Культура 20:23 / 29.3.2019 1917

Журналист Александр Минкин в Якутске: «Театр сейчас интереснее, чем политика»

Журналист Александр Минкин в Якутске: «Театр сейчас интереснее, чем политика»
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. Имя политического обозревателя Александра Минкина известно всем, кто читает «Московский комсомолец», сайт «Эха Москвы» или «Новую газету». В то же время известный журналист пишет и о театре и начинал он именно с театра. 

Сейчас вдруг стало известно, что именно с его легкой руки в 1983 году началось триумфальное шествие спектакля Андрея Борисова «Желанный голубой берег мой», который оживил и украсил культурное поле Якутии. 

Вот, что говорит сам Андрей Саввич: «Минкин трижды подтолкнул наш спектакль. Он убедил замминистра культуры РСФСР в том, чтобы спектакль участвовал во Всероссийском театральном фестивале. Он написал о спектакле в журнале «Театральная жизнь», где статьи о национальных театрах появлялись исключительно редко. Потом он бился за нас в Комитете по Госпремиям СССР, и её в конце концов получил наш спектакль». 

И вот журналиста спустя 36 лет пригласили в Якутск на фестиваль «Желанный берег», который вырос из спектакля, чьим крестным отцом он когда-то стал. На фестивале ему вручили почетную статуэтку. Он явно ее заслужил. 

Перед началом церемонии Александр Минкин рассказал нам про эту историю. 

Спектакли в далеком Якутске

На 1984 год был назначен Всероссийский театральный фестиваль в Хабаровске. Министерство культуры РСФСР отправляло критиков отбирать спектакли для фестиваля. Меня послали в Якутск. Прилетел сюда в минус пятьдесят – декабрь 1983. 

Задача была выбрать постановку либо из Русского драмтеатра, либо из музыкального. И лучше балет, поскольку он без слов, – ведь якутского языка не знают, а в Хабаровске нет возможности давать синхронный перевод. 

Посмотрел несколько спектаклей в Русском драмтеатре. Мягко говоря, это было не самое лучшее из того, что я видел в жизни. В Музыкальном театре было, прямо скажем, ещё хуже...

Прошла неделя, завтра улетать, и вдруг ко мне в гостиницу приходит молодой парень (это и был Андрей Борисов) и заявляет: «У меня есть спектакль и он как раз для фестиваля». 

Говорю ему: «Не глядя я не могу этого сделать. Времени нет, днём улетаю, покажите утром хотя бы отрывок». Борисов отвечает, что показать невозможно, поскольку театр утонул – ушел в мерзлоту; только декорации и костюмы спасти удалось. А я настаиваю, что всё равно нужно смотреть. Договаривайтесь с другим театром. 

На следующий день с 10 утра я ждал, когда же мне покажут фрагмент спектакля. А мне всё говорили, что ещё немного нужно подождать. И вот настал момент, когда нужно уже ехать в аэропорт. Директор утонувшего якутского театра звонит в аэропорт, а там отвечают, что рейс откладывается из-за тумана. 

Наконец всё готово. Пошли в партер. Актеры на сцене сели в лодку. И как только эта лодка пронеслась над головой… Даже сейчас, спустя 36 лет, когда рассказываю – волосы дыбом от восторга. Это незабываемо. Ещё показали фрагмент, когда женщины ждут возвращения мужчин с охоты и в национальной меховой бесформенной одежде танцуют так, что глаз не оторвать… Мне говорят: так и должна двигаться женщина, чтобы мужчина в минус пятьдесят захотел раздеться. 

Московская борьба

Вернулся в Москву, пришел в Министерство культуры к даме, которая заведовала театрами России, и сказал: есть спектакль для фестиваля, очень хороший, но на якутском. Она говорит: «Невозможно!» А я убеждал её, что это повесть Айтматова, все читали и всё поймут. Это же потрясающая трагическая история, где старик, дядя и отец покончили с собой, чтобы мальчику сохранить жизнь, оставить ему воду. Клялся и божился, и она согласилась – включила спектакль в программу фестиваля. 

Хабаровский фестиваль 

Тогда я написал письмо Андрею, умоляя сократить все разговорные сцены, поскольку критики могут возненавидеть эту работу, если устанут сидеть, не понимая языка. Главное: оставить лодку, танцы, все пластические и трагические сцены. 

И вот спектакль приехал в Хабаровск. Никто никогда не слышал ни об этом театре, ни об этом режиссере. А тут грандиозный успех! Первые места за лучший спектакль, режиссуру, сценографию, актерскую игру. Сгрёб все призы. Я был счастлив. 

Статья и Госпремия 

Потом в апреле 1984 года вышла моя статья в «Театральной жизни» (одновременно с фестивалем в Хабаровске). Потом был огромный успех в Грузии на Всесоюзном фестивале... 

А потом произошло еще одно чудо: спектакль выдвинули на Госпремию РСФСР, но не дали по кулуарным причинам: мол, в прошлом году премию дали Захарову, а теперь пора давать Гончаров, чтобы не обиделся. В общем, нужно было награждать мэтра. И Борисову не дали. А оказалось, что и это к счастью. Если бы дали Госпремию РСФСР, то никогда не дали бы премию СССР. А она была гораздо весомее. 

Уникальный случай

Ещё поразительно, что начальство в Якутии не просто пожало Борисову руку, сказав:«Молодец парень!», но назначили министром культуры. А уж сколько он сделал потом... И этот фестиваль, и здание Саха тетра, и много ещё. 

Так бывает, Судьба посылает случай, а от тебя зависит, сможешь ли ты им воспользоваться во благо. Или ты его проспишь, пропьешь. Вот пример: Россия получила уникальный шанс в августе 1991. И что? Пропили и разворовали.

...В 1980-х, во время бурных перемен, я ушел из театра в политику. Тогда политика стала интереснее, чем театр. А сейчас театр снова интереснее, чем политика.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров