Культура 18:30 / 18.12.2019 2190

Ромео и Джульетта по-юкагирски: ГТОиБ представляет оперный «стартап»

Ромео и Джульетта по-юкагирски: ГТОиБ представляет оперный «стартап»
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. В ГТОиБ поставили новый оперный спектакль «Юко и Анэкэ» на оригинальную музыку молодого якутского композитора Николая Михеева. Накануне премьеры мы побывали в театре.

Идея сделать оперу, рассказывающую о юкагирах, принадлежит художнику и писателю Николаю Курилову. В ее основе лежит поэма писателя «Черная морошка». В итоге она заинтересовала композитора Николая Михеева и для него согласие на эту работу стало своеобразным вызовом, поскольку за сочинение оперы он взялся впервые. Михеев, в свою очередь, в качестве режиссера будущего проекта предложил Костаса Марсаана – вместе они работали над фильмом «Мой убийца». У последнего опыта работы в театре, а тем более с оперой, тоже не было, но зато была любовь к оперным спектаклем (читайте интервью о новом оперном опыте).

Спустя три года композитор оперу все-таки завершил. Либретто также было готово, его написал Артем Золотарев. И вот поздней осенью в ГТОиБ начались репетиции нового оперного спектакля под названием «Юко и Анэкэ».

Сюжет нельзя назвать оригинальным – в его основе любовные отношения двух молодых людей из враждующих кланов. Можно сравнивать с творением Шекспира, а можно этого и не делать, но страсти все те же. Вместо ренессансной Вероны – бескрайние просторы тундры, над которыми сияет Северное сияние и два противоборствующих рода – Волка и Медведя, не обращая внимание на чувства своих юных отпрысков, губят их жизни в своей ненависти. Кстати, по признанию авторов спектакля, некоторые сюжетные линии поэмы были сокращены или вовсе убраны. В центре повествования оставили отношения между Юко и Анэкэ и сопутствующие им конфликты.

Заглавные партии Юко и Анэкэ исполняют поют молодые артисты Александр Степанов и Мария Шапошникова. Для них этот спектакль – определенный «стартап». Впрочем, если учитывать первый опыт режиссера и композитора, то для них для всех это один большой стартап. Также в спектакле заняты Александр Емельянов и Егор Колодезников. Нельзя не отметить работы хореографа Екатерины Тайшиной и особенно хормейстера Октябрины Птицыной, поскольку хора в спектакле действительно много.

Появление в современном мире нового оперного произведения – это довольно редкое явление. А в этом случае, принимая во внимание, что в музыке много фольклорных элементов, вообще почти уникальное. Тем более юкагирских – кстати, самих юкагиров насчитывается чуть более 1500 человек. Вместе с тем эти фольклорные элементы не доминируют в музыке, а как бы проходят через нее. И музыка Николая Михеева звучит вполне современно. Костас Марсан, в свою очередь, несмотря на отсутствие конкретного опыта в театральной режиссуре, все же имеет хороший вкус и поэтому спектакль получился вполне выразительным и, что тоже важно, не затянутым. Видимо, кино-опыт режиссера в работе с киномонтажом здесь тоже сказался. Кстати, о киноопыте: никаких видеопроекций и соответственно экранов на сцене нет – только работа с материалом художника Саргыланы Ивановой. И работа, в свою очередь, удачная. Кстати, спектакль идет на русском языке.

Накануне премьеры творческая группа спектакля «Юко и Анэкэ», каждый «из своего цеха», рассказывает о работе над постановкой.

Николай Михеев, композитор:

«Написать оперу можно сравнить со съемкой кино – поскольку там есть и вокал, хор, балет, драма. Изначально мы с Костей сократили сюжет, поскольку иначе эта опера бы часов на пять была (улыбается). В музыкальном отношении у меня была полная свобода. Мы, конечно, уловили какой-то северный характер, но за основу решили взять что-то барочное. Не в жанровом отношении, а именно по форме – то есть ритмическую структуру. Ни много ни мало мы создаем даже какой-то новый стиль. Ведь это первая такая работа с юкагирским материалом. Я слушал записи юкагирских песен, которые в разное время были сделаны учеными и на их основе в голове уже выстроился рисунок. То есть я взял за основу языковую мелодику, поэтому так есть такие скачки в переходах. Там у них именно в пении есть такая специфика, у якутов пении более статичное. И конечно я постарался сделать эту оперу интересной для всех возрастов. Тем более тема вечная – любовь».

Костас Марсаан, режиссер:

«Это, конечно, абсолютно новый опыт для меня. И я наверно еще долго не буду ставить оперы (смеется). Но в любом случае, спасибо Николаю Михееву за то, что он пригласил меня в проект и я благодаря этому, открыл для себя совершенно неведомый мир музыкального театра. Шанс попробовать свои силы в работе над оперным спектаклем выпадает не каждый раз. И команда подобралась очень хорошая, профессиональная, слаженная, но они, конечно, привыкли работать в таком ритме. Я, разумеется, немного нервничал, но видя олимпийское спокойствие коллег, я понимал, что это обычная для них работа. А о результате нашей работы пусть судит зритель».

Саргылана Иванова, художник:

«В первую очередь в сценографии и костюмах мы отталкивались от работ Николая Курилова, от его графики. Нависшее над тундрой небо, Северное сияние. Его как раз я постаралась перенести именно с рисунков Курилова. Хор у нас, одетый в белое, тоже как элемент сценографии – как сугробы, снег, горы. И хотелось, с другой стороны, чтобы они были как статуэтки, вырезанные из кости. И еще нам хотелось, чтобы костюмы были похожи на юкагирские, чтобы их культура здесь проявилась. Еще, если продолжить о костюмах, то, к примеру, у главных персонажей они отражают их эмоциональный насторой – героиня нежно-розовая и герой такой белый. Какие-то элементы японского театра Кабуки тоже присутствуют. Это видно, например, по гриму».

Николай Пикутский, дирижер: «Скажу, что, как только я получил партитуру, на меня она сразу произвела хорошее впечатление. Музыка интересная, проходит несколько тем, есть очень мелодичные. Хочу сказать, что по стилю опера близка к барочности. Оркестровка не перегружена – и это плюс для нашего театра, ведь у нас здесь акустика страдает. Музыка тембрально не смешана – отдельно струнные, отдельно духовые. Арфе и ударным уделяется большое внимание в отдельных темах. Но я бы еще хотел сказать, что композитор ближе к финалу использовал и такой метод, как какофония. То есть там такие неожиданные повороты. Орган в теме Северного сияния интересен. Что касается вокальных строчек, то большое внимание уделено хору – есть очень мелодичные хоры. Еще я сказал, что у Юко необычная партия – там есть нетрадиционная тесситура, очень высокие ноты – и это, я считаю, хорошая композиторская находка. И их непросто исполнять. Кстати, и у шамана тоже есть высокие ноты – тоже как будто соответствует образу. И, конечно, юкагирские мотивы песен тоже хорошо вошли в произведение.

Еще бы я добавил, что есть в этой опере даже некоторые предпосылки к року. Они выражены в интенсивности ритмов, использовании необычных глиссандо тромбонов. А вообще, мы постоянно что-то дорабатываем, меняем и в этом смысле будет еще одна редакция, а потом появится еще и концертная увертюра».

Загрузка...

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров