Михаил Харузин: якутяне, не рвитесь в чиновники, а создавайте свой бизнес

11:02 | 3.4.2014 | Просмотров: 1627
Михаил Харузин: якутяне, не рвитесь в чиновники, а создавайте свой бизнес

YAKUTIA.INFO. В рамках прошедшего на неделе роуд-шоу Russian Startup Tour Якутск посетили эксперты "Сколково" "Росмолодежи", "Российской венчурной компании". В их числе – управляющий директор Фонда посевных инвестиций «РВК» Михаил Харузин, который поделился с Yakutia.Info своими мыслями об экономических реалиях в стране и  республике.

- Михаил, сейчас высказываются опасения, что экономические санкции в отношении России со стороны Запада могут серьезно потрясти нашу экономику. Соответственно, будет тяжело и стартаперам и фондам, завязанным отношениями с западными инвесторами.  

- Вы знаете, это все политика. И как только отходишь от политики на шаг, все работает по-прежнему. На прошлой неделе у нас было совещание американско-русской группы в Миннесоте. Две недели назад приезжали финны на подписание меморандума о сотрудничестве. Нужно понимать, что политика – это отдельная вещь, а бизнес всегда договорится. Два-три месяца, и будет тихо, а бизнесмены работают каждый день. Мир вынужден с нами работать.

- Венчур – это всегда риск, инвестируемая компания может и прогореть. Забираете ли вы в залог компанию, которую проинвестировали, как бы на случай риска?

- Мы готовы принимать на себя «научные» риски. Но не административные или уголовные риски, когда деньги выводят из компании, объясняя венчурными рисками. Да, мы забираем себе часть компании, но от 20 до 40 процентов – это так называемые комфортные суммы. У основателя или у инициатора всегда должен оставаться контрольный пакет венчурного проекта – то есть более 50 процентов, чтобы он был заинтересован в его управлении. В случае если вы забираете от 50 и более процентов, основатель и инициатор теряет свою мотивацию. И далее, когда приходит инвестор следующего раунда, ему будет попросту нечем делиться.

- Насколько правильно то, что венчурная компания содержится за счет инвестиций венчурного фонда? Может сложиться так, что венчурным фондам, особенно созданным со стороны государства, будет невыгодно заниматься инвестированием, а просто сидеть на деньгах.

- Деньги даются на реализацию целей проекта. Но пока есть проект, вы должны на что-то жить. Это все заложено в бизнес-план и отражено в финансовой модели. Но у вас есть четкая цель, и вы ее должны реализовать. Вы не можете просто так получать зарплату, тратя деньги на себя и не реализовывая проект. Венчурные компании подвергаются тщательным проверкам Счетной палаты России. И если средства лежат на депозитах, а проекты не финансируются, идет нарушение меморандума. Соответственно, выдается предписание исправить ситуацию. Поэтому просто так получить деньги, положить их на депозит и ничего не делать не получится. Контроль сейчас налажен, иногда даже излишний.

- Когда придет частный бизнес в российский венчур?

- Да, сейчас в венчурной сфере России преобладает государство. Причина в том, чсто проекты достаточно тяжелые, научные, и предприниматели туда не идут. Однако венчурные фонды возросли за последний год в два раза, и частники потихоньку приходят к нам. Просто пока приходят на отрасли, в которых низкие барьеры входа, те же айти-проекты. На сложные биотехнические или инфраструктурные проекты бизнес идти пока не рискует.

- Может, необходимо принятие каких-то дополнительных законодательных актов?

- Законов уже больше чем надо, различных форм субсидий тоже предостаточно. Проблема в другом: не хватает молодежи, которая рвалась бы не работать в «АЛРОСА», а создавать свой бизнес. Причем пока неважно, инновационный он или нет. Нужно переломить стереотипы и прийти к пониманию того, что человек, у которого есть свой бизнес, - он уважаемый. А работать в корпорациях и госдолжностях могут все, поэтому вы всегда успеете. Молодой человек должен осознать: пока ты молодой, ты должен пробовать создать свой бизнес.

- Но у нас все еще престижно не иметь свой бизнес, а работать в корпорации или на государственной должности.

- Это в точности повторяет японский опыт. В Японии выгодно работать в полугосударственной «Мицубиси» и не престижно быть предпринимателем со своим маленьким бизнесом. В Штатах ситуация прямо противоположная: 80 процентов там составляет малый бизнес. И работать в своей маленькой компании из двух-трех человек гораздо престижнее, чем в «Форде» или «Дженерал электрик». Это вопрос менталитета. У нас все-таки преобладает патернализм, когда отечество как папа и мама относится к своим жителям и устраивает их должности.

Кстати, ситуация меняется, и в Татарстане, Ульяновске, Саранске становится престижно иметь свой бизнес. Пусть маленький, но свой. Проблема в том, что это происходит очень медленно. Во многом потому, что во всем мире частник всегда зарабатывает больше, чем человек на госдолжности. У нас все наоборот: частник постоянно платит налоги, и в итоге у него не очень интересные доходы.

- Видимо, надо что-то менять?

- Да, надо многое менять, начиная от менталитета и заканчивая подходом государства и корпораций к бизнесу. Тем более количество чиновников в России, которое сейчас уже превышает их количество в СССР, поражает. Как, собственно, и их неэффективность.

- А как это сделать?

- Опять же повторюсь: нужно прививать молодежи, что на государственную должность или в корпорацию вы всегда успеете устроиться. У вас есть время и возможность проявить какие-то свои знания и хобби, открыв собственное дело.

Очень большую роль здесь играют СМИ, которые могут освещать интересные инновационные истории успеха. Чтобы показать людям: вот он, человек успеха, он сам себя реализовал. А молодежь очень падка на хорошие примеры.

Беседовал Денис АДАМОВ

Наверх