Австрийский антрополог: ожидание поезда порождает страхи у якутян

17:52 | 3.7.2017 | просмотров: 979 | Общество
Австрийский антрополог: ожидание поезда порождает страхи у якутян
Текст:
Фото: Героя публикации

YAKUTIA.INFO. Оказывается, что такие специфические проблемы, как появление железнодорожного сообщения между Томмотом и Якутском могут стать предметом научных изысканий у исследователей из Западной Европы. Антрополог Зигрид Шиессер из Венского университета изучала эту тему два года назад, во время своей первой научной командировки в Якутию. Теперь она вернулась для того, чтобы собирать материалы для своей будущей научной диссертации о влиянии национальной культуры Саха на   архитектуру Якутии и на дизайн в архитектуре. Чем привлекла ее Якутия и эти достаточно локальные вопросы она рассказала в своем интервью. И, кстати, разговаривали мы на русском... 

Томмот-Нижний Бестях глазами автрийского антрополога

- Итак, что привело тебя в Якутию?

- Я занимаюсь социальной антропологией. Во время учебы я провела два семестра в Краснодаре, где изучала русский язык, а также занималась исследованием городской среды - а именно стрит-артом. Я сама немного художник, люблю фотографировать и поэтому меня заинтересовала эта тема, особенно в контексте постсоветского городского пространства. Потом, защитив магистерскую диссертацию, я спустя некоторое время вернулась в университет, поскольку там нужен был ассистент со знанием русского языка. Причем заниматься нужно было именно Севером России, а также, помимо этого, появилась возжность получить научную степень. Мой профессор уже долгие годы занимается полярными регионами и прожил более 20 лет в Фэрбенксе. И мы вместе с ним написали грант на исследование БАМа и АЯМа. Мы сидели с картой и распределяли регионы - я захотела самый северный, то есть Якутию.

- Что-то непонятно. А почему речь идет о железной дороге БАМ, АЯМ?

Наш проект предполагает исследование "отдаленности". Имеются в виду те места, где транспортная инфраструктура развита не совсем хорошо. То есть как эта отдаленность влияет на людей. И вот здесь очень интересна ситуация с Нижним Бестяхом. Я два года назад приехала в Якутию и два месяца провела в Мегино-Кангаласском районе, исследуя то, как строящаяся железная дорога меняет социальную среду. Это то, как люди ожидают появление поезда. Моя работа так и называлась "В ожидании поезда". Это, повторюсь, очень интересная, но вместе с тем непростая ситуация.

- И что же австрийский социальный антрополог там разглядел? Ведь ситуация там действительно непростая. Вроде дорога есть но в эксплуатацию ее так и не ввели.

Например - появление транспортного техникума. Люди учатся, а работы для них нет. К тому же в деревнях очень неоднозначно воспринимают приход железной дороги - многие боятся, что с ее появлением придут и наркотики, болезни, появятся чужаки. И чем дальше от Нижнего Бестяха, тем кажется, что люди боятся больше. Ни все, конечно, но большая часть. Другой момент - это развитие самого Нижнего Бестяха. Еще несколько лет назад там ничего не было. А теперь там торговые центры, 
тротуары, появилась работа. И вот мы наблюдаем то, как железные дороги изменили эту среду. 

- А вообще в Австрии это все кому-то интересно?

Для государству это не интересно. Это интересно для нас, как для ученых. Например, Австрия - это очень маленькая страна, где инфраструктура развита очень хорошо. Все, даже очень удаленные места, достижимы транспортом. Здесь ситуация, мягко скажем, иная. 

- Если вернуться к Нижнему Бестяху - поезда-то там почти не ходят.

- Да, но я вот как раз и изучала, получается, ожидание. Хотя изначально думала, что поезда там уже ходят. Мне так и сказали по приезду в Бестях, что поезда не ходят и изучать нечего. Но я из этой ситуации сделала свою работу построенную именно "на ожидании", что тоже очень интересно. 

- Так хоть один поезд ты все таки увидела?

В Томмоте, Алдане, Нерюнгри и в Тынде. А вот в Нижнем Бестяхе пока нет. 

- Послушай, а вот со всей этой железнодорожной тематикой если закончить. А тебе как кажется - мы в Якутске может быть какие то-ненормальные, в отсутствии железной дороги?

Нет, конечно(смеется). Я так не думаю. Люди везде одинаковые.

Возрождение национальной культуры через архитектуру

- Теперь ты находишься в Якутске, изучая архитектуру? Как ты заинтересовалась этой проблематикой?
Я изучаю то, как идентичность народа саха выражается через архитектуру. И кстати, одно из первых зданий, которое меня привлекло - это как раз здание жд/вокзала в Томмоте. Я поняла, что хочу узнать больше. Потом меня пригласили в Намцы и там я
увидела Дом Олонхо. Тогда я начала думать о том, что это может стать темой для исследования. И я начала собирать информацию как об истории этой проблемы - когда стали появляться первые веяния, так и смотрела и на современные проекты и студенческие работы. В итоге и со мной согласны местные архитекторы - это выражение национальной идентичности началось со строительства в 1959 году здания Академии Наук. Там впервые были использованы якутские орнаменты. А далее архитектором Слепцовым в 1970 был спроектирован музей Ойунского. Дом стилизован под балаган.

- И ты видишь эту тенденцию на современном этапе?

Сейчас идет восстановление национальных культур на всем постсоветском пространстве. И архитектура в этом смысле не отстает. ​Сейчас появляется много  зданий, где используют национальные элементы - как в стилизации по форме, так и в дизайне (узоры). 

- Опять же встает вопрос о том, кому это интересно у вас?

Скажу так - есть много похожих примеров на постсоветском пространстве и в бывших странах социалистического лагеря, например - в Македонии, Казахстане, Польше. Вот Македония, например, - там перестроили весь центр столицы в угоду национальным истокам культуры. Много построено под античность, много памятников Александру Македонскому. А почему это интересно в научном плане? Я пишу о том, как возник такой вид дизайна, который затрагивает национальные основы. И вообще в научной среде сейчас очень популярно это направление в антропологии, именно связанное с архитектурным дизайном.

- А если говорить о сложностях в реализации вот этой национальной идентичности
через архитектуру и дизайн в архитектуре?

Во первых, сложности в том, что традиционная архитектура очень непросто соединяется с потребностями современной жизни. Если говорить о Якутии, то, конечно, есть дома, повторяющие формы урасы или балагана, есть много других интересных проектов, с которыми я познакомилась здесь. Но они, к сожалению не всегда находят понимание и воплощаются в жизнь. К тому же в Якутске есть та же проблема, которая характерна для многих современных городов - это многоэтажное строительство. Люди во всем миру одинаковые, и у всех потребности примерно одинаковы. А комфорт не совсем сочетается с жизнью в многоэтажных домах.

- Появится ли материалы твоего исследования здесь в Якутии?

Мы планируем издать несколько совместных статей с СВФУ. Ну и конечно я напишу свою диссертацию. Может, издадим ее и в Якутске. А пока нужно закончить исследовательскую работу.

У Зигрид еще много планов. Сейчас в Якутск приедет ее научный руководитель, с которым они планируют посетить Нижний Бестях, где он с одной стороны сможет воочию увидеть то, что называется многолетним долгостроем, а с другой оценить те социальные и экономические изменения, которые, тем не менее, приносит это затянувшееся строительство.

Комментарии
Наталья
18:37 3.07.17

  -  Ужасает ваша грамотность письма.

Наверх