Криминал 7:00 / 29.1.2019 5306

Убийства не было - сердце подвело: особенности ведения следствия в Мохсоголлохе

Убийства не было - сердце подвело: особенности ведения следствия в Мохсоголлохе
Текст: Тимофей ЕФРЕМОВ
Фото: Наталья Дербина

YAKUTIA.INFO. Трагический случай в Мохсоголлохе проявил странные подходы в работе местных следственных органов. В редакцию «Якутия.Инфо» обратилась жительница поселка Наталья Дербина, потерявшая своего супруга Станислава Дербина в декабре 2017 года.

По первоначальным выводам судмедэкспертизы, её супруг умер из-за механической асфиксии верхних дыхательных путей, вызванной носовым кровотечением. Если описать ситуацию вкратце – супруг Натальи был избит до потери сознания. Ему проломили нос. Поскольку он лежал на спине из-за возникшего кровотечения, то задохнулся. В соответствии с Уголовным кодексом РФ, виновные в произошедшем должны были понести наказание. Для этого органы следствия занялись установлением обстоятельств смерти. Однако ход следствия и его выводы вызвали у вдовы категорическое несогласие.

Квартира с уголовниками

Вечером 24 декабря 2017 года Станислав Дербин должен был выйти в рабочую смену на цементный завод. Станислав работал бульдозеристом, имел стаж работы и был на хорошем счету. Однако из-за поломки бульдозера выход на работу был отменен. Вечернее время стало свободным. Возможно, Станислав провел бы его дома, но тут позвонил друг с предложением посидеть у него в гараже – выпить пива.

«Мой муж алкоголь употребляет очень редко и на подобные приглашения довольно часто отказывал. И в этот раз с начала он идти не хотел, но друг (Г. Корнетов) его уговорил. В гараже к ним присоединился его коллега по работе В. Яковенко, он бывший осужденный. Какое-то время они находились в гараже. Затем разошлись, его друг Г. Корнетов ушел к себе домой. А мой муж вместе с Яковенко созвонился с ещё одним коллегой по работе Э. Ильясовым. Тот находился в баре и позвал их к себе. Мой муж и Яковенко присоединились к нему. Для меня загадка, почему он продолжил общение с Яковенко, потому что к зэкам, в том числе к бывшим, он относился отрицательно. Дел старался с такими людьми не иметь. С Яковенко (бывшим зэком) у него были ровные отношения, потому что они трудились на одном предприятии и тот работал без нареканий. Но друзьями они не были», - рассказывает Дербина.

Далее обстоятельства произошедшего описываются исходя из содержания протоколов, которые пересказала Наталья. 

В баре между Ильясовым и Яковенко возник конфликт. Станислав Дербин разнял дерущихся коллег. Далее события запутаны – Ильясов остался в баре, а Яковенко и Дербин пошли в многоквартирный дом, находящийся напротив бара, в квартиру к знакомым Яковенко.

«Я до сих пор не могу, понять почему он пошел на эту квартиру, ведь наверняка Яковенко сказал моему мужу, кто там живёт. В той квартире находились три бывших зэка - Евгений Данилов и братья Кононовы. Яковенко находился с одним из братьев Кононовых в тесном общении, так как вместе они в прошлом отбывали наказание в одной колонии», - отмечает Наталья.

Далее произошедшие события весьма запутаны. Визит в злополучную квартиру обернулся дракой. Но затем Яковенко и Дербин покинули квартиру и вернулись в бар, где застали Ильясова и уже вместе с ним вернулись на место конфликта, где потасовка вновь продолжилась. Затем, исходя из показаний Яковенко и Ильясова, последовательность происходившего выглядит так: первым покинул квартиру Яковенко затем Ильясов. Супруг Натальи Дербиной по какой-то причние остался один с двумя зеками. Почему приятели остановили его одного? Внятного объяснения этим действиям Наталья Дербина в документах следствия не обнаружила.

Однако был выяснен следующий момент. Придя домой, Ильясов позвонил в полицию с мобильного телефона своей жены. Он обратился к дежурному с сообщение о том, что его друг находится в опасности. Но когда его попросили представиться, он сбросил вызов.

«Позже, как мне рассказали, на работе, он сказал коллегам: «Извините мужики – я струсил», - отметила Наталья.

В то же время Наталья Дербина удивляется, что в тот вечер в многоквартирном доме, где несколько раз возникала драка с участием пяти человек, никто так и не вызвал полицию.

Тело спрятали на реке

Что же произошло в криминальной квартире, Данилов, находясь за спиной у Дербина, нанес ему удар табуретом по голове. Дербин потерял сознание и упал на спину. В это время Данилов нанес ему пару ударов табуретом в область лица. Дербин некоторое время оставался лежать на полу без сознания. Кононов и Данилов ждали, когда он очнется. Поскольку Дербин в сознание не приходил, они проверили у Дербина пульс и обнаружили, что он уже мертв. 

Данилов предложил расчленить труп, но братья Кононовы не согласились на это и предложили просто завернуть тело в плед и вывезти его на реку. Данилов съездил в Покровск, откуда вернулся на своем микроавтобусе. Тело вывезли на акваторию реки Лена и закопали в снегу.

Следствие и экспертиза 

Тело Станислава Дербина нашли 30 декабря 2017 года. Проведенная экспертиза выявила следующее: травма головы, сопровождавшаяся вдавленным фрагментарно-оскольчатым переломом костей носа и левого лобного отростка верхней челюсти. Кроме этого, были зафиксированы ссадина спинки носа, кровоизлияние в мягкие ткани вокруг переломов, кровоподтеки нижних век обоих глаз. Всё это было осложнено носовым кровотечением, которое вызвало механическую асфиксию путем закрытия дыхательных путей кровью, что и привело к смерти Станислава Дербина.

"зафиксирована ссадина спинки носа, кровоизлияние в мягкие ткани вокруг переломов, кровоподтеки нижних век обоих глаз. Всё это было осложнено носовым кровотечением, которое вызвало механическую асфиксию путем закрытия дыхательных путей кровью, что и привело к смерти Станислава Дербина"

Поскольку возникла причинно-следственная связь, одному из участников избиения – Данилову было предъявлено обвинение по статье – 111 ч. 4 УК РФ - "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью".

«Все подозреваемые с самого начала следствия и в настоящее время находятся на свободе», - подчеркнула Наталья.

Выяснять обстоятельства криминального происшествия поручили следователю Якову Маркову. Наталья доверилась правоохранительным органам и была уверена, что виновные понесут справедливое наказание. Однако в сентябре 2018 года, со слов Натальи, ей позвонил следователь Марков и сообщил, что он посоветовался с прокуратурой и решил отправить дело на комиссионную экспертизу, потому что якобы это может помочь Дербиной в суде. Но для этого необходимо провести процедуру эксгумации тела. 

«Я была категорический против эксгумации. Но следователь стал на меня давить. И как я позже выяснила, Марков ввел меня в заблуждение, пользуясь моей юридической неграмотностью. Следователь заявил, что если я буду против эксгумации, то Следственный комитет подаст в суд. А в суде в таких случаях всегда выносят решение о проведении эксгумации. Но, как мне стало известно позже, это совсем не так. И с того времени у меня возник вопрос: почему следователь инициировал проведение этой эксгумации? Ведь в итоге выводы повторной экспертизы вышли в пользу обвиняемых», - отмечает Дербина.

Причина смерти – проблемы с сердцем

Результаты комиссионной экспертизы повергли Наталью в шок. Они полностью опровергали первое экспертное заключение.

«По результатам комиссионной экспертизы выходило, что причиной смерти послужила алкогольная кардиомиопатия (заболевание, проявляющееся в виде диффузного поражения сердечной мышцы, обусловленное длительным употреблением алкоголя). Такой вывод эксперты сделали на основании обнаруженной гипертрофии сердца (увеличение толщины сердечной мышцы). В то же время при повторном осмотре тела эксперты почему-то не установили каких-либо повреждений, имеющих признаки вреда, опасного для жизни человека. Не обнаружили признаки асфиксического комплекса вследствие закрытия дыхательных путей кровью (отсутствует кровь в бронхах и альвеолах легких). Но в том же заключении имеется противоречивый момент. Написано, что не найдено признаков заболеваний внутренних органов, которые могли бы послужить причиной смерти. У меня есть подозрения, что выводы повторной экспертизы были умышленно скорректированы в пользу обвиняемых», - делится своим мнением Наталья Дербина.

"Не обнаружили признаки асфиксического комплекса, вследствие закрытия дыхательных путей кровью (отсутствует кровь в бронхах и альвеолах легких)"

Заключение комиссионной экспертизы действительно вызывает вопросы, поскольку в нём достаточно подробно изложены выводы первичной экспертизы. Вместе с тем дано подробное описание состояния тела после эксгумации. В том числе перелом носа, кроме него отмечены многочисленные ссадины (не смертельные) на теле. Подчеркивается, что умерший не мог нанести их себе сам. И в то же время вывод - «в ходе настоящей экспертизы, не выявлены, какие либо повреждения, имеющие признаки вреда, опасного для жизни человека». Получается что от несмертельного удара в нос у Станислава Дербина случился сердечный приступ и уже он привел к смерти. Вот такой поворот.

Вызывают вопросы и дальнейшие действия следствия. Так получилось, что процесс проведения комиссионной проверки совпал с отпуском следователя Маркова. Дело было передано следователю А.В. Спиридонову, который, опираясь на выводы комиссионной экспертизы, стал сливать дело.

«Спиридонов, получив дело и заключение комиссионной экспертизы, переквалифицировал уголовное дело со статьи 111 ч. 4 УК РФ "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью" на более легкую статью - 112 УК РФ "Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью". К то му же в своих документах, обосновывающих такое решение, он добавил уже от себя, что при повторной экспертизе экспертами не был обнаружен вдавленный перелом костей носа и левого лобного отростка верхней челюсти. То есть он эту травму самовольно исключил. Хотя в первой и в повторной экспертизе он отмечен. Пусть даже при повторном осмотре эксперты не посчитали перелом смертельным, но он описан в заключении комиссии. Как понимать такой поступок следователя? Ведь подобные изменения в деле выходят в пользу обвиняемых, но не в пользу справедливости», - делится своим мнением Наталья Дербина.

"Комиссией не обнаружен вдавленный перелом костей носа и левого лобного отростка верхеней челюсти". 

Не согласившись с действиями следователя Спиридонова, Наталья обратилась к независимому эксперту по судебной медицине Борису Захарову. Тот отметил, что алкогольная кардиомиопатия, которая выдвигается в качестве наиболее вероятной причины смерти, возникает только у людей, злоупотребляющих алкоголем длительное время.

«Мой супруг употреблял алкоголь очень редко и в меру, и это могут подтвердить его бывшие коллеги по работе и все, кто его знает. Поэтому каких-либо заболеваний, связанных со злоупотреблением алкоголем, у него возникнуть попросту не могло», - отмечает Наталья. 

Что касается гипертрофии сердца (увеличение толщины сердечной мышцы), то эксперт Захаров отметил, что зачастую такое явление вызвано большими регулярными нагрузками, связанными с физическим трудом, к чему располагала профессия Станислав. Кроме этого, он регулярно занимался спортом. 

«Захаров, ознакомившись с материалами первой экспертизы, также пришел к выводу, что смерть могла наступить в результате механической асфиксии, возникшей из-за кровоизлияния, вызванного переломом костей носа. И я с такими выводами согласна. Считаю, что к этому могут быть причастны Данилов и братья Кононовы. Мне люди говорят, что у Данилова среди родственников есть бывший сотрудник полиции. И что зачастую бывает так, что за повторные экспертизы специально платят, чтобы смягчить статью и виновные могли избежать должного наказания, а то и вовсе остаться безнаказанными», - говорит Дербина.

Отметим, то, что во второй раз эксперты не нашли сгустков крови в трахее и легких, можно объяснить процессом разложения. Примечательно, что в повторной экспертизе также указано, что состояние некоторых тканей тела или наличие сгустков крови не удается определить из-за процесса разложения. 

"клеточное строение нарушено за счет гнилостных изменений"

В ожидании справедливости 

Тем временем криминальная компания гуляет на свободе. Данилов катается по поселку на микроавтобусе, в котором перевозил на реку тело Станислава Дербина.

«Мало того, что я переживаю смерть мужа, так ещё и эксгумация стала для меня стрессовой ситуацией. Я тогда по наивности рассудила, что если начну судится и оспаривать эксгумацию, то смогу лишь оттянуть время до зимы. И если они добьются разрешения, то тело придется выдалбливать из мерзлой земли. Я испугалась, что так они повредят тело, и решила – пусть они проведут эту экспертизу, пока земля не мерзлая. Следователь Марков со своей стороны клятвенно обещал, что все вопросы по вскрытию могилы и по повторному захоронению возьмет на себя. В итоге вся его поддержка осталась на словах. По транспорту сказал мне, чтобы я узнавала на предприятии, в котором работал мой муж. А когда тело возвращали с экспертизы, вообще выяснилось, что его закапывать некому. Звоню следователю, спрашиваю – «Кто закапывать будет?». А он мне – «Так родственники всё сами делают». Я говорю – «Во-первых, с самого начала вы заявляли, что все эти вопросы берете на себя. Во-вторых, кроме меня у супруга здесь родственников нет. И у меня кроме супруга тут тоже никого нет». Он трубку сбрасывает. Следователь должен был присутствовать на всех процедурах эксгумации, но он решил, что ему это не нужно делать. Пришлось мой коллектив с работы просить. Они мне помогли. Сейчас я переживаю из-за того, что точное время смерти моего супруга эксперты определить не смогли. А вдруг он был ещё жив, когда они вывезли его на реку и его можно было спасти. И уже там, не приходя в сознание, он попросту замёрз».

В настоящее время Наталья Дербина обратилась в прокуратуру республики для проведения оценки законности действий следствия. Кроме этого, Наталья настаивает на проведении третьей комиссионной экспертизы, но уже вне Якутии. 

Станислав и Наталья Дербины

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров