Жизнь 7:00 / 16.2.2021 949

Главное – научиться самим: Психотерапевт Валентина Алексеева о том, как воспитать в детях правильное отношение к деньгам

Главное – научиться самим: Психотерапевт Валентина Алексеева о том, как воспитать в детях правильное отношение к деньгам
Текст: Диана СИВЦЕВА
Фото: автора

YAKUTIA.INFO. Дети и деньги – вечный вопрос для родителей. Малыши обычно со слезами клянчат игрушки, подростки закатывают истерики по поводу смартфона последней модели, игровой приставки, нового платья. Как воспитать в детях здоровое отношение к деньгам, чтобы они выросли самодостаточными и не нуждались, нам расскажет психотерапевт Валентина Алексеева.

Такой момент: родители говорят с детьми о деньгах даже меньше, чем о сексе, с учетом того, что секс – это в принципе табуированная тема. Ну вообще ведь непонятно, как говорить о деньгах с детьми, но по идее-то это нужно – всем хочется передать детям опыт управления средствами, зарабатывания и обязательно о том, как их тратить. Вот вы, как психотерапевт, как бы прокомментировали эту ситуацию?

— Меня радует, что сейчас появилось много разных курсов по финансовой грамотности, в том числе и для детей. И даже есть компьютерные игры именно про создание империй, которую строишь, что-то продавая, что-то покупая, что-то накапливая. Но дело в том, что у нас у самих нет навыка управления деньгами – я говорю сейчас о себе, о своих родителях и свое окружение. И по сути нам нечего передавать. Мне сорок лет, и я только сейчас начала узнавать, по крайней мере, уделять этой теме внимание, что вообще-то деньги – это область жизни и она поддается структурированию и деньги – это не хаос. В моем понимании все еще «добрый дядя дает мне получку», и я на эту получку «как могу выживаю, барахтаясь, извращаясь, чтобы этой получки хватило и на то, и на се».

Навыков и инструментов взаимодействия с деньгами у меня очень мало. В моем случае это про семейные трагедии, голод и страхи. И эти культуральные вещи, менталитет страны, республики и семейный менталитет влияют на нас. Менталитет нашей родины, к сожалению, имеет много сложностей в истории, как будто деньги и желание денег – это мещанство и те, кто зарабатывают деньги – это «барыги, спекулянты». Но я все это говорю о себе, поколение двухтысячных – это уже другое поколение, они хоть и могут нести в себе родовую программу, но выросли уже в других условиях.

А я еще застала то время, когда союз распался и появились первые торговые точки: Арбат на Ленина. Мои родители видели первых коммерсантов и относились к ним с пренебрежением: «торгаш». И мамина знакомая тетя Вера, у которой было семеро детей, как-то предложила моей маме стряпать пирожки и продавать – у мамы они очень вкусные получаются. И моя мама вопила: «Нет! это же стыдно, это же позор! Я? Продавать? Да никогда!». Тогда тетя Вера сказала: «ладно, ты будешь стряпать, а я продавать». И мама говорила: «Вера – морда кирпичом».

Первое время денег на мясо не было и пирожки были с картошкой со своего города, с яйцами, были вкусные, стоили не дорого. Приходили широкие бритые парни в кожанках покупать их пакетами, и все говорили про них: «это рекэтиры». Я так хотела пирожок, а мне не давали – все было на продажу, я исходила слюнями и помню, как завидовала этим «рекэтирам». Когда «денюжки пошли», пирожки стали с мясом, но стоили чуть дороже. Помню, что мама с тетя Верой деньги делили пополам и помню, как им было стыдно.

И вы переняли это чувство стыда за зарабатывание денег, за услуги?

— Да. Мои родители никогда не разговаривали с нами про деньги. Кажется, в СССР «не было ни секса, ни денег» – это были табуированные темы. Помню, маме было очень стыдно от того, что папа хорошо зарабатывал, и раздавала все по родственникам.

Как этот стыд, который вы переняли у родителей, повлиял на вашу жизнь?

— Он вызывает много напряжения, во всяком случае, до терапии. Когда я училась в институте, я работала медсестрой и моя зарплата была шесть тысяч, но первая врачебная моя зарплата была три тысячи рублей – в два раза ниже. В то время работа начинающего врача-интерна оценивалась так. Все говорили «бедные врачи, бедные учителя», но даже на эту зарплату я всегда покупала подарки всем родственникам. Ну типа «не замужем без детей» и стыдно не делиться заработком.

Вы говорите сейчас с детьми о финансах, о тратах, доходах?

— У меня в семье была тема: «деньги закончились, они утекают, как вода», и я помню, что с невротической позиции я всегда говорила детям, что денег нет, когда они просили что-то, хоть и старалась удовлетворять их прихоти. Я делала это потому, что наша незабвенная преподавательница Римма Семеновна всегда говорила, что психика привыкает к тому, что постоянно, и нужно удовлетворять «хочу». У ребенка же «хочу» яркое, оно полыхает и если это «хочу» не удовлетворять, то оно гаснет, и мы получаем человека, который уже ничего не хочет. А есть еще негативный момент, когда ребенок говорит, что он чего-то хочет, а родители говорят: «Нет, ты этого не хочешь. Ты хочешь другое». Анекдот же есть такой про еврейскую маму, слышали?

Как она зовет с улицы ребенка, он спрашивает: «Мама, я что, замерз?», она отвечает: «Нет, ты хочешь кушать»?

— Это про то же самое. В тот момент я поняла, что внутреннее «хочу» в ребенке нужно поддерживать и я, когда мои дети говорили, что сильно чего-то желают, то я покупала. Если в тот период я не могла себе это позволить, то покупала ко дню рождения. Радости не было предела. Сейчас мои дети-подростки так и говорят: «Ты нам все детство твердила, что денег нет, ну и мы привыкли, что их нет и мы себя ужимаем». Честно, я очень редко с ними говорю о том, что такое деньги, хоть и стараюсь объяснять, что деньги можно копить, к примеру, между делом, везу их за рулем в школу, к примеру.

То есть вы считаете, что нужно удовлетворять все детское «хочу», чтобы они привыкли к изобилию и к тому, что это норма и в будущем они получали то, чего они хотят?

— Видите, как – сложность у человека начинает возникать, когда что-то однобоко. Я учу эмоциональному интеллекту и всегда стараюсь показать, что выходов много и когда у психики много вариантов, тогда это говорит о здоровье. А если каждый раз после «хочу» – тут же получил, то будет какое-то застревание. Хорошо, когда: хочу – получил, хочу – отказали, хочу – отсрочено, но получил, хочу – пришлось поработать. Чем больше вариантов предлагается за это «хочу», тем человек здоровее. Плохо, когда постоянно «хочу – нет».

В каком возрасте нужно объяснять детям, что такое деньги и как к ним относиться?

— Лет с трех уже, думаю, можно об этом говорить.

— Какую роль в семье должны играть деньги, чтобы наши дети выросли самодостаточными и могли себя обеспечивать, при этом не циклясь на этом?

— Большинство детей разрушает именно напряжение, связанное с деньгами, что, допустим, мама или папа в ощущении острой или подострой нехватки. Это вызывает эмоциональное напряжение в нервной системе всей семьи. Дети привыкают к этому и вырастая, продолжают держаться за это напряжение. Если вы хотите, чтобы у ваших детей все было хорошо с финансами, самое главное – самим научиться управлять деньгами, это навык.

— Я знаю много людей, которые умеют зарабатывать деньги, но их взрослые дети сидят у них на шее. Почему то, о чем вы говорите, не работает в некоторых случаях?

— Потому что там могут быть контр-сценарии вследствии тех или иных травматических событий, потому что мы не можем отвечать за те решения, которые принимает наш ребенок. Ребенок может принять решение, к примеру: «Я не буду никогда таким как папа» и это контрсценарий. Он выбирает что-то другое и это бывает нелогично. У психиатра Эрика Берна есть такой клинический пример с двумя братьями-близнецами, которым сумасшедшая мама каждый день говорила: «вы оба окажетесь в психушке» и один брат принял это и оказался в больнице, то другой брат решил для себя: «Фиг вам, такого не будет! Я не окажусь в психушке в качестве пациента», но он оказался в психушке, но в качестве доктора. Это и называется контр-сценарий.

В каком возрасте нужно начать давать детям карманные деньги и на каких условиях?

— Когда начинают просить. А на каких условиях – вот здесь двояко. С одной стороны, они всегда должны немного выходить из зоны своего комфорта, например, когда мы просим, чтобы они выполняли какие-то домашние дела неотступно постоянно или посещали какие-то спортивные секции – это все формирует волю. Чтобы, допустим, если в жизни случается какой-то сложный период, сформированная воля не дала человеку впасть в фрустрацию, и он справился. И не нужно путать волю с условиями: минимальный дискомфорт и насилие – разные вещи.

Зона комфорта ребенка – это целый день валяться на диване, смотреть телефон, кушать конфеты и ковыряться в носу. Здесь не будет формироваться воля. Но при этом если мы будем чуть-чуть его напрягать: «фантики за конфетами убери», это ему уже попу надо поднять. И каждый раз мы должны требовать это неотступно и постоянно. Так формируется воля. Я за то, чтобы это было по-доброму. У меня был знакомый, которого в детстве отец заставлять ходить на спортивные секции, а он ненавидит это, но боялся, так как отец применял физическое насилие. Сейчас это волевой человек, «мощный достигатор», но при этом он глубоко несчастный и продолжает насиловать сам себя.

А я просто ненавидела хореографию и помню, как это было тяжело. После этой психотравмы дала себе обещание, что никогда не буду заставлять ребенка заниматься тем, что ему не нравится. Как же мне воспитать волю со спортивными секциями?

— Сейчас это история не только про вашего ребенка, это история про всех детей. Мои дети до пандемии ходили в бассейн два-три раза в неделю на плавание, а сейчас кружки не работают, и они уже привыкли к такой жизни – им хорошо. Пока все закрыто, придется только ждать.

— Можно ли поощрять домашние дела деньгами или нет?

— Здесь очень тонкая грань между формированием воли и вторым моментом – человек может относиться потребительски к родителям. Формирование воли – это то, что ты делаешь, что тебе неприятно, но при этом это принесет пользу в будущем. Например, ты убираешь за собой фантики, а если ты не будешь, то тараканы заведутся, так? А за деньги она формируется немного по-другому.

— Скажите пожалуйста, есть ли вред от отказов в покупках детям?

— Сколько лет работаю психотерапевтом, всегда говорю, что у человека должно быть несколько вариантов событий – чтобы он был свободен в своем выборе. В терапии мы показываем человеку, а как по-другому, при этом еще отстоять себя. Задача – отказывать в покупках или потакать: всегда «делю на три»: вариант один – сразу согласиться, второй – вы говорите нет и все. И когда вы говорите нет, то нет говорит и папа и дедушка и бабушка. Третий – договориться. С маленькими – можно отвлекать, хоть это и не очень честное взаимодействие, это манипуляция. Но в нашей жизни не все бывает честно и показывать разные стили поведения – это классно. Если ребенок постарше – можно договариваться. Жизнь не состоит из одного дня, она многогранная.

А ставить условия?

— С детьми шести лет и старше уже можно ставить условия. Бывает же такое, что подросток приходит и, например, говорит, что хочет ночевать у друзей или зеленые волосы: это запрос на то, что он хочет быть взрослым. И задача – дать ему эту взрослость, охраняя его от его самого, потому что у подростка нет прогностического мышления, они что угодно могут натворить. Задача – ты хочешь зеленые волосы, но на что ты готов пойти взамен? Опять-таки уровень дискомфорта и формируется волевая часть. А взамен, к примеру, можно попросить его оплачивать коммунальные платежи. Важно давать ему обязанность – может быть, покупать продукты на всю семью раз в неделю, чтоб ваша голова об этом не болела.

И на чем для детей никогда нельзя экономить?

— Вот это «никогда» — это уже невротическая позиция. Здоровье – это когда «всяко». Важно обеспечить ребенку базовые потребности, чтобы он был сыт, одет, обут. В этом мы не можем ему отказать, он же не будет ходить босиком в минус пятьдесят. Опять-таки делим на три. Не надо застревать на чем-то, всегда есть какой-то контекст или текущая ситуация и от него надо плясать.

Можно ли дарить детям деньги? Насколько хороший это подарок?

— Мне кажется, можно к тому времени, когда он понимает, чего хочет. Здесь важный момент – подарок он должен потратить на то, что он действительно сам хочет. Тогда это действительно будет подарок. А если ребенку подарили, например, деньги, а он на это купил кастрюли для мамы, то, к сожалению, это не подарок.

Не делают ли деньги ребенка циничным? Помню, раньше, когда я была маленькая, взрослые говорили, что деньги портят детей.

— Вы скорее имеете ввиду вседозволенности, распущенности. Если мы что-то даем с однобокой позицией, то да, он вырастет с невротической позицией. А если мы каждый раз поступаем по-разному, исходя из живого общения, из живой ситуации, то все будет хорошо. Ведь каждый раз ситуация – это потребность.

То есть в понедельник я ему даю деньги, во вторник отказываю, а в среду говорю: «Вынеси мусор, тогда дам», так?

— Почему нет? Когда есть правила, к примеру, что деньги даются два раза в неделю, у ребенка снимается тревога, ему становится понятно. У нас же голод по структуре у всех. А структура подразумевает то, что должно становиться понятно.

Какое количество денег ребенку нужно давать: чтоб ему на что хватало?

— У всех финансовая ситуация и доходы разные. Кто-то миллионы зарабатывает, а кто-то двадцать тысяч рублей и детям они будут по-разному давать карманные и сценарии будут каждый раз разные.

Просто хочется в ребенке заложить эту способность уметь управляться с деньгами.

— Надо заложить ее сначала в себе.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров