свое время японцы, узнав о свойствах якутской жеребятины, стали ее закупать. Но иной раз мясо поставлялось в неприемлемом для них виде, даже один прилипший к мясу волосок был недопустим. Для их менталитета продукт должен быть готовым, они не должны его даже мыть. В итоге мы не смогли ответить их потребностям.

Неужели только на жеребятине можно найти точки соприкосновения?

В последнее время отношения с Японией сильно активизировались. Вы разве не заметили, что их здесь стало много? Японцы везде — строят теплицы, проводят испытания в СВФУ, строят ветропарк в Тикси, ставят солнечные батареи, туристы прилетают целыми самолетами. А все это по причине того, что первое лицо Японии создало целое Министерство по отношениям с Россией. И нынешний год официально объявлен «перекрестным» годом Японии в России и России в Японии.

А что мы с этого поимеем в ближайшей перспективе? Помидоры, судя по всему, еще не скоро завалят наши прилавки.

В рамках перекрестного года мы совместно с Генеральным консульством Японии планируем провести Дни японской культуры в Якутии. В свою очередь, в Японии будет проводиться презентация мас-реслинга. Этот вид спорта очень зрелищный и благодаря этому завоевывает все большую популярность в мире. Это определенные шаги в развитии толерантности, осознании и понимании того, кто такие японцы и что хорошего мы можем у них перенять. Возможно, в перспективе это приведет к каким-то бизнес-проектам, развитию взаимного туризма.

То есть, как бы ни говорили, что экономика стоит на первом месте, гуманитарная деятельность может быть направляющей для экономической?

Правильно, сперва идет культура, налаживаются гуманитарные связи, а уже вслед за ними идут экономика и бизнес. Как говорится, деньги идут за флагом.

«Где родился, там и пригодился — самая правильная пословица»

 

Комментарии

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров