Республика 7:00 / 5.3.2020 2666

От худого семени не жди доброго племени: Якутское криохранилище и скандалы вокруг института Вавилова

От худого семени не жди доброго племени: Якутское криохранилище и скандалы вокруг института Вавилова
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Институт биологии, из интернета

YAKUTIA.INFO. Есть в России одно знаменитое учреждение – Федеральный исследовательский центр Всероссийский институт генетических ресурсов растений им. Н.И. Вавилова (ВИР), распложённый в Санкт- Петербурге, в самом его центре, на улице Морская. При институте есть уникальное хранилище семян и, соответственно, коллекция семян, основу которой заложил еще сам академик Николай Вавилов. И кстати, тогда это было первое масштабное хранилищое в мире вообще.

Институт является официальным хранителем национальной коллекции семян сельскохозяйственных растений России. Собранные там образцы семян почти бесценны, поскольку являются одной из основ продовольственной безопасности страны. Однако некоторое время назад в институте случился скандал (в 2018 году), приведший к тому, что его директор Николай Дзюбенко покинул свой пост. Тогда речь шла о том, что часть коллекции уходит за рубеж, в том числе в так называемое «Хранилище судного дня», которое было создано в Норвегии по инициативе ООН, где в условиях низких температур хранятся образцы семян со всего мира. На всякий случай. Вдруг, какие-то катаклизмы произойдут. И вроде на хранение в Норвегию отправляли уникальные образцы. В общем, завели по этому поводу уголовное дело, но потом прекратили.

Между тем буквально на днях в питерской комсомолке вышла статья, в которой снова возвращаются к этому вопросу. Какое отношение к этому имеет Якутия? А такое, что в Якутске на базе одной из подземных шахт Института, в 2012 году было создано резервное Криохранилище семян растений. Предполагалось, что в него поступит часть дублетной коллекции семян из питерского института.

Один из авторов проекта д.б.н. Борис Кершенгольц комментирует ситуацию в ВИРе и рассказывает о перспективах Якутского криохранилища.

Итак, в чем там было дело?

– В 2018 году уголовное дело было закрыто, поскольку Николай Дзюбенко предоставил разрешение Министерства сельского хозяйства РФ на вывоз семян. В этих документах указывалось, что вывоз семян осуществляется в рамках научного обмена и это нормальный процесс для такой научной организации мирового уровня как ВИР. Но дело в том, что до Дзюбенко этот обмен никогда не затрагивал той первичной коллекции, которая была создана Николаем Вавиловым. Он считался неприкосновенным. Причем Вавилов собирал не только семена культурных видов, но и семена их диких прародичей, объездив многие страны мира. Так вот под видом обмена там стали происходить нехорошие вещи.

Сейчас в ВИРе другой директор?

– Им стала профессор РАН Елена Хлесткина, которая работала до этого в Институте цитологии и генетики СО РАН в Новосибирске. В прошлом году научный руководитель ботанического направления нашего института (ИБПК СО РАН) Павел Ремигайло встретился с ней в Петербурге. Была достигнута договорённость, что проект резервного криохранилища семян растений в толще многолетнемерзлых пород нужно восстановить.

Криохранилище в Якутске

Для чего это нужно?

– Во-первых, такая форма хранения семян экономически очень выгодна. Коренная коллекция ВИРа находится в Питере, а основное хранилище было построено ещё в советские годы на Кубани. Электричество было дешевое. Но в девяностые, когда денег не оплату электроэнергии не хватало, около четверти семян находящихся на Кубани погибла. А коренная коллекция, которая насчитывала около 400 тысяч, к началу «нулевых» сократилась до менее 300 тысяч, при том, что очень большая часть бюджета ВИРа идёт на оплату электроэнергии. Во-вторых, при искусственном охлаждении каждые пять-семь лет семена пересевают. Они в холодильниках дольше не хранятся.

А Хранилище судного дня?

– Оно расположено на Шпицбергене (Норвегия) в скальных породах где температура минус 2-3 градуса (по шкале Цельсия). Было построено в 2006 году. Но в последние годы в связи с потепление климата в Арктике там пошли протечки в основной штольне, поэтому камеры, где и хранятся семена дополнительно защитили от протечек. Причем естественного холода не хватает и там также используется дополнительное рефрижераторное охлаждение. Пока на Шпицбергене много угля его хватит на производство электроэнергии.

Хранилище Судного дня

Так а почему же ВИР не пошел на реализацию проекта резервного криохранилища здесь в Якутии?

– Все до прихода Дзюбенко развивалось очень хорошо. И даже когда он пришел, то по инерции все тоже было не плохо. Нас поддерживал Президент Якутии и Сибирское отделение РАН. И тогда они совместно внесли сумму (по 5,3 млн рублей), на ремонт и оборудования шахты, для будущего криохранилища ёмкостью до 100 тысяч образцов хранения.

Мы подписали много соглашений с ВИРом о том, что они разместят у нас часть резервной коллекции. А вот потом началось торможение. Соглашения есть, а ничего не происходит. И вот только в 2018 мы поняли, в чем дело. Конечно, зачем вывозить резервы сюда, когда их можно отправить куда-то еще. И, по-видимому, не просто так.

Так сейчас же там новый руководитель. А ваш проект стоит.

– Кстати, после снятия Н.И. Дзюбенко было принято постановление Правительства о жесткой регламентации перемещений генетических материалов. И Елена Хлесткина предложила оформить криохранилище как центр коллективного пользования (ЦКП) и на этой основе получить разрешение на перемещение части резервной коллекции в Якутск. Это было в начале 2019 года. Мы попросили «образец» документа – положения о ЦКП и так далее. Так вот прошел год и ничего… Они вообще исчезли из контактов. И у нас закралось подозрение, что опять что-то не так. Отмечу, это я так понимаю ситуацию и это мои домыслы. Елене Хлесткиной, как «чужаку», не дали проникнуть в глубинные тайны легендарного института. Она профессор РАН и прошлой осенью она баллотировалась в член-корреспонденты. Мы были уверены, что она пройдет, но она не прошла. И мне кажется ей дали понять, что ей не нужно лезть туда, куда не нужно.

Но в Якутске все-таки можно организовать хранилище ВИРа?

– Да. Но резервное, не основное. И нужно сказать, что хранилище на Кубани и в центре Питера относительно ненадежны. А здесь у нас показано, что можно десятилетиями не пересевать – экономия трудовых затрат. И степень неуязвимости у нас много выше.

И сколько семян может вместить наше криохранилище?

– На данный момент около 100 тысяч семян. Сейчас у нас коллекция 10-12 тысяч. Еще в 2012 году, когда только запустили криохранилище, наши экономисты разработали финансово экономическое обоснование строительства второй очереди криохранилища на территории Ботанического сада на 1 миллион единиц хранения. Причем это хранилище по стоимости в несколько раз дешевле, чем в то, что находится в Норвегии. И по стоимости обслуживания в 15 раз дешевле, чем в Свальборге.

Кто же сюда поедет?

– Вполне поедут.

Так и сейчас как обстоят дела? Если в министерство науки РФ обратиться?

– Обращались. И стало понятно, а точнее, нам дали понять, что туда лучше не лезть.

Это к вопросу «таяния» коллекции?

– По-видимому, да. Конечно, научный обмен был. Но утекло больше, чем по официальному научному обмену.

Только в Свальборг?

– Думаю, что часть еще ушла в Китай.

Что сейчас находится в якутском криохранилище?

– Основа – это семена ВИРа, заложенные ещё в 70-годы ХХ века. Но еще собирают у нас в Якутске, а также посылают из Красноярска, Улан-Удэ, Новосибирск и других городов Сибири и Дальнего Востока. Это уже такая региональная коллекция. Причем есть еще одна уникальная особенность нашего проекта. Когда Вавилов стал собирать коллекцию, то была определенная задача – это обеспечение продовольственной безопасности сначала Российской империи, а затем Советского Союза. Поэтому акцент был сделан на семенах диких прародителей и культурных сельскохозяйственных видов. А мы здесь еще собираем семена дикоросов, непищевого назначения, в том числе редких и исчезающих видов, видов пригодных для рекультивации нарушенных земель, озеленительных работ и т.д., для обеспечения еще и экологической безопасности страны.

Что необходимо, чтобы дать старт следующему этапу строительства криохранилища в Якутске?

– Осуществить предложения директора ВИР, Елены Хлёсткиной и сделать криохранилище семян растений в толще многолетнемерзлых пород в Якутске Центром коллективного пользования. Это позволит привезти сюда часть резервной коллекции. И если развитие будет, то можно будет строить вторую очередь криохранилища. Существенно повысить надежность хранения национальной российской коллекции семян растений, снизить затраты на её поддержание, расширить спектр её функций в интересах не только продовольственной, но и экологической безопасности страны. В дальнейшем, возможно развивать данный проект как Международный, получая за счёт этого ещё и прибыль.

Так, а все-таки, почему, на ваш взгляд, снова стали выходить материалы о скандале с коллекцией семян?

– Не знаю. Но предполагаю, что новый директор не овладела ситуацией и, возможно, не смогла перекрыть, в том числе, и каналы расхищения семенного фонда.

А вы считаете, что хранилище семян Судного дня в Норвегии не очень надежно?

– Россия – это чрезвычайно большая страна, с колоссальным разнообразием ландшафтов и климатических условий. Поэтому страна должна иметь свои сорта, причем они должны быть разными. С изменением климата зона рискованного земледелия смещается на север, а земли на юге становятся менее пригодными для тех сфер земледелия, которые были раньше. Так вот, когда мы вывозим свои семена, мы обедняем свой запас семян. Мы сейчас гордимся тем, что экспортируем много зерна. И это зерно пищевое, а свое население получает по большей части фуражное. По целому ряду культур семенной материал мы закупаем за границей. К тому же по ряду сортов утеряли и теряем элиту. А поскольку многие сорта зерновых и бобовых генномодифицированы, никто не даст гарантии, что потомки семян, которые мы покупаем, будут в будущем давать семенной материал. И Россия в итоге обрекает себя на зависимость от приобретения семенного материала.

С другой стороны, отдавая в это хранилище семена, предполагается, что их можно будет оттуда забрать?

– Да. Во время и после Второй мировой войны ряд европейских держав передали в американский Форт «Нокс» свои золотые запасы. И тоже вроде бы на время.

Зато бумажки зеленые получили. А зачем закупать семена на Западе, если у нас такие прекрасные коллекции?

– Это не ко мне вопрос. И почему страна продает элиту, а особенно суперэлиту семян? Безопасность такой огромной и суверенной страны обеспечивает не только армия. Но и продовольственная политика, продовольственная безопасность – это очень важный аспект в системе национальной безопасности любой страны. И Якутия вполне могла бы поучаствовать в этом, используя свой, как многие считают, природный «минус» (холодный климат) как большой «плюс».

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Загрузка...

    Новости партнеров