Жаркое лето

15:22 | 5.9.2017 | Просмотров: 1803
Жаркое лето

 Серия: Ветераны милиции вспоминают

(детективная повесть на реальной основе)

Nil inultum remanbit (лат.)

(Ничто не остается безнаказанным)

Есть народное выражение, гласящее, что никому не ведомо «где найдёшь, где – потеряешь». Но это на «гражданке». А для военнослужащих, работников полиции и подобных служак есть Уставы, Положения и иные ведомственные акты внутреннего применения, которые полностью исключают подобного рода сетования, сокрушенные высказывания. И если они, как ныне принято выражаться, каким-то образом «облажались», то налицо допущенные ими нарушения, которые однозначно влекут ответственность. Вплоть до уголовной.

Но, как бы то ни было, нарушения порядка несения службы, предусмотренных Уставами и иными обязательными подзаконными актами, к сожалению, не редки. И все они связаны с поведением людей в той или иной ситуации, определяемой как «человеческий фактор».

Об одном таком происшествии и будет наш рассказ. Этот случай с участием служак в форме, связан с вопиющими нарушениями, допущенными как руководством, так и рядовыми сотрудниками отдела внутренних дел Томпонского района Республики, и оставил в рядах милиции (полиции) горький опыт, который в своё время был определен великим Пушкиным как «сын ошибок трудных». Потому история наша носит поучительный характер. И о нем необходимо рассказать в назидание всем ныне стоящим на страже закона, и не только им.

Перед тем как начать повествование, хочу отметить - оно из реальности, ибо исходит от непосредственного участника событий, ныне ветерана милиции в чине подполковника в отставке. В описываемых событиях Прокопий (не будем называть его остальных персональных данных) принимал личное участие в пору своей службы на должности старшего инспектора отдела вневедомственной охраны (ОВО) в чине лейтенанта милиции. К тому времени он имел пусть небольшой, но опыт работы в милиции, и был хотя молодым, но не «зеленым». Потому ему уже тогда доверили руководство боевым подразделением быстрого реагирования отдела вневедомственной охраны при ОВД не самого маленького района нашей Республики.

Кроме очевидца достаточно печальных событий, у нас есть документальные упоминания о возбужденных и расследованных по их следам уголовных делах. Ну, а сами дела по истечении срока хранения «растаяли в прошлом». Но это, думаю, не повлияет на достоверность свидетельства, которое оформлено как повествование, связанное с криминалом.

* * *

1. Тревожная ночь

В ту пору стояла сухая жаркая погода, способствовавшая распространению лесных пожаров, и весь район был окутан сизым дымком, лишь усиливавшим жару. В воскресный день 30 июня 1979 года Прокопий занимался ремонтом своей квартиры и потому семья: жена и двое малых сыновей, легла спать довольно поздно.

Около полуночи внезапно зазвонил телефон. Прокопий поднял трубку, в которой тотчас раздался голос дежурного по райотделу, произнесшего лишь одно слово «тревога!». Быстро одевшись в повседневную гражданскую одежду, Прокопий побежал к месту сбора, где уже собирался личный состав отдела милиции.

Вскоре из имевшейся и поступившей в дежурную часть отдела информации удалось в какой-то степени составить представление о случившемся чрезвычайном происшествии.

В тот жаркий летний день, как обычно, дежурила смена в составе одного из оперативных работников и одного рядового из отделения дежурной части. Ответственным дежурным был участковый инспектор старший лейтенант милиции Роман Денисов, его помощником – младший сержант Николай Аммосов. Случилось так, что Денисов ушел на обслуживание вызова. По телефону сообщили, что на одной из улиц поселка Хандыга происходит драка между пьяными мужиками. Ввиду того, что дежурная автомашина была на ремонте (в отделе всего-то машин было две, впрочем, в большинстве районов и того не было), он пошел пешком. Пока Денисов разбирался с драчунами, некоторые обитатели КПЗ (камер предварительного заключения - так ранее назывался нынешний изолятор временного содержания – ИВС) решили осуществить выношенную долгими ночами задумку о побеге, к которому наряду с иными факторами натолкнула невероятная духота в камерах.

Один из невольников, содержавшихся в камере для следственно-арестованных (обозначим его как Сергея Павлова), был знаком с Аммосовым, у которого год назад в результате несчастного случая на реке Алдан погибла семья – жена и двое детей. Об этой трагедии знали все жители поселка. Стуками в дверь Павлов вызвал помощника дежурного и уговорил его, говоря, что тому грех не отметить горестную годовщину, принести из ресторана пару бутылок коньяка, одну отдать ему, а другую выпить с коллегой на ночь. Деньги предложил взять из тех, что были изъяты у них с сокамерниками при аресте.

На свою беду Аммосов, который и сам был не прочь помянуть родных, согласился. Он взял из сейфа, где хранились личные вещи арестованных, деньги и оставив место своего дежурства без присмотра, сходил за выпивкой. На всё это ушло примерно около часа. Когда, приобретя две бутылки коньяка, «гонец» вернулся в райотдел, ответдежурного Денисова всё еще не было на работе. Не дожидаясь его, Аммосов зашел в коридор КПЗ отдать бутылку коньяка «благодетелю». Для этого, заведомо зная, что нарушает все инструкции по охране преступников, без подстраховки напарника, он открыл металлическую дверь камеры и тут же получил удар по голове. Очнулся он в уже пустой и запертой камере.

Таким путем нейтрализовав Аммосова, обитатели камеры для арестованных уголовников получили свободу. Найдя в дежурке ключи от остальных камер, Павлов открыл их, предлагая всем арестованным и административно – задержанным за совершение т.н. «мелкого хулиганства», присоединиться к ним, чтобы, как он выразился, «погулять на воле, подышать свежим воздухом». Некоторые поддались на его уговоры, но несколько человек, разумно полагая, что намеченная Павловым и его сокамерниками авантюра чревата нежелательными последствиями, отказались от этого заманчивого предложения, как и все «мелкие», которым уже скоро светило «откинуться», то есть освободиться. Только трое подследственно-арестованных согласились уйти на волю.

В конечном счете, группа заключенных, содержавшихся под стражей за совершение уголовно-наказуемых деяний, в количестве семи человек, захватив часть боевого арсенала отдела в виде пистолетов ПМ и большого количества патронов к ним, вышла на улицы поселка и направилась в сторону Магаданской автотрассы. Было светло – стояли белые ночи. По пути они увидели автомашину ГАЗ-66 для перевозки почтовых отправлений с работающим двигателем (водитель только что вернулся из поездки и заскочил к себе домой на минутку), немедленно залезли на него и тронулись, желая быстрее выбраться из поселка. Водителю, выскочившему из дома, оставалось только кричать, размахивая руками. Для его устрашения прозвучало несколько выстрелов из ПМ.

У беглецов была цель – двигаться в направлении расположенного в 70 километрах от Хандыги районного аэропорта Тёплый Ключ. Выбор маршрута был сделан еще и потому, что в сторону этого поселка вела автодорога. Иного пути у «бегунков» не было. К тому же инициатором побега был некто Артур Калниньш (назовем его так) – житель указанного поселка, молодой человек родом с Прибалтики, сидевший за изнасилование.

Поскольку определить маршрут бежавших преступников не составило труда, на состоявшемся в кабинете начальника милиции А.Н.Степанова экстренном совещании было принято решение немедленно организовать погоню в сторону Тёплого Ключа двумя группами.

При этом в сложившейся экстремальной ситуации, в условиях спешки было допущено множество ошибок. Может быть, это случилось потому, что такого ЧП в районе прежде не случалось и опыта по устранению его последствий не имелось. Главная ошибка состояла в том, что вместо того, чтобы на месте возглавить работу по координации действий подчиненных, первую группу преследования решил возглавить сам Степанов. Потому единого координационного центра по поимке преступников – штаба, не было создано, способы взаимодействия и использования средств связи между участниками преследования беглецов, а также иные важнейшие вопросы не были обговорены. Видимо, Степанов, чувствуя вину в массовом побеге арестованных, надеялся быстрейшей поимкой бежавших в какой-то степени оправдаться в глазах руководства МВД.

Другая ошибка заключалась в том, что для погони из местной автобазы «Артык» была истребована автомашина – вездеход, которым оказался опять же ГАЗ-66, разительно похожий на своего собрата, угнанного преступниками. И именно это обстоятельство наряду с другими чуть позже сыграло роковую роль в случившейся трагедии.

2. «Горячая» встреча на трассе

После того, как первая группа во главе с начальником, в составе инспектора уголовного розыска А.И.Николаева, четверых сотрудников милиции и нескольких парней из ДНД (добровольной народной дружины), вооружившись пистолетами и двумя автоматами АКМ (которыми, к счастью, пренебрегли преступники, не найдя к ним рожков с патронами), выехала по следу беглецов, заместитель начальника отдела В.Г.Комиссаров сформировал вторую из пятерых офицеров и рядовых милиции. Сюда вошел и наш рассказчик Прокопий. Кроме того, в группу был включен один активный дружинник.

Вскоре она, вооружившись оставшимися пистолетами, на остановленной вблизи здания РОВД автомашине марки МАЗ-лесовоз с бронезащитой (от падающих деревьев) выехала вслед за первой.

Тем временем, автомашина с первой группой, руководимой начальником милиции, неслась по трассе, поднимая клубы пыли, без особых происшествий около часа, как впереди на обочине все увидели автомашину марки ГАЗ-66, на которой скрылись беглецы. Около него никого не было видно, но Степанов на всякий случай приказал приготовиться к захвату, затем послал одного из сотрудников проверить обстановку. Тот пробрался к машине, обошел его, заглянул в кабину и вернулся. Оказалось, что автомашина оставлена преступниками из-за того, что у неё кончилось горючее. Все предположили, что «зэки» остановили другую машину и поехали на ней дальше. Никто не допустил и мысли, что преступники могли уйти пешком по тайге. Все были уверены, что конечная цель преследуемых - поселок Теплый Ключ, где вероятно преступники рассчитывали разжиться продуктами, чтобы ехать дальше. Возможен также захват самолета (в те годы в стране уже был прецедент вооруженного захвата воздушного судна для вылета за границу). После небольшого совещания первая группа продолжила путь.

Вторая группа на автомашине МАЗ-лесовоз в силу особенностей транспортного средства ехала по трассе дольше. По пути сотрудники милиции также увидели брошенную бежавшими заключенными автомашину и, опять же не допуская мысли, что те могли продолжить путь в пешем порядке, поехали дальше. Встречных машин не было, но это никого не насторожило – выходные дни, жара, трасса не столь оживлена. Затем, примерно в трех километрах от поселка, на повороте трассы группа увидела сослуживцев, машина которых ГАЗ-66 стояла неподалеку. Около неё на земле лежал труп инспектора ГАИ Саши Моторина с пулевым ранением в голову. А впереди на расстоянии примерно 200 метров у обочины стояла автомашина ГАЗ-69 (в просторечии «газик»), около которой лежал человек, видимо, убитый, поскольку не шевелился. Из зарослей, прилегающих к дороге, то и дело поочередно выскакивали к дороге Степанов и Николаев, которые обстреливали видневшийся впереди завал типа баррикады, откуда доносились звуки выстрелов.

Прислушавшись, Прокопий, имевший достаточно большой опыт таежного охотника, понял, что стреляли из карабина, «тозовки» и гладкоствольных ружей. А стрелять из таких видов оружия могли только штатские – скорее всего дружинники из поселка. Ведь было известно, что преступники вооружены только пистолетами ПМ, звук выстрелов которых четко различим.

О своей догадке он объявил сослуживцам и прокричал «автоматчикам» - начальнику отдела Степанову и оперу Николаеву. Затем, когда те прекратили стрельбу, Прокопий попросил своего сослуживца Юрия Туранова, который один был в милицейской форме, выйти на дорогу, размахивая взятым у шофера лесовоза белым полотенцем, и показаться противникам с той стороны. А в это время остальные стали кричать, называя знакомую всем фамилию своего сослуживца, проживающего в поселке, и призывая не стрелять.

Лишь после этого, спустя несколько минут противостояние прекратилось.

3. Пуля - дура

Когда группы милиции и отряд дружинников из поселка, вооруженных кто нарезным, кто гладкоствольным огнестрельным оружием, встретились, им оставалось лишь уточнять горестные результаты случившейся неразберихи. Выстрелом из карабина со стороны местных был убит работник ГАИ Моторин, приехавший с первой группой преследования, а кто-то из этой группы поразил инспектора отделения контроля за валютными операциями капитана Зинченко (фамилия вымышлена). Тот жил и работал в поселке Теплый Ключ, занимаясь проверкой лиц, вылетающих из аэропорта, и их багажа (район относился к разряду золотодобывающих). Это его тело видели рядом с «газиком», принадлежавшим ему же, и за которым он прятался. Зинченко был сражен пулей из АКМ, попавшим в грудь через пробитую дверцу автомашины.

Кроме этого, двое парней - дружинников из первой группы милиции получили пулевые ранения средней тяжести из карабина – один в ногу, другой в живот, а двое работников милиции со второй группы были легко ранены осколками брони лесовоза, разлетавшихся после попадания в нее пуль из карабинов.

Как оказалось, после того, как первая группа преследования выехала из райцентра, В.Г.Комиссаров связался с проживавшим в Теплом Ключе «валютчиком» Зинченко, которому поручил вместе с участковым, находившимся там же, немедленно организовать заслон бежавшей группе преступников, привлечь к этому местных активистов и дружинников, владеющих оружием. Задача – ни в коем случае не допустить «зэков», уехавших на захваченной автомашине, в поселок и, тем более, на территорию аэропорта. При этом Комиссаров описал автомашину и дал разрешение стрелять на поражение, имея в виду, что преступники вооружены и очень опасны. Ну, а в том, что жители поселка хорошо стреляют, сомневаться не приходится, как-никак многие из них охотники-таежники. Что ни говори, свою меткость они, как это не прискорбно, доказали на деле.

Таким образом, итог ночной стрельбы был печален: говоря современным языком военных – двое «двухсотых», четверо «трехсотых». И самым плачевным результатом действий работников районного отдела милиции, если иметь в виду их главную цель найти и обезвредить группу бежавших из-под стражи вооруженных преступников, было то, что те оставались на свободе и представляли реальную угрозу для людей, населявших огромную территорию.

Это в любом случае говорило о бездарности и даже уголовно-наказуемой халатности руководителей локальной милицейской операции.

4. В бегах

После того, как Сергей Павлов, Артур Калниньш вместе с сокамерниками и другими «зэками» захватили автомашину ГАЗ-66, вначале все находились в состоянии эйфории. К тому же они еще в отделе успели хлебнуть коньяку из бутылки, принесенной помощником дежурного Аммосовым из ресторана. К этой бутылке один из арестантов добавил вторую, прихваченную в дежурной части из выдвижного ящика стола, которую Аммосов припрятал для себя. Так что все были возбуждены, как им казалось, удачным исходом побега подальше от душных, кишащих кусачими насекомыми, «застенков» КПЗ.

Однако затем, по мере того, как беглецы удалялись от места заточения, их веселое настроение сдувалось вместе с проклятой жарой, постепенно превращавшейся в прохладу и даже откровенный холод. С учетом того, что ни у кого не имелось плотной и теплой одежды, находившиеся в кузове, поостыли. И тут, как назло, автомашина заглохла. Попытки как-то завести мотор успехом не увенчались. Оказалось, бензин кончился и дальше ехать ну никак.

Потому все нехотя слезли с кузова и зашли в придорожный лес. Павлов предложил идти к речке Восточная Хандыга, затем по ней дойти до реки Алдан и на каком-нибудь судне добраться до Якутска и там затеряться. Калниньш же предлагал остановить под угрозой оружия автомашину и на ней доехать до Теплого Ключа, там разжиться продуктами и одеждой, а также добыть, пусть даже с использованием оружия, денег на дорогу и на попутках добраться до Магадана, затем попасть на судно, идущее, желательно, за границу. К тому же Артур желал в поселке кое с кем разобраться, а точнее - хотел наказать девушку, по заявлению которой об изнасиловании он попал «под уголовное дело».

Пока шло, если можно так назвать – совещание, на котором обсуждался будущий маршрут беглецов, со стороны Хандыги послышался шум мотора приближавшейся автомашины. Все пригнулись и затихли. Автомашина ГАЗ-66 остановилась неподалеку от брошенного ими «почтовика» той же марки, один человек с пистолетом в руке подошел и стал обследовать «их» машину, заглянул даже в кабину, потом вернулся к своим. И, как поняли беглецы, «легавые» поехали дальше в сторону Теплого Ключа.

Тем самым, вместе с уехавшей машиной исчезли надежды продолжить путь на колесах - все поняли, что их ищут и на дороге будут выставлены заслоны. Потому оставался лишь один вариант – продолжить маршрут пешком, как предлагал Сергей, до речки Восточная Хандыга, а там будет видно. Немедля, используя утреннюю прохладу, беглецы двинулись в путь. Шли гуськом, впереди – Павлов как проводник, которому известно направление до намеченной цели. Все проголодались, но жажды не испытывали, поскольку из машины прихватили пару бутылок, в которые из придорожного ручейка набрали воды.

Спустя несколько часов перед уставшими путниками открылась застланная дымкой от лесных пожаров долина довольно большой каменистой речки, бодро несущей вниз к югу в сторону Алдана свои прозрачные воды. Через полчаса все остановились на пологом каменистом берегу речки у места, где она образовала небольшое озерко. Летнее солнце стояло высоко и палило так, что молодые уставшие тела беглых «зэков» сильно нагрелись и вспотели. Потому все, скинув и побросав одежку кто-куда, ринулись в объятия чистых вод. Минут через десять, когда все вдоволь накупались в прохладной воде, усталость как рукой сняло, но сильнее напомнило о себе чувство голода. И вновь возник разговор о дальнейшем маршруте.

Артур Калниньш продолжил свою мысль о заходе в поселок, находящийся вверх по речке, где для снабжения продуктами, одеждой, а также деньгами всей группы беглецов проделать некие действия по их «экспроприации», а затем двинуть дальше – в «солнечный» Магадан. Там наверняка найдутся иностранные суда, куда можно пробраться, оплатив «большие бабки», или, на худой конец, угрожая оружием (люди ведь даже самолёты захватывают). А там свобода в демократической стране!

В ответ Сергей Павлов, проявляя трезвость рассудка, предложил обойтись без насилия – если они засветятся на людях криминальными «подвигами», добьются только того, что окажутся вне закона и их попросту перестреляют – даже ловить не будут.

И изложил свою идею в более конкретном плане: они должны идти вниз по речке до Алдана, по пути отдыхая в охотничьих избушках, которых у воды немало. А там всегда найдутся продукты, соль и спички, а также можно найти снасти для рыбной ловли – а рыбки в речке «завались». Короче, никто с голоду не помрет. Кстати, там и теплую одежду можно найти. Конечно, их будут искать, но затеряться в тайге проще, чем прятаться рядом с цивилизацией. Таким путем, проявляя осторожность, они смогут дойти до большой реки и с помощью пистолетов (без угрозы ими, видимо, не обойтись) взойти на судно, возвращающееся в верховья Лены, в тот же Усть-Кут Иркутской области. А там Сибирь - их никто не найдет!

В итоге беглецы разделились на две группы. Для последователей Калниньша основной аргумент в пользу такого решения был, несомненно, подсказан урчащим от голода желудком, а сторонники Павлова, скорее всего, подсознательно руководствовались инстинктом самосохранения, подкрепленной разумными соображениями. Прислушавшихся к призывам желудка оказалось, не считая Артура, двое, а с Сергеем остались трое приверженцев разума.

5. Разбор полётов

К тому времени оставшийся руководить отделом милиции майор Комиссаров отправил спецдонесение Министру внутренних дела Якутии о случившемся массовом побеге арестантов, захвате ими табельного оружия сотрудников милиции и о принятых мерах по их поимке.

Такое происшествие в те времена являлось чрезвычайным не только в рамках республики и даже России, а было крайне редким и тревожным событием во всем огромном Союзе. Потому на ноги было поднято множество людей из различных служб МВД не только Якутии. Дело попало на контроль самого Министра внутренних дел СССР Щелокова. По его указанию в Якутию была направлена группа опытных розыскников для помощи местным коллегам и штабистов для выяснения обстоятельств массового побега и оценки деятельности якутского руководства МВД.

А министр внутренних дел Якутии Удовенко, после экстренного совещания лично возглавил группу работников МВД, срочно вылетевшую в Хандыгу для организации и координации действий по розыску и поимке преступников. Немедленно были задействованы не так давно созданный отряд спецназа и подразделения опытных специалистов по розыску бежавших арестантов, в которые вошли как работники милиции, так и сотрудники внутренних войск по охране исправительно-трудовых учреждений (ИТУ - колоний для осужденных преступников).

Потому к середине дня 1 июля 1979 года в аэропорт Теплый Ключ прибыло несколько спецрейсов самолетов АН-24 и вертолетов МИ-8 с силами для работы по обезвреживанию бежавших преступников. Туда же прибыли кинологи со специально обученными собаками из конвойных служб ИТУ.

Здесь следует отметить, что в системе МВД своей кинологической службы тогда еще не было создано, поскольку особой нужды в ней не имелось – преступлений, связанных с особо изощренными видами краж, незаконным оборотом наркотиков и т.п., практически не совершалось. Это теперь трудно представить себе работу по предотвращению и раскрытию краж, хранению и перевозке запрещенных веществ и предметов без специально обученных собак.

В то время, как вновь организованные группы преследования, куда вошли прибывшие из Якутска оперативники – розыскники, кинологи со служебно-розыскными собаками (СРС) и местные проводники, в том числе опытные охотники-следопыты из местного населения, приступили к непосредственному преследованию бежавших «зэков» с того места, где ими была брошена угнанная автомашина, а вертолеты взлетели для поисков преступников путем барражирования в небе, в кабинете начальника РОВД прошло небольшое совещание.

Проводил его сам Министр. Первым делом на совещании были заслушаны начальник отдела Степанов, к тому времени вернувшийся в Хандыгу и его заместитель Комиссаров, руководивший операцией. Ввиду того, что их ошибки и упущения были очевидны, оба были отстранены от непосредственного руководства райотделом. Вместо них были временно назначены другие офицеры из числа «свиты» генерала. При этом Удовенко заявил, что вопрос об их дальнейшей судьбе будет решен на расширенной коллегии МВД после завершения операции по поимке беглецов, а пока они, с учетом их знаний специфики района, остаются на службе в качестве консультантов.

Затем были обсуждены меры по охране торговых точек, сберкасс и других объектов, находящихся в близлежащих к районам поиска населенных пунктах, которыми могут заинтересоваться преступники. О ситуации были оповещены органы внутренних дел всех соседних с Томпонским районов. И особое внимание было уделено вопросам розыска и поимки разыскиваемых, для чего должны быть перекрыты все пути, которыми могли воспользоваться беглецы, чтобы покинуть территорию розыска, в том числе и водные.

В общем, были приняты все необходимые в сложившейся ситуации меры - Министр Удовенко и высшие чины милиции понимали, что, как говорится, «буря неминуема» и надо добиться положительных результатов по обезвреживанию преступников до прибытия начальства из Москвы (которое летело в эти минуты в Якутск), дабы хоть как-то смягчить их гнев.

6. Преследование

От того места, где у трассы была оставлена угнанная преступниками автомашина ГАЗ-66 почтовой службы, началось пешее преследование бежавших заключенных. Сначала на месте были визуально обнаружены следы ног, которые, несомненно, принадлежали разыскиваемым. Тут же служебные собаки взяли след и повели поисковиков через тайгу. Рядом с кинологами спорым шагом шли проводники, за ними двигались остальные. Было ясно, что беглецы пошли в стороны речки Восточная Хандыга, возможно, с намерением выйти к Алдану. Командир отряда немедленно доложил об этом в Центр координации розыска по радиотелефону, чтобы были приняты меры к перехвату преступников.

Эта версия подтвердилась, когда преследователи вышли к речке. Здесь, как по следам установили проводники, беглые арестанты разделились на две группы, предварительно обсудив свои дела, сидя на лежавшем на берегу стволе большого дерева, около которого было обнаружено несколько окурков. Один из отряда - специалист по криминалистике, собрал их в пакетик. Это были первые материальные следы, по которым позже можно будет идентифицировать фигурантов уголовного дела, которое в любом раскладе будет возбуждено.

Преследователи заведомо были готовы к тому, что преступники могут разбежаться по нескольким направлениям, поэтому и они без промедления разделились. Одна группа пошла вверх по течению, другая – вниз.

Группа, которая направилась вверх по течению, вначале шла точно по следам беглецов, оставленным на берегу речки, текущей с горного хребта. Всё это намного удлиняло путь, а нужно ведь было как можно быстрее догнать и перехватить преступников. Преследуемые, которые, как всем было ясно, не были знакомы с местностью, следовали точно по берегу речки, повторяя все её изгибы и петли, тратя на это значительное время. Потому проводник, который хорошо знал местность, предложил командиру группы с целью сокращения дистанции между ними и разыскиваемыми на некоторых особо извилистых участках потока срезать путь. Так и стали действовать. И каждый раз ищейка уверенно брала след. Такой способ преследования намного укорачивал путь и, конечно, сокращал расстояние. Однако, с другой стороны, оставались не осмотренными целые участки речки на его петлях, но основная цель – быстрее догнать беглых арестантов, на данный момент превалировала.

7. Выстрелы в тайге

Группа Калниньша, а их было трое, следовала строго вдоль речки по открытой местности и потому повторяла все её изгибы - сил и желания пролезать сквозь чащобу кустарников с целью сократить путь, у них не нашлось. Голод, бессонная ночь и с нею усталость, отсутствие навыков ходьбы по пересеченной местности, да и незнание маршрута, способствовали тому, что «бегунки» продвигались непозволительно медленно. Всё это, конечно, не могло повысить их настроение.

Один из спутников Артура (назовем его Мишей Галушко) то и дело пытался, выражаясь цивилизованным языком, внести коррективы в решения вожака, но всегда находил откровенно грубый отпор в виде выражений «не командуй», «сам разберусь», «не твое собачье дело» и т.п. Разумеется, это не могло понравиться Мише, который в отличие от Артура, ранее был судим и прошел начальные ступени «лагерной» школы.

Слово за слово и противники дошли до взаимных оскорблений, а затем сошлись в драке. Более рослый и сильный Калниньш одним из ударов кулаком свалил Галушко, а затем сильно попинал его. Третий из группы, приятель Миши, попытался разнять драчунов лишь словами, но вмешиваться не стал, придерживаясь нейтралитета. Однако действия Артура, который нарушил знакомый их поколению с детства святой принцип «лежачего не бьют», ему точно не понравились. Потому он даже не попытался остановить Мишу, когда тот приподнялся и выхватил из-за спины доставшийся ему при побеге пистолет ПМ и передернул затвор. Артур же, услышав звук взводимого затвора пистолета, будучи уверен, что противник слаб не только физически и у него духа не хватит стрелять, презрительно хмыкнув, сплюнул в его сторону и демонстративно повернулся к нему спиной. Такое поведение вожака ослепило яростью Галушко и он, направив дуло в сторону противника, нажал курок. Пуля попала в спину Артура и отбросила его лицом вниз. Калниньш упал на берег речки, покрытый разноцветной галькой, смертельно пораженный. Меж лопаток бывшая на нем светлая майка вспыхнула алым цветом крови. Артур даже не дернулся.

Наступило молчание. Галушко поднялся, сунул пистолет за спину и пошел, держа прежнее направление. Его сокамерник последовал за ним. Пройдя все так же молча пару километров вдоль речки, они наткнулись на охотничью избушку, где нашли оставленные по неписаной традиции таежников продукты (сухари, сушеное мясо-сохатину и прочее), поели, напились воды из наполненного в речке котелка и завалились спать.

Спустя какое-то время, сквозь сон Миша услышал явственный лай собаки, вскочил, схватился за пистолет и прислушался. Лай повторился, а затем раздался громкий призыв:

- Эй, вы там в избушке! Вы окружены, бросайте оружие перед входом и выходите с поднятыми руками!.. Мы знаем, что вы вооружены и у нас есть приказ с вами не церемониться и стрелять на поражение!.. Так что, если хотите жить – сдавайтесь!

Галушко молчал, напарник смотрел на него и по его взгляду Миша понял, что тот готов сдаться. Тем временем снова раздался голос-крик:

- Последний раз предлагаю – сдавайтесь! Даю предупредительные выстрелы! – затем раздались трескучие звуки выстрелов из автомата.

Миша съёжился, взглянул на напарника и кивком указал тому на дверь. Сам не решился подчиниться призывам оперативников. В голове хаотично шевелились мысли о том, что он снова попадёт в колонию, но уже однозначно на очень большой срок заключения за убийство вожака и побег. Эти тяжкие мысли, молнией блеснув в его разгоряченном мозгу, внезапно подтолкнули его к действию, как ему казалось, самому правильному в его положении. Он быстро поднял пистолет к виску и дернул курок. В последний момент рука дрогнула и пуля, пройдя касательно по верхней части правой щеки, пробила глаз и вышла, задев край лобной кости у глазницы. Миша свалился без чувств на земляной пол охотничьей избушки.

8. Путь к реке

За это время группа Павлова, который имел навыки передвижения в тайге и, хотя слабо, но знал территорию, по которой он с парнями двигался, прошла довольно большое расстояние. Сергей, пользуясь своим умением и хорошо ориентируясь на незнакомой местности, срезал изгибы речки. Таким образом, беглецы к вечеру выбрались к месту, где речка значительно расширилась, и где ощущалось дыхание большой реки. Здесь они набрели на домик рыбаков, где нашли некоторые продукты в виде сухарей и засушенной рыбы, нанизанной на леску.

После того, как все «заморили червячка», Павлов, резонно полагая, что их интенсивно ищут и преследователи близки от них, предложил немедленно продолжить путь. Его решению повлияло то, что по пути они пару раз слышали шум вертолёта, пролетавшего над тайгой. Но двое его спутников, с непривычки сильно уставшие, категорически отказались идти и предпочли остаться ночевать в домике. Третий сохранил верность рассудку и последовал за Сергеем.

Оба двинулись дальше вдоль речки, не выходя на открытую местность. Когда они прошли пару километров пути, увидели, как со стороны реки в направлении домика, где остались двое «бегунков», пролетел вертолёт. Затем, чуть погодя, оттуда послышался слабый звук выстрела, возможно, из ракетницы. Это могло означать только одно – преследователи «взяли» парней, оставшихся в домике, и вызвали вертолёт для их эвакуации.

Проанализировав ситуацию, Сергей понял, что преследование по следам беглецов проводится с участием розыскных собак. И их с напарником поиски будут продолжены, поскольку вне всяких сомнений, собаки поведут за ними преследователей. Потому он решил вернуться к речке и, чтобы запутать собак, пройти по воде, а затем продолжить путь по другой её стороне.

Павлов, сделавший эти умозаключения на основании увиденного и услышанного, был недалёк от истины.

У второй группы преследователей, действительно идущей по их следу, взятой розыскной собакой, маршрут лежал практически по расширявшейся долине, когда изгибы речки уже «не делают погоды», и им не было надобности каким-то образом сокращать путь, избегая изгибов русла.

Проводник сразу заметил, что беглецы не делают излишних ходов. То, что они шли, часто выпрямляя путь, указывало, что ведомы человеком, знакомым с местностью, видимо, опытным таежником. Это обстоятельство, с одной стороны, было на руку преследователям – они знали, что беглецы наверняка стремятся к домику рыбаков, расположенному невдалеке, а с другой – могло усложнить поиск преступников.

Но поисковики продвигалась без помех и, благодаря нюху розыскной собаки, точно по следам преступников вышли к домику и практически «теплыми» повязали спавших там «без задних ног» участников побега из группы Павлова. После этого оставалось лишь по рации вызвать вертолет и дать сигнал ракетницей для его посадки на отмели речки.

Передав задержанных беглецов конвойникам, следовавшим на вертолете, старший группы преследования доложил обстановку в Центр координации розыска. Группа получила задание, после так необходимого ей краткого отдыха, продолжать поиск оставшихся беглецов.

После небольшого привала, подкрепившись сухим пайком, преследователи в своем разношерстном составе снова вышли на «тропу войны» - группа ринулась вслед за преступниками. На этот раз у них была достаточно реальная цель. Но надо поторопиться – наступала ночь, хоть и белая, но она могла затруднить её достижение.

Розыскная собака резво бежала впереди, да так, что группа едва поспевала за ней. Но затем, на берегу речки, где Павлов с напарником вошли в воду, она потеряла след. Догадавшись, что беглецы, почуяв близкое преследование, решили далее идти по воде, чтобы запутать свои следы, группа остановилась. Здесь проводник, будучи знаком, пусть даже в общих чертах, с ситуацией, высказал мнение, что эту группу беглых, вероятнее всего, ведёт житель Хандыги - опытный охотник и рыбак Павлов, у которого, как он слышал, в устье речки раньше был участок с домиком. Проводник высказал мысль, что тот наверняка пойдет в том направлении. Потому решили направиться прямиком туда.

Спустя час, когда солнце достигло края горизонта, группа вышла к устью Восточной

Хандыги, которая разлилась достаточно широко. Здесь у края тайги показалась заимка, где размещались несколько жилых домиков и соответствующие хозяйственные постройки. На берегу водоема, который язык уже не поворачивался назвать речкой, виднелись корпуса моторных лодок, стояли так называемые металлические «сейфы», где рыбаки обычно хранят водные моторы и рыболовные снасти. Вокруг никого не было видно.

Тем не менее, командир группы со своими бойцами, распорядившись проводнику и вожатому розыскной собаки остаться на месте, стали лесом подбираться к строениям. Оставшимся ждать было видно, как оперативники заглядывали во все возможные места, где бы смогли спрятаться беглые «зэки», потом постояли рядом с мужиком, вышедшим из одного из домов, видимо расспрашивая его, затем жестами позвали их.

Оказалось, что Павлов или кто-либо на заимку не заходили, ничего подозрительного мужик не видел. В общем, надежда найти здесь и обезвредить оставшихся на свободе беглецов не сбылась. И было ясно, что они вряд ли уже зайдут на заимку. Так что резона далее напрягаться, не стало.

Потому, после разговора с координационным центром, было принято вполне разумное решение переночевать здесь. По такому случаю с помощью местного рыбака, с которым был налажен контакт, приготовили горячий ужин - полевой суп из тушенки, на второе макароны опять же с тушенкой и горячий чай. Люди вдоволь наелись и устроились спать в одном из пустующих домов, собаку накормили и привязали снаружи, надеясь, что она своим лаем даст знать в случае, если кто появится. Наконец-то уставшие от погони люди погрузились в нормальный сон.

9. Судьба - злодейка

В разгар лета в средней полосе Якутии стоят белые ночи. Солнце практически лишь на часок, или даже меньше, спускается за горизонт, который обычно светится алой зарей так, что в безоблачную погоду можно легко читать газету. В эту пору во всех водоемах рыба выходит к берегу и хорошо клюет на обычного червяка, которого без труда можно найти даже на берегу речек, раскопав песок под кустами.

Один из активных участников массового побега, достаточно опытный таежник Павлов, выбрав место для ночлега на берегу, быстро наловил рыбы самодельной удочкой, сделанной из прихваченных в охотничьей избушке снастей. Затем он с напарником в ложбинке соорудили костер и на палочке приготовили шашлычок из своей добычи, плотно поужинали и улеглись отдохнуть.

Рано утром, проснувшись отдохнувшим, Сергей, лёжа на примитивном ложе из зеленой травки, стал размышлять о дальнейшей своей судьбе.

Вчера вечером издали с противоположного берега речки они наблюдали, как на заимку, куда из разумной осторожности Сергей с напарником не стали соваться, вышли преследователи с собакой, потерявшей их след. Было жаль, конечно, что они теперь остались без провизии и одежды, которыми он планировал разжиться в домике, где много времени провел до своего ареста с другом во время охоты и рыбалки. Ну, что ж, теперь придётся направиться к деревеньке, расположенной на высоком берегу Алдана, где у него жили знакомые. Там можно будет, наконец, основательно подготовиться к дальнейшему путешествию подальше от мест, где они, наверняка объявлены изгоями. Хотя, возможно, в той деревеньке их – беглецов, ждут опера, придётся рискнуть.

Впрочем, даже если поймают, - думал беглец, - то ему добавят максимум пару лет к «заработанному» им за пьяную драку сроку. Ведь они ничего такого не совершили, - успокаивал себя Сергей, – кроме, конечно, захвата оружия. Ну, конечно, если докажут это, то надо ждать добавки. А это вряд ли – он выбросит пистолет и будет всё отрицать…

Такие невесёлые мысли вертелись в голове Павлова. Он был почти уверен, что их, в конечном счете, найдут и вернут в душную, кишащую клопами, камеру, но всё ж стоило совершить этот побег – они вволю надышались свежим воздухом свободы, в конце-то концов.

В таком горестном настроении Павлов с напарником продолжили свой путь, как не верти – от свободы к неволе.

10. Неотложные меры

Таким образом, к исходу вторых суток со дня массового побега принятыми мерами были задержаны четверо из семи бежавших заключенных. На свободе, как считалось, осталось еще трое беглецов. О том, что Калниньш, организовавший побег, был убит своим же «корешом», пока не было известно – сдавшийся «зэк» из его группы предпочитал молчать (ведь об этом его никто не спрашивает!), а Галушко, попытавшийся было добровольно покинуть этот свет, хоть и остался жив, был не состоянии разговаривать. Его срочно доставили в хирургию райбольницы, где удалили поврежденный глаз и теперь решался вопрос о его транспортировке в «больничку», находившуюся в ИТК-7 в поселке Табага.

Поздно вечером 2 июля 1979 г. Министр Удовенко вновь собрал совещание. На нем было констатировано следующее.

Первая группа поиска, захватившая двоих бежавших, скрывавшихся в охотничьей избушке в верховьях речки, была вместе с задержанными (раненым Галушко и его напарником) на вертолёте доставлена в Теплый Ключ, а затем на автомашине в райцентр. Другая пара беглецов, захваченная в домике рыбаков, также нашла «приют» в КПЗ райотдела милиции. А люди, их захватившие, остались ночевать на заимке в устье речки и наутро будут готовы продолжить поиски в районе впадения её в Алдан – там будут проверены все возможные места, где могут укрыться беглецы. А в деревеньку, расположенную в том районе поиска, к концу дня была вертолётом доставлена группа захвата из спецназа, которой дано задание перекрыть все возможные подходы к ней и к реке.

Министр сообщил, что из Москвы в Якутск прибыли некоторые высшие офицеры, в том числе из оперативных служб, для оказания практической помощи местной милиции. Завтра они будут здесь. К сожалению, к этому времени нам не удалось своими силами выполнить задачи поиска и задержания преступников, заявил он.

Затем Удовенко перешел к проблемам, которые необходимо было разрешить в первую очередь. Это – установление взаимодействия с прокуратурой, в компетенцию которой входили вопросы расследования уголовного дела в отношении работников милиции, допустивших вследствие нарушений должностных обязанностей и инструктивных законоположений массовый побег заключенных, захвата ими табельного оружия. Кроме того, только правами прокуратуры можно было решить вопросы об ответственности лиц, виновных в ранении людей и гибели сотрудников милиции при перестрелке на автотрассе. И само собой должно быть незамедлительно начато расследование в отношении заключенных, совершивших побег из-под стражи.

Но самой важной и актуальной задачей всех служб, задействованных в милицейской операции, является задержание бежавших из-под стражи вооруженных преступников, представляющих огромную опасность для населения, подчеркнул Удовенко. Их на свободе осталось трое и они способны на любые преступления. Потому необходимо приложить все силы, чтобы в кратчайший срок обезвредить их. И в первую очередь необходимо допросить задержанных беглецов с целью прояснения и конкретизации мер по поиску лиц, всё еще остающихся на свободе.

11. Где остальные?

Рано утром следующего дня вторая группа поиска, заночевавшая в домике на заимке, отправилась на другой берег речки. Во время завтрака по предложению вожатого СРС было решено переправиться чуть выше по перекату на левый берег речки и там поискать следы беглецов.

Как только группа вышла на берег, собака практически сразу взяла след и резво побежала вперед. Проводник, да и остальные тоже, заметили на песке уже знакомые следы ног, и воодушевленные успехом, поспешили вслед за ней. Следы вели в сторону небольшой деревушки, расположенной на берегу Алдана. Группа, хорошо отдохнувшая на заимке, бодро шла по ним и, спустя где-то час, почти выйдя к населенному пункту, на окраине леса была остановлена окриком бойцов спецотряда, перекрывавшего путь к реке.

Оказалось, что совсем недавно группой заграждения были задержаны двое граждан, видимо из тех, кто находился в розыске. Беглецы, а это были Павлов с напарником, никакого сопротивления не оказали. У них были изъяты два пистолета ПМ и патроны к ним, другого оружия у них не было. Оба задержанных сидели под охраной на окраине леса, на руках обоих были замкнуты наручники.

Так были задержаны еще двое беглецов из числа остававшихся на свободе. Теперь на воле оставался лишь один человек. Но тот был, как не без оснований считали все, главарем группы заключенных, подбивший их на дерзкий побег с захватом табельного оружия милиционеров и, пожалуй, представлял наибольшую опасность для окружающих. Потому немедленно все силы были брошены на его поиски.

Спустя некоторое время со слов захваченного вместе с Галушко «бегунка» стало известно, что неудавшийся самоубийца застрелил по почве ссоры своего вожака, труп которого остался на берегу речки Восточная Хандыга. Как мы помним, группа преследования, ведомая опытным проводником, по пути срезала изгибы речки и потому труп Артура Калниньша своевременно не был обнаружен.

Тотчас же был снаряжен вертолет с группой оперативников, который вылетел из Теплого Ключа к месту, указанному единственно оставшимся в живых и здоровым беглецом из группы организатора побега. Найти труп главаря особого труда не составило, потому вскоре было объявлено об окончании поисков, о результатах которых немедленно известили Якутск и Москву, а также все заинтересованные близлежащие районные отделы милиции.

Министром Удовенко было созвано небольшое итоговое совещание, на котором вкратце были заслушаны руководители групп розыска. В отношении лиц, по вине которых произошли массовый побег заключенных и трагическая перестрелка между преследователями, было объявлено, что разбирательство будет проведено на расширенной Коллегии МВД республики. Было также объявлено, что прокуратурой республики возбуждено и расследуется уголовное дело по факту злоупотребления служебным положением должностными лицами Томпонского РОВД, а Следственным управлением МВД – дело в отношении заключенных, совершивших побег с захватом оружия.

12. Эпилог

В конце повествования остается добавить, что в последующем все лица, проявившие недобросовестное отношение к исполнению служебного долга, грубо нарушившие ведомственные приказы, Уставы и Инструкции по несению милицейской службы, в результате чего был совершен групповой побег заключенных с тяжкими последствиями, предстали перед судом и понесли заслуженное наказание.

Аммосов, Денисов и Комиссаров, признанные судом виновными в ненадлежащем исполнении своих обязанностей, были осуждены к различным мерам уголовного наказания. А бывший начальник отдела Степанова А.Н. с учетом его возраста и прежних заслуг был освобожден от уголовной ответственности. Однако на службе его более не стали держать - он был отправлен на пенсию.

Ну, а заключенные, хлебнувшие свежий воздух в то жаркое лето, добавили себе дополнительные сроки за это «удовольствие».

Вот так завершилась эта печальная история. И нам остается только надеяться, что те, кому это надо, сделали и сделают нужные выводы и не повторят ошибок своих предшественников. Ведь недаром говорится, что умные учатся на чужих ошибках, а дураки – на своих.

август 2017 г.

Наверх