Жизнь 9:00 / 4.6.2015 2910

На месте газохимического завода может быть любой другой выгодный проект

На месте газохимического завода может быть любой другой выгодный проект
Текст: Тимофей ЕФРЕМОВ

YAKUTIA.INFO. «ТОСЭР «Заречье» не имеет строго газохимической направленности», - отмечает генеральный директор ГБУ «Агентства инвестиционного развития РС(Я)» Алексей Загоренко.

В свете последних событий в связи с митингом против строительства газохимического завода, состоявшегося на площади Орджоникидзе, редакция «Якутия.Инфо» обратилась за комментарием к генеральному директору ГБУ «Агентство инвестиционного развития РС(Я)» Алексею Загоренко. Агентство инвестиционного развития привлечено к работе с инвесторами в рамках проекта ТОСЭР «Заречье».

Алексей Сергеевич, у жителей республики аббревиатура ТОСЭР ассоциируется именно с газохимическим заводом. Действительно ли ТОСЭР «Заречье» создается под данный проект?

- Сам по себе ТОСЭР не создаётся именно под газохимический завод. ТОСЭР – это территория для развития любого выгодного производства. Просто так совпало, что первым из инвесторов, заявившим о себе, оказалась компания «Ростех». Быть или не быть химзаводу, станет понятно только после завершения работ по технико-экономическому обоснованию (ТЭО). Если инвесторы убедятся, что проект будет рентабельным, то будет вестись работа по химзаводу. Если расчеты покажут, что размещение химзавода не рентабельно, то будем развивать сельскохозяйственное направление. Ведь к нам кроме «Ростеха» поступило предложение от ООО УК «Мерси Инвест Групп» - это группа компаний, которая осуществляет свою деятельность в сфере животноводства на Дальнем Востоке России. Компания предлагает нам построить крупный свинокомплекс на 54 тысячи голов. Кто сказал, что ТОСЭР – это только газохимия?

Почему в качестве места для размещения газохимического производства выгоден Мегино-Кангаласский район?

- Там находится пересечение необходимых коммуникаций. Есть линия электропередач, есть газовая магистраль, есть железнодорожная ветка. Все три самых необходимых компонента для промышленного производства. Есть сырье, есть энергия, есть возможность для вывоза продукции по железной дороге. Обеспеченность магистральной инфраструктурой снижает затраты для инвестора. Немаловажную роль играет доступность трудовых ресурсов.

- Выгода для инвестора – это, конечно, хорошо, но будет ли от этого положительный эффект для жителей республики?

- Подчеркну, что территории опережающего развития создаются на Дальнем Востоке именно для того, чтобы повысить уровень и качество жизни дальневосточников. Конечными продуктами ТОСЭР "Заречье" будут пользоваться сами жители республики.

Республике выгодно, чтобы на данном направлении появился крупный потребитель газа. В настоящее время газопровод загружен минимально. Если такое положение вещей сохранится на ближайшее время, то содержать газовую ветку на данном направлении компании «Сахатранснефтегаз» будет невыгодно. С появлением крупного потребителя появятся средства на её содержание, ремонт, модернизацию и дальнейшее развитие газовой сети. С развитием сети станет больше потребителей, а чем больше потребителей, тем дешевле будут тарифы на газ. Это один из положительных моментов.

- Жители Заречья сомневаются, что инвесторы будут привлекать к работе местное население. По их мнению, рабочие места будут заняты гастарбайтерами из других регионов.

- Высокотехнологичное производство потребует квалифицированные рабочие кадры. Строительство крупных промышленных объектов требует времени – они строятся в течение трёх-пяти лет. Если проект химического завода будет утвержден, то за это время можно будет организовать обучение для работников. У нас есть Министерство профессионального образования, подготовки и расстановки кадров Республики Саха (Якутия). Естественно, на начальном этапе должны привлекаться опытные специалисты из-за пределов Якутии, чтобы избежать ошибок и аварий. Но в рамках ТОСЭР предусмотрена возможность постепенной замены персонала по мере подготовки специалистов из числа местных жителей. Если говорить о простых рабочих специальностях, то, естественно, власти республики буду учитывать все возможности для того, чтобы инвестор привлекал к работе максимальное число местных кадров.

- Предусматривает ли ТОСЭР выполнение инвесторами социальных обязательств перед жителями Заречья?

- В рамках закона о ТОСЭР есть все возможности предусмотреть ряд социальных обязательств перед населением района: строительство школ, больниц, жилья. Местные муниципальные власти будут представлены в совете Управляющей компании участвовать в обсуждении деятельности компании, в этом направлении возможен цивилизованный диалог. Кроме этого не надо забывать о мультипликативном эффекте.

Я был в Республике Корея (Южная Корея), посещал промышленные зоны компании Хёндай, там нам рассказывали о том, какой социальный эффект имеется от промышленных предприятий. О том, что за день сотрудники предприятий потребляют 40 тон риса, мяса и многих других продуктов. В Заречье возможно то же самое, работникам нужно есть, будут востребованы заведения общепита. Соответственно, будет потребность в сельхозпродукции. Таким образом, за счет появления новых производств будут создаваться сопутствующие производства и услуги. Несомненно, это даст мощный толчок развитию малого и среднего бизнеса. К тому же само название – территория опережающего социально-экономического развития – обязывает.

- Чем для республики важно развитие проектов в рамках ТОСЭР?

- Независимо от того, какой проект будет реализован в ТОСЭР – газохимический завод или крупное агропромышленное предприятие – для республики это будет серьезным показателем её инвестиционной привлекательности. У нас появится наглядный пример успешного взаимодействия с инвесторами. Они в свою очередь будут рекомендовать нас другим партнерам. Возьмем, к примеру, компанию “LG”, офис которой расположен в Якутске. Они стали сотрудничать с нами по разработке угольных месторождений. Постепенно через них на нас стали выходить другие корейские корпорации. Это как сарафанное радио. Рекомендации от действующих инвесторов будут серьезным подспорьем нашим официальным презентациям. Таким образом, я думаю, мы сможем привлечь ещё больше партнеров для развития промышленности и сельского хозяйства.

- Но разве нельзя организовать работу с инвесторами без образования ТОСЭР?

- Дело в том, что к нам нет очереди из инвесторов даже на разработку природных месторождений, которых у нас много. Наши климатические условия, географические особенности и отсутствие развитой транспортной инфраструктуры делают их менее привлекательными, чем в странах с более мягким климатом. Грубо говоря, у нас есть месторождение с высоким содержанием золота на тонну руды, но его разработка в нынешних условиях менее выгодна, чем, предположим, в Индонезии, где содержание золота ниже. Но зато там нет Вечной мерзлоты, благодаря теплому климату рабочий сезон там длиннее. Куда пойдет инвестор? При этом в той же Индонезии ведут работу с инвесторами, для них создают условия. ТОСЭР – это и есть комплекс условий для благоприятной деятельности инвестора. Налоговые льготы, ускоренное решение бюрократических вопросов, минимальные затраты на инфраструктуру. Без ТОСЭР Якутия менее привлекательна для инвесторов. А без инвестиций не будет динамичного развития. Заметьте, совсем недавно говорили о том, что республике нельзя быть только источником сырья. Необходимо развивать производство, потому что только оно может дать больше рабочих мест. Да и в целом в России необходимо восстанавливать промышленность, большую часть которой мы растеряли в 90-е годы. Кроме этого, ТОСЭР полностью соответствует ранее заявленному направлению в рамках схемы комплексного развития республики – «Схема 2020». Тогда все поддерживали развитие промышленности в республике. Что изменилось сегодня?

- Представители общественности говорят о необходимости проведения независимой экологической экспертизы проекта по размещению газохимического завода. Что-нибудь сделано в данном направлении?

- Мы вышли на экспертов в области химической промышленности.
Профессор Чжин Хо Чо работает в Департаменте экономики и биотехнологий университета Мёнгжи (Республика Корея).

Соловьянов Александр Александрович, доктор химических наук, академик РАЕН, директор Института экономики природопользования и экологической политики Высшей школы экономики.

Беренгартен Михаил Григорьевич, кандидат химических наук, профессор, проректор, Московский государственный университет инженерной экологии.

Пока от них получено предварительное согласие на сотрудничество. Они ждут, когда завершатся работы по разработке ТЭО. На основе ТЭО эксперты смогут дать независимую оценку проекту.

- Какая сейчас ситуация по проекту, ведутся ли работы по подбору участка, решение юридических вопросов?

Все взяли паузу. Пока никаких действий по проекту не ведется. ЯТЭК взяли паузу до конца года. Индусы работают над ТЭО (технико-экономическим обоснованием). Никакой «закулисной» работы не проводится. Прежде чем что-то начать, инвестор должен убедиться в рентабельности бизнес-проекта. Никто не будет вкладываться без расчетов. Так что нагнетание ситуации в плане того, что руководство республики спешит запустить ТОСЭР во что бы то ни стало, я считаю надуманным.

- Кто, по-вашему, заинтересован в нагнетании ситуации?

- Я не сторонник теории заговоров. Считаю, что это инициатива отдельных личностей, заинтересованных в политическом пиаре. Ведь тема защиты природы весьма популярна среди населения. Просто кто-то хочет заработать на этом политические очки.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Загрузка...

    Новости партнеров