Жизнь 13:36 / 17.3.2014 18569

Перевалочная база – соцприют «Тирэх» (+фото, видео)

Перевалочная база – соцприют «Тирэх» (+фото, видео)
Текст: ЯкутияИнфо

YAKUTIA.INFO. Сюда приходят те, кого многие считают отбросами общества. Люди, оказавшиеся на обочине жизни – бомжи, лица, недавно вышедшие из мест лишения свободы. Или просто оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. А ситуаций в жизни бывает много – как говорится, от суммы да тюрьмы…

Принимают фактически любого

В новом режиме центр социальной реабилитации «Тирэх» работает уже больше месяца. Если раньше срок пребывания в этом учреждении ограничивался лишь десятью сутками, то сейчас у постояльцев есть на это три месяца. Три месяца, чтобы восстановить документы, восстановиться морально и физически, восстановить свои трудовые навыки, в конце концов. Ведь теперь это уже не временное пребывание, а социальная реабилитация. «Тирэх» делится на два раздела. Первый – это обычная ночлежка. Сюда принимают всех, кто остался без крыши над головой. По утру человек уже сам решает, оставаться ему или уходить в поисках лучшего на его взгляд места. Второй раздел – это уже собственно центр социальной реабилитации. «До этого мы были отделением временного пребывания, – рассказывает заведующий «Тирэх» Александр Михалев. – Сейчас мы позиционируемся как центр социальной адаптации, а на нее – адаптацию – требуется больше времени. Кому-то надо восстановить документы, другим – найти родственников, место работы и проживания, третьим требуется восстановить свои трудовые навыки. В любом случае, 10 дней на все определенно не хватает». Фактически «Тирэх» открыт почти для всех. Если в центре есть место, то в него должны принимать любого нуждающегося. Правда, есть исключения. Например, запрещено принимать людей с открытой формой туберкулеза. Не принимаются люди с колото-резаными ранами и психически нездоровые. 70 рублей на питание в день Попав в центр, человек первым делом подстригается и подвергается санобработке. Далее его определяют в палату. К слову, все довольно чисто и ухожено. Здесь с этим строго: все спальные принадлежности проходят тщательную обработку. По уставу и положению проживающие должны оплачивать 50 процентов от пенсии за свое проживание. Эта сумма идет в общую казну. «В месяц мы собираем около 30 тысяч», – говорит Александр Михалев. Питание, постельное белье, койки, медикаменты – все это стоит денег. На одно только питание уходит около 70 рублей в день. Сумма определена постановлением правительства республики. Естественно, на эти деньги особо не размахнешься. Ежедневный рацион довольно скромный: хлеб, масло, крупяные изделия, чай. Постояльцы могут приносить с собой еду – печенье, конфеты, в общем, то, что не надо готовить на плитке. «Горячее питание дается два раза в сутки, – говорит замдиректора Центра социальной реабилитации инвалидов Георгий Тарабукин. – Утром хлеб, днем суп, вечером каша. Мы считаем, что рациона достаточно для содержания постояльцев. Конечно, многим не хватает еды. Но это лучше, чем то, что у них было на улице». В понятие «реабилитация» входит, в том числе, и трудотерапия. Идея в том, чтобы постояльцы не прозябали, а могли себя чем-то занять и восстановить свои былые трудовые навыки. В перспективе здесь планируется открыть рабочий цех по различным видам производства. Оборудованиеже заказали.

«Если мы хотим вернуть человека в нормальную жизнь, то должны помочь ему восстановить свои трудовые навыки, – говорит Александр Михалев. – А некоторые и вовсе ничего делать не умеют. Мы заказали станки для деревообработки, маленький кирпичный завод, швейные машинки». Но это – в перспективе. А пока трудотерапия простая и незамысловатая: уборка снега, мусора и прочие простые, но нужные и полезные дела. Кто они, эти люди? Контингент здесь разный. Одни приехали из района в поисках лучшей доли, но столкнулись с проблемами и «споткнулись». Вторые приехали из другого региона на заработки, совершили преступление, отсидели, вышли – и оказались здесь. Отмечается один интересный факт: постояльцы молодеют. «В 90-е годы много чего рушилось, закрывались предприятия, люди увольнялись с предприятий толпами, поэтому на улице оказывались многие, – говорит заведующий Центром. – Многие хотят жить в городе. Молодежь приезжает в поисках работы, но не могут устроиться. Или на учебу, а тут куча соблазнов. И начинаются проблемы…». Сперва кажется, что все находящиеся здесь – однородная серая и мрачная масса, состоящая бомжей, зэков и прочих асоциальных типов. Но при знакомстве с каждым из них всплывает личная история, личная драма. Андрей Исаев, молодой человек, уроженец Якутска. «Меня выгнал из дому родной дядя, – говорит Андрей. – У меня мама умерла. Сюда меня направил отдел опеки. Своего жилья у меня не было. Сейчас мне ищут работу, сделали документы…».

Житель Верхоянского улуса Леонид Старостин приехал в Якутск в поисках лучшей доли, лучшей работы. «В Верхоянске я жил с матерью. В Якутске мне было трудно, я скитался по подъездам, – рассказывает мужчина. – Сейчас делают паспорт. Здесь негде жить было, трудно было. Когда скитался, мне одна тетя адрес записала, дала деньги на проезд и отправила сюда…». «Я приехал работать в поселок Алмазный, заработал срок, – рассказывает уроженец Бурятии Сергей Камынин. – Привезли в колонию-поселение в Якутск, вышел, так и остался здесь. Недавно украли документы. Ни родных, ни близких. От прохожих узнал, что здесь открывается новый центр. Сейчас документы восстанавливают. И все благодаря этим людям». «Ему была сделана путевка в Якутский дом-интернат, – говорит Георгий Тарабукин. – Это проблема, что нигде их не берут на работу. Куда им пойти-то? На гостиницу средств у них нет». Что сделал «Тирэх» в этом году - 28 человек подали заявление через «Тирэх» на восстановления паспорта; - 11 человек устроены в дома-интернаты; - 19 человек устроены на работу; - 5 человек отправили на родину. Естественно, такая ситуация приводит к рецидивам. Если человек хочет кушать, куда деться-то? «Один наш постоялец, недавно вышедший из тюрьмы, даже специально ограбил киоск, чтобы его поймали и потом снова посадили в колонию, он сам попросился, – рассказывает Александр Михалев. – Ему хотели дать условное наказание, но он настоял на реальном сроке. Я раньше думал – зачем они так делают? А потом понял, что им попросту некуда идти. А там, в тюрьме, крыша над головой есть, накормят, напоят, утром поднимут и вечером спать уложат». Елена Двойнова отсидела срок за умышленное убийство в Алтайской колонии. Перед ее освобождением начальство колонии связалось с ее матерью и сестрой, которые проживают в Нерюнгри, однако мать отказалась ее принять. «Мне спасло то, что было на руках направление сюда, – говорит Двойнова. – А так даже не знаю, куда я пошла бы. Поживу здесь, потом куда-нибудь устроюсь работать с проживанием. Мне в «Тирэхе» подыскали работу в каком-то улусе, поеду туда. «Вы бы интересовались, откуда появляются эти люди, – говорит Александр Михалев. – К примеру, возьмите эту женщину – вот куда она пойдет? И таких людей у нас много. Ведь у многих есть родственники, но они от них отказались. Нужно понимать, что мы – всего лишь перевалочная база для возвращения в нормальную жизнь. А остальное зависит как от самих людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, так и их родственников, которые помогут им». Денис АДАМОВ

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров