Культура 18:00 / 4.2.2020 1787

«Не железная Тимир Басса»: Сергей Потапов о мире женщины через новый спектакль

«Не железная Тимир Басса»: Сергей Потапов о мире женщины через новый спектакль
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. Режиссер Сергей Потапов старается понять мир женщины, работая над спектаклем «Тимир Басса» по пьесе Горького «Васса Железнова», премьера которого состоится в Саха театре 8 и 9 февраля.

Пьеса и в самом деле наполнена довольно яркими женскими образами. И, конечно, в особенности главной героини. Режиссер перенес действие пьесы из России начала прошлого века, еще дореволюционной, в современную Якутию, со всеми атрибутами этой современной жизни. Но этот перенос места действия никак не отражается на содержании. Семьи – они везде более-менее одинаковые. Персонажи пьесы вполне встраиваются в современную действительность и то, что пьеса была написана более ста лет назад даже как будто и не заметно. Капитализм и характеры людей не очень-то меняются со временем. Но Сергей Потапов вместе с тем не был бы Сергеем Потаповым, если бы и не привносил в спектакли свое видение. Свой узнаваемый почерк.

Режиссер рассказывает о своей интерпретации пьесы и о том, как будучи «мужским режиссером», каким он сам себя считает, разбирается в женском характере и ставит вопрос о том, такая ли она железная – Васса Железнова. Тимир Басса, простите.

Во-первых, пьесу Горького мы осовременили, а, во-вторых, мы добавили еще национальные черты – именно якутские черты, то есть спектакль у нас с национальным характером. И получилось, что история про богатую женщину, которая живет не на Волге, а на берегу реки Лена, и у которой есть баржи, которые как раз плавают по нашей реке. И добавили еще и национальный менталитет.

Да, исчерпывающе. Так, а почему ты на Горького обратил внимание, именно на эту пьесу?

В театре у нас мало таких сильных женских образов. В основном это сильные мужские роли. И я специально искал пьесу с сильной женской линией. И как раз в Вассе Железновой такой образ есть. К тому же это образ очень интересен. Вообще она положительный или отрицательный персонаж? Если по пьесе посмотреть, то скорее отрицательный. Но вместе с тем к ней есть какая-то симпатия, и публика, кстати, тоже воспринимает ее скорее с симпатией. Да и мне было интересно открыть мир женщины. Я ведь мужской режиссер. Дочь главной героини называет Вассу «Человечной женщиной». И в спектакле у меня очень хорошие женские роли. Роли мужские, они скорее эпизодические, за исключением роли брата Вассы. Кстати, мы его сделали младшим братом, а не старшим, какой он есть в пьесе. И таких вот изменений в спектакле много. Я считаю, что в первую очередь наш спектакль будет интересен именно тем, кто знает текст Горького. А те, кто не читал пьесу, они ничего не увидят в спектакле.

Ты говоришь, что ты мужской режиссер. Теперь решил попробовать разобраться в женщине. Это как будто связано с таким модным сейчас движением за гендерное равенство. Это замечательно. Но ты думаешь, что вот так сразу разберешься со сложным миром женщины?

Конечно. Это для меня очень сложная задача. Я мужчина, а что творится в голове у женщин, одному богу известно. Нужно общаться с женщинами, разговаривать с ними. И мне действительно сложно разобраться. У женщин намного более сложная психофизика.

Так. Ну вот начнем с главной героини. У нее очень сильный характер. Почти мужской, она очень властная. Как ты трактуешь ее образ?

Если брать обычную трактовку ее образа, то да – сильная личность. Эту роль почти всегда играли такие мощные эпические актрисы. Но я вижу ее образ немного по-другому. Ведь в тексте вначале даже есть описание «просторный светлый дом». И это как будто бы рай. И вот в этом раю идет этот семейный ад. Даже ее муж, обвиняемый в педофилии, в свою очередь обвиняет Вассу в том, что именно она сделала его таким, какой он есть. Но ведь она его очень любила и в тексте это четко видно. И кажется, что эта ее любовь и делает из окружающих монстров. Мне кажется, что именно поэтому она умирает. Если бы она была такой глыбой, она бы не умерла.

То есть она у тебя не глыба, а скорее хрупкая, чувствительная женщина.

Да. И я специально выбрал на ее роль актрису Изабеллу Николаеву. И специально поставил других актрис на шпильки, чтобы они были выше ее. В общем, она женщина, в первую очередь. Внутри она тонкая и хрупкая и в итоге она сломалась, сердце ее не выдержало.

Действие у тебя происходит в наше время. Какое оно классовое расслоение показал?

Вообще-то действительность немного фантастическая. А расслоение да, есть. Есть же у нас очень богатые якуты. Богатые семьи. И вот из всего, что происходит дома, ничего не должно выходить за его пределы. Даже в какие-то моменты тема фильма «Паразиты» выскакивает. Весь дом паразитирует на Вассе. А у нее все, что есть в жизни – это ее внук. И, кстати, мы там, в спектакле, сделали такой интересный ход как раз с ее внуком. Вообще возвращаясь к Вассе – то ее драма в том, что она как будто кому-то что-то должна и она все это тянет. Но в этом ее ошибка. Ведь в жизни нам все говорят: ты это должен, другое... А человек начинает зацикливаться и уничтожать все вокруг. И ее смерть в финале – это своего рода освобождение, причем для всех. Горький освободил их всех. Кстати, это одна из последних работ Горького. И он был уже не выездной. Может он написал про свою смерть, а может, мечтал о смерти вождя.

Васса ведь одинока.

Помнишь, когда она вспоминает, как муж все проиграл, потом выиграл и ушел в загул. И ей пришлось нести все бремя ответственности. И это ее крест. И я думал, почему есть симпатия к этой страшной женщине. Но она ведь прожила тяжелую жизнь, прошла через ад.

Но она и не есть монстр. Она просто властная женщина. И ее имя даже такое.

У Тарковского есть что-то такое – сильное крепкое дерево ломается, а хрупкая ветка, когда дует ветер, прогибается. И вот она сломалась. Чем ты сильнее, тем хрупче.

Она сама все-таки сама умерла или ее отравила?

Думаю, что она умерла сама. Она жила на двести процентов и не выдержала.

А Рахель она у тебя террористка, очевидно?

Да, она такой современный бунтарь (Жанна Ксенофонтова). Против системы. Причем она для своего сына хочет теплое местечко в Швейцарии, а здесь все взрывать. Ее я сделал такой андрогенной и одел в мужскую одежду. Еще я придумал один конфликт и поэтому немного пришлось текст дописать о якутском народе. Она говорит якутам о том, зачем вы дескать здесь живете в таких плохих условиях? Я вообще хотел сделать из нее такую шахидку. Потом, правда, отказался от этой идеи. Ее образ интересен. И она где-то похожа на Вассу, а та в свою очередь ее любит.

А дети Вассы?

Младшая дочь (Айталина Лавернова), она в таком идеальном мире живет. Все должно быть хорошо. А если что-то не так, то она начинает нервничать, паниковать. Но Айте на самом деле сложно, с другой стороны. Она чувствует, что немного повторяется. И мы, кстати, пытаемся немного сломать это ее узнаваемое амплуа. Но потом все-таки поняли, что подобные роли – это ее. Поэтому она на своем месте. Это ее яркие образы. А Наталья (Ильяна Павлова), старшая, она считает себя недолюбленной и всегда пытается как-то ранить мать.

Еще есть один женский образ – Анна.

Я сделал ее такой немного офисной, исполнительной (Ньургуйаана Шадрина). И она такая статная женщина получилась. Но в какой-то момент она понимает, что с уходом хозяйки она все потеряет.

Брат Вассы?

Он в конце выходит победителем (Альберт Алексеев). Становится хозяином. Мы его, кстати, сделали молодым. И в спектакле мы сделали так, что он как бы претворяется, что пьет, употребляет наркотики. А на самом деле он спаивает окружающих Он сам себе на уме.

И каков твой мэссэдж на этот раз?

Я хочу говорить с современными якутами на равных. Чтобы у зрителя не было чувства того, что эта пьеса была написана русским о каких-то русских, живущих на Волге до революции. Чтобы зритель увидел в героях нашего спектакля себя. Это самое главное.

Может, это и плохой пример, но вот что скажу. На моих глазах умерла одна якутская семья. Очень крепкая, хорошая семья была. Трагедия. И родители умерли, и дети, остался один внук. И я знаю две такие истории в Якутске. Наш спектакль – это как раз о распаде семьи. Думаю, что женщинам спектакль понравится – драма семьи всегда актуальна. Говорят, что русская классика у нас в театре хорошо идет. Но на самом деле хорошо идет именно якутская классика. И тоже хотелось это сломать. И вот это история якутской женщины – я сделал из героини именно якутскую женщину и для якутских женщин. И, кстати, мы имена тоже на якутские поменяли.

Но ведь семья особенная, богатая.

Ну у нас есть в Якутии такие семьи. Очень богатые и очень закрытые.

А ты как-то отразил то, что Горький все-таки пролетарский писатель. Буревестник революции.

Я сам в обеспеченной семье родился. Но могу быть и там, и там. Но играю всегда по правилам. Вообще пьеса очень интересна. Она только на первый взгляд кажется такой лобовой. Но там очень много, что есть, если туда зайти поглубже. Я не могу фантазировать, когда в тексте ничего нет. Я в первую очередь отталкиваюсь от текста. А в тексте Горького точно есть почва для фантазии.

А ты не чувствуешь, что есть какой-то переход от мужского к женского?

Да. Но это больше за границей – в нашей стране все более традиционно.

Кто она Тимир Басса, Васса Железнова?

Это женщина, которая жаждет любви.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Загрузка...

    Новости партнеров