Культура 9:00 / 18.12.2020 1628

«Эти свободные бабочки»: Для американской драматургии нашлось место в театре КМНС

«Эти свободные бабочки»: Для американской драматургии нашлось место в театре КМНС
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. Несколько лет назад автор этих строк впервые увидел спектакль Театра КМНС, названия которого, к сожалению, не помнит, но тогда его показывали на большой сцене Саха театра. Еще видел спектакль «Преданность». Обе постановки произвели приятное впечатление, они были с очень «северным» колоритом, по сути фольклорные. И, судя по информации на официальном сайте театра, его репертуар в общем-то полностью состоит как раз из спектаклей, посвященных северу в самом широком смысле этого слова. И людям Севера и их культуре в первую очередь.

Ставили в этом театре уже многие приглашенные режиссеры, как например, Александр Титигиров, Роман Дорофеев. А в начале года свой необычный спектакль «Humma» там представил Сергей Потапов. Поэтому и было как-то удивительно, когда стало известно, что в театре КМНС Захар Никитин ставит пьесу американского драматурга Леонарда Герша «Эти свободные бабочки». Впрочем, возможно, режиссер решил перенести место действия спектакля из Манхэттена в Якутск или еще куда-то подальше на Север?

Действие началось с прослушивания радио сразу на четырех языках, в которых речь, между прочим, шла и о коронавирусе. Так где мы? В глобальном мире все условно. Поэтому место действия уже, наверно, не так важно. Хотя режиссер говорит, что это российский провинциальный город. С языком спектакля тоже было не ясно (перед показом я специально не интересовался). Знаю, что все или почти все предыдущие спектакли были на языках малочисленных народов. Поэтому когда герои заговорили на русском, это стало неожиданностью. Причем на хорошем русском языке. И тут дело даже не в каких-то языковых предпочтениях, а скорее в технических аспектах. В театре нет системы синхронного перевода, как, например, в Саха театре, когда зритель, не понимающий по-якутски, может слушать перевод. В общем, кажется, что этот спектакль для театра становится чем-то совершенно новым. Причем как по форме, так и по содержанию.

Пьеса, давно уже ставшая классикой, написана в конце легендарных, бурлящих шестидесятых. Молодежь тогда вышла на авансцену в атмосфере свободы и рок-н-ролла. "Запрещено запрещать" - был одним из главных лозунгов тех лет. По сюжету девушка и молодой человек, которые живут за стенкой друг от друга, случайно знакомятся. Он начинающий музыкант, она пробует себя в театре. Скоро выясняется, что герой, для которого самостоятельная жизнь только начинается, не совсем обычный молодой человек... Ирония и веселые шутки главных героев, сменяются задумчивостью и переживаниями. Это история о взрослении, преодолении и поиске себя, свободе, любви. Захар Никитин не стал идти по пути како-то радикальной интерпретации пьесы, а сделал спектакль, в котором история изложена просто и понятно. Конечно, пьесу он немного сократил, но вместе с тем наполнил спектакль музыкой и хореографическими номерами. А с танцем у этого театра, как известно, точно все очень хорошо, поскольку труппа сформирована на основе ансамбля «Гулун».

Как оказалось, изначально у режиссера была задумка сделать из пьесы мюзикл. Однако потом хоть от этой идеи и отказались, но общее музыкальное настроение сохранилось.Музыка в спектакле звучит самая разная – как шестидесятых, так и самая современная, но больше всего группа Queen. Главный герой Дон в исполнении Алгыса Николаева поет их песни то в минусовке, то играя на акустической гитаре. И по ходу действия этот музыкальный инструмент довольно часто оказывается в его руках. Артист, кстати, неплохо поет и играет. Что примечательно, специально для постановки была написана песня, но эта романтическая баллада почему-то звучит всего один раз, хотя могла бы стать лейтмотивом спектакля.

Декорации спектакля (сценография Екатерины Шапошниковой) выглядят немного неуютными и сумбурными, в них нет лаконичности. Не очень это пространство похоже на комнату главного героя Дона, где и происходит в течении одного дня все действие пьесы. Но вместе с тем дискомфорта декорации не создают, и к тому же их яркость все-таки говорит о позитивном настрое героев и в целом спектакля.

В трактовке образов режиссер не стал искать каких-то новых смыслов. Лиричный Дон, раскрепощенная Джил (Ева Кузьменко), оба ироничные и веселые, консервативная и любящая мать (Катерина Захарова). Правда, был усилен почти до комичного образ «актуального режиссера» Ральфа (Александр Алексеев). С ролями артисты справились довольно неплохо, учитывая, что это фактически для них первый полностью драматический опыт, к тому же на русском языке. Они профессионально растут.

Спектакль получился с таким жизнеутверждающим высказыванием, но вместе с тем открытым финалом (в отличие от пьесы), который предоставляет зрителю возможность подумать . Он будет интересен в первую очередь молодежи, но и старшее поколение, несомненно, найдет в нем что-то свое.

В общем-то, кто то может сказать, что эта пьеса не подходит для репертуара театра КМНС, у которого есть своя специфика, концепция. Но правила иногда можно и нарушать, давая возможность попробовать делать что-то другое. Спектакль «Эти свободные бабочки» подсказывает, что такие «нарушения» вполне оправданы. И, кстати, он становится первой премьерой среди театров Якутска после их вынужденного «ковидного» закрытия.

Вот, что рассказывает о спектакле и работе над ним режиссер Захар Никитин:

«Идею поставить пьесу американского драматурга Леонарда Герша «Эти свободные бабочки» я вынашивал уже давно. Впервые я познакомился с этой пьесой еще в студенческие годы, и она произвела на меня большое впечатление.

Первоначально мы с Театром коренных малочисленных народов Севера планировали совсем другую постановку по мотивам северного фольклора, даже заказали сценарий. Но из-за ограничительных мер по COVID-19 вступили в силу новые правила – в постановках должно быть задействован лишь необходимый минимум актеров. Поэтому тот спектакль мы обязательно поставим, когда ограничительные меры будут сняты или хотя бы ослаблены, так как в нем должна быть задействована вся труппа.

Взамен я предложил Театру коренных малочисленных народов Севера поставить спектакль по пьесе «Эти свободные бабочки». Плюсом в текущих условиях было и то, что эта пьеса камерная, компактная по числу персонажей и, соответственно, задействованных в постановке актеров. После некоторых раздумий со стороны руководства театра я получил согласие на спектакль. Вообще руководство театра целенаправленно работает над имиджем и продвижением молодого театра. А этот спектакль позволит расширить аудиторию и привлечь новых зрителей.

Жанр постановки я назвал интимной комедией не потому что в ней присутствует что-то неприличное. Интимность в данном случае подразумевает глубокие личные чувства героев, раскрывает их переживания во всей сокровенности. Молодость – это синоним свободы. Взрослея же, человек порой думает, что он утратил это чувство, потерял свои крылья, на которых порхал в юности. Хотя чаще всего мы сами собственноручно лишаем себя этих крыльев и убиваем свои мечты.

Я не побоюсь отнести пьесу «Эти свободные бабочки» к классике XX века. По моему мнению, Герш в этой пьесе мастерски описал думы и чаяния современной ему молодежи, поиски себя, проблематику взаимоотношений пресловутых «отцов и детей». Эти темы будут волновать людей все времена – что в девятнадцатом веке, что в шестидесятые годы двадцатого столетия, когда были написаны «Эти свободные бабочки», что в наше время. Они будут оставаться актуальными и после нас.

В одной из главных ролей я видел артиста Театра коренных малочисленных народов Севера Алгыса Николаева – на мой взгляд, он идеально способен воплотить образ Дона Бейкера. Вообще для этой постановки мне нужны были молодые, активные, подвижные актеры. Ведь во многом спектакль «Эти свободные бабочки» – это новый опыт, эксперимент. Причем не только для артистов Театра коренных малочисленных народов Севера, которые попробуют себя в современной драматургии, но и для меня тоже. Например, во время работы над спектаклем у нас были онлайн-читки по Zoom, с каждым из актеров детально разбирали образы персонажей в удаленном режиме. Это был интересный опыт.

Изначально у нас была концепция перенести место действия спектакля в Тикси, в такой заброшенный дом. Но потом решили этого не делать. Был и соблазн героев «переименовать», но в русском языке нельзя отразить такую тонкость как Миссис, чтобы было понятно, что героиня была замужем. Поэтому не стали идти этим путем. Оставили имена таким, какие они есть в пьесе.

Мы с артистами Театра коренных малочисленных народов Севера общими усилиями за короткий срок сумели воплотить в жизнь идею постановки. Надеюсь, зрители оценят результат нашего труда. Ждем всех на спектакле!» - подытожил Захар Никитин.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров