Культура 15:25 / 26.4.2018 1684

Андрей Борисов работает над итальянской драматургией в Саха театре

Андрей Борисов работает над итальянской драматургией в Саха театре
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: автора

YAKUTIA.INFO. В Саха театре режиссер, народный артист России Андрей Борисов сейчас работает над новой постановкой по пьесе итальянского драматурга Луиджи Пираделло «Гиганты горы». Материал очень нестандартный по форме и содержанию, и автор даже не успел закончить свою работу при жизни.

В России эту пьесу  поставили только в Мастерской Петра Фоменко несколько лет тому назад. В интервью «Якутия.Инфо» Андрей Борисов рассказывает о смыслах этой необычной пьесы и о том, насколько важно ее появление в репетуаре Саха театре, а еще о том, почему интересен сам процесс работы над спектаклем, а не конечный результат. Тем более что точных дат премьеры еще пока нет.

Как эта пьеса появилась в вашей жизнь, почему взялись за ее постановку?

Мне хотелось вернуться к состоянию своей души, когда я только закончил ГИТИС. Тогда я мыслил категориями европейского театра, и мне уже давно казалось,  что Саха театру необходима некоторая интеллектуализация. И сейчас получилось так, что появилась эта пьеса. А случилось это так – мы были в Мастерской Петра Фоменко и там завлит нам предложила пьесу Пиранделло «Гиганты горы», которую в этом театре поставил мой однокурсник Евгений Каменькович. Я прочитал ее и понял, что это, что я искал. Мне уже давно хотелось сделать постановку о театре, об искусстве и как раз об этом пьеса Пиранделло. 

То есть вы ранее эту пьесу не знали. И получилось все так же случайно,  как и с повестью Айтматова «Пегий пес бегущий краем моря», из которой появился спектакль «Желанный голубой берег».

Да. И философская концепция соответствует моим размышлениям о театре, об искусстве и вообще о жизни в целом. У меня в последнее время появляется уверенность в том, что реальность этого мира человек создает сам. Лао Цзы говорил о том, что «Все рождается в пустоте и уходит в пустоту», а Ойунский – «Из ничто вижу ничто». И я в этом смысле хочу разобраться, что такое реальность театра и жизни. 

А Пиранделло говорит, что не только театр создает эту реальность, а еще и сам человек создает реальность. И для меня это загадка. И мне совершенно не важен будущий успех спектакля -  я хочу через эту работу разобраться в вечных вопросах бытия.

Можно назвать это неким продолжением «Мамаши Кураж», поскольку вы говорили, «возвращаясь к состоянию души», что после окончания ГИТИСа хотели как раз ставить Брехта, Камю, Пиранделло?

Можно. Но это еще и попытка продолжить евразийскую линию Саха театра. То есть мы, например, играли «Короля Лир» на якутском языке и текст был почти архаичным текстом Олонхо. И у некоторых зрителей даже создавалось впечатление, что Шекспир был якутом. И вот это евразийство, заложенное в Саха театре, хочется довести до предельного звучания. 

На этот раз это итальянский автор и органика и логика актеров в его пьесе совершенно другие. И, наверно, воспринимать это зрителю будет непросто. С другой стороны, когда в наш театр входит «телевизионная сериальность» с ее некой упрощенностью чувств, игры, то мне становится не по себе.

Вот у нас в театре актеры из Шепкинской театральной  школы, где главное выразительное средство - это слово, а я учился в ГИТИСе, где основной компонент - это все же действие. А у Пиранделло стиль авангардистский, сюрреалистический, метафоричный, который дает почву для такого интеллектуального  соучастия. 

И именно поэтому мне в работе над этой постановка важен сам процесс, а не конечный результат. И вот мне говорят - назначай премьеру.  Но я не спешу, хочу еще поработать.  

Ну а все же о чем будет этот спектакль и для чего. Поскольку в пьесе все кажется не однозначным.

Все это для того, чтобы показать зрителю - насколько театр это удивительное явление. Для этого. А про что? Про то, что реальности возможно и нет. Пушкин писал: «Нет правды на земле, но правды нет и выше». А я подумал и перефразировал, вступая в такой диалог с поэтом: «Нет правды, но неправды тоже нет». И еще вспоминаю другую его строчку: «Над вымыслом слезами обольюсь», и я хочу добавить: «Жизнь - это вымысел, над которым мы обольемся слезами и посмеемся».

Возникает вопрос. Что это будет - драма, комедия или что-то на стыке разных жанров?

И фарс, и комедия, и мистика, и миф, и кукольный театр, и еще многое другое. В этой пьесе есть все основные жанры театрального искусства. Поэтому зрителю нужно быть готовым переключаться.

Комментарии

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров