Жизнь 9:00 / 25.2.2021 1984

Психология нищебродства: Психотерапевт Валентина Алексеева о том, почему мы мало зарабатываем

Психология нищебродства: Психотерапевт Валентина Алексеева о том, почему мы мало зарабатываем
Текст: Диана СИВЦЕВА
Фото: автора

YAKUTIA.INFO. Во всем мире неизменным спросом пользуются самоучители жизненного успеха. Многие из них безапелляционно полагают, что успех в первую очередь связан с богатством, материальным благополучием и независимостью. То есть преуспеть — значит разбогатеть.

Психология денег – важный аспект богатства и успеха, и для того чтобы разобраться, как зарабатывать деньги, мы обратились к психотерапевту Валентине Алексеевой.

В экономике деньги – эквивалент товара. А в психологии – это что?

— Это энергия, которая приходит в ответ на ваш вопрос. То есть если у меня есть какое-то желание, психика так устроена, что человек в норме это всегда должен удовлетворить. Говорят же «Мечтайте! Как можно больше мечтайте!» - потому что если у вас нет этого даже в голове, то этого никогда в реальности и не появится. Поэтому энергия денег приходит в ответ на сильное желание.

То есть вы хотите сказать, что у тех, кто мало зарабатывает, нет желания и запроса на деньги?

— Да. Почему советуют путешествовать, развиваться и смотреть на мир? Для того, чтобы у вас внутри было больше опыта, и чтобы вы видели что-то иное хорошее. Чем больше внутреннего опыта, тем лучше. Можно, конечно, никуда не выезжать и общаться только с родителями, которые всю жизнь проработали на заводе, и, например, получали по пятнадцать тысяч рублей. Так вот это для психики будет норма – тридцать тысяч на двоих в месяц – это потолок. И вот на эти деньги нужно как-то суметь выжить, извертеться, искрутиться: и коммунальные платежи заплатить, еду купить и срам прикрыть. И вот эта картина будет нормой. Но если человек едет куда-то, то он видит другую картину мира, что не обязательно зарабатывать в месяц пятнадцать тысяч – можно зарабатывать, к примеру, полтора миллиона и это норма.

Почему в этой семье, где родители работают на заводе, каждый из которых получает пятнадцать тысяч, из двоих детей один может стать миллиардером?

— Это зависит от уровня амбиций. В транзактном анализе есть понятие «фасис» – это такая жизненная тяга, жизнелюбие, которое толкает куда-то. Фасис чаще всего приводят на примере концлагеря: та часть людей, которая выжила, – у них просто была очень сильная тяга к жизни. Был такой психиатр Виктор Эмиль Франкл, бывший узник концентрационного лагеря, и он написал книгу «Скажи жизни «ДА!». Когда он был в концлагере, у него на глазах убили его семью – его жену и детей, их сожгли, они были евреями, но он заставлял себя выглядеть опрятно, потому что тех, кто был с потухшим взглядом, опустившийся, кто не мог работать, – сжигали первыми. Он заставлял себя чистить зубы, причесывать волосы, чистить одежду и вокруг себя создал психотерапевтическую группу: он подбадривал и создал направление в психотерапии логотерапию – это терапия смыслом: «Зачем тебе жить?». И он представлял, что, когда закончится война, он будет стоять на своей родной кафедре в Вене в обществе психиатров и будет рассказывать о том, благодаря чему ему удалось выжить. И это помогло ему.

— Что мешает человеку быть богатым и иметь столько денег, сколько ему нужно?

— Человек существо крайне двоякое: одновременно мы хотим жить и хотим умереть. И так как я работаю психотерапевтом давно, хотя в психиатрии считается, что первые двадцать пять лет – вообще ни о чем, я вижу это. Это одновременно и стремление к качественной, комфортной, красивой, с уютом внутренним и внешним, с хорошим отношением жизни, но внутри может быть ощущение «да кто я такой», «я не достоин», «да мои родители всю жизнь на заводе горбатились, а я буду черную икру ложками кушать?». И эта невротическая часть, которая обвиняет и давит, – это результат психотравм, которые произошли в очень раннем детстве. При этом они такие, что никогда не подумаешь, что это может быть психотравмой. Например, очень громко упадет и разобьется стакан – младенец может решить, что все это из-за него.

И при этом тот же малыш может легко пережить, к примеру, тяжелое расставание родителей и это не будет травмой?

— Чаще всего расставание родителей не травма вообще, если родитель, с которым они остались, устойчивый, и его качество жизни после расставания выросло, – денег и любви стало больше, к примеру.

— Как такое может быть, что психотравма от разбитого стакана в младенчестве может привести к бедности?

— Мы никогда не знаем, какое решение принимает человек в психотравмах. Люди бывают крайне нелогичны и странные, что иногда думаешь: «какого черта вообще?». К примеру, мама очень сильно боялась и вследствие ее невротических состояний она была все время в тревоге за ребенка и думала: «Ай, мой ребенок умрет». И ребенок впоследствии чувствует состояние мамы и думает: «Ой, мир опасен, то я никогда вообще в мир не пойду».

И какое это отношение имеет к деньгам?

— Он говорит: «Не пойду работать и зарабатывать не буду, мир же опасен».

А какие тогда убеждения позволяют людям становиться богатыми?

— Это внутреннее достоинство – что ты достоин хорошей жизни. Но, кроме всего прочего, я достаточно наблюдаю в терапии так называемое понятие контрсценария, когда человек делает это назло. И это тоже результат работы психотравм, ведь они одновременно работают на две стороны. То есть контрсценарий – это когда человек принимает решение – «я все равно это сделаю, на зубах, на кулаках, переступив через головы, буду совершать разные нехорошие поступки, но я все равно стану богатым». Тоже травматический сценарий и что самое главное – даже став богатым, человек не будет чувствовать себя счастливым, потому что в контрсценарии этого ощущения внутренней достаточности, наполненности и доброты не будет. Потому что человек это делает вопреки или назло кому-то, не из любви, из счастья и радости.

А желание должно быть из любви и радости?

— Да, оно должно быть от «мир меня ждет, я могу сделать много хорошего и мир меня отблагодарит хорошими денюжками».

Есть выражение «Не в деньгах счастье» и оно многие годы пестовалось в России. Может ли быть такое, что причина того, что многие никак не могут встать на ноги и в основной своей массе россияне живут на грани нищеты именно в этом?

— Наша страна пережила очень много потрясений, связанных с тем, что я называю, – финансовой кастрацией. Моя родовая история про то, что мои дедушка и бабушка были простыми крестьянами, – они не были богаты, у них просто было стадо коров и стадо лошадей. И когда пришла советская власть, их раскулачили, все забрали в колхоз – это история всех, не только моего деда. И у них из восьми детей осталось только трое – пятеро умерли от голода, к сожалению, и у него было это: «лучше вообще ничего не иметь» и «не в деньгах счастье», «надо последнюю рубашку снять и отдать – не дай Бог опять придут и опять все заберут», «пусть вообще ничего не будет». На самом деле это огромный страх, который передается из поколения в поколение. То же самое, когда мама трясется над ребенком, а вследствие чего она трясется? Ее мама тряслась, и ее бабушка тряслась. И ребенок принимает установку: «Мир враждебен и опасен» и это передается дальше. То же самое и с деньгами.

— Психологи часто говорят о мышлении бедного человека или о нищебродской психологии. И почему при этом упорный труд и бедность идут рука об руку?

— Психика формируется под влиянием среды – это все знают, как научно доказанный факт. И то, что для маленького ребенка являлось относительной нормой, потом будет нормой и для взрослого человека. Психика ведь нежная гибкая и впитывает в себя все, как губка только до определенного момента – лет до семи. Потом она постепенно становится твердой и все то, к чему ребенок привык, – будет для него абсолютной нормой. Если он привык жить в страхе, то для него страх будет нормой, если он привык жить в бедности, то и это будет нормой. Но и там бывает контрсценарий – и мы часто наблюдаем то, как человек, выросший в бедной среде, вырвался и стал очень богатым. Но тут надо решить, счастлив ли он.

А сизифов труд – слышали ли вы историю про человека, который встретил человека, который тащил камень в гору? У него спрашивают - «почему ты это делаешь?», он говорит - «ну чтоб мои дети были счастливы». У него спрашивают - «а что делал твой отец?», отвечает: «Он тоже тащил камень в гору, чтобы мы были счастливы». «А что делал твой дед? — тоже тащил камень в гору, чтобы его сын был счастлив». «А ты счастлив? – Нет, но мои дети будут счастливы». «А твой отец был счастлив? – Нет, но он хотел, чтобы я был счастлив».

А еще наши убеждения складываются из общекультуральных принципов, менталитета. Мы из Советского Союза, мои родители из Советского Союза, а там считалось, что тяжелый труд – это очень почетно.

Но почему при этом у тех, кто много работает, мало денег?

— Ну много тех, кто много работает и при этом много зарабатывает. Но феномен тех, кто работает и мало зарабатывает, – значит это их норма. Есть ведь понятие внутреннего контейнера – это «насколько я могу рассчитывать». И получается, что у людей внутреннее разрешение денег очень маленькое. Есть ведь много историй про людей, которые выиграли много денег в лотерею, и если при этом они не были психологически готовы, то иногда это заканчивается печально. Потому что культурально у нас с деньгами связано много опасений – там может случиться и трагедия, если психика не выдерживает другое количество денег. И эта внутренняя емкость, о которой мы говорим, формируется в среде – вариант нормы формируется в раннем детстве, в дошкольный период.

Можно ли эту внутреннюю емкость увеличить?

— А для чего специалисты работают такие как психологи, коучи, психотерапевты? Для этого. Когда человек приходит в терапию, мы начинаем его расшатывать, и он понимает, что двадцать тысяч – это не есть его норма и не единственный верный вариант. Вот это и есть терапия, чтобы пошатнуть нормы, потому, что очень часто они бывают абсолютно неадекватны. Решение человек принимает, будучи совсем маленьким, не из логики, не исходя из жизненного опыта – он принимает только исходя из своих эмоций. И если, допустим, он видит папу, который приходит с работы и считает копеечку, из любви к папе и преданности к своему роду он принимает это как должное. Ничего другого ведь не видит – а что увидел, то и принял.

Что значит выражение «красиво жить не запретишь?» И верно ли оно?

— Выражение верное, действительно, а кто запретит красиво жить? Это же классно.

Добывание денег для некоторых, особенно у нас в России, становится центральной целью в жизни, оттесняя другие ценности. Как вы к этому относитесь?

— Это все-таки невротическое состояние, потому что, как только человек становится однобоким – только зарабатывание денег – резко снижается качество жизни. Потому что цель зарабатывания денег какая? Красиво жить. Сами по себе деньги – это бумажки, мифические цифры на счету. Здоровый человек – это тот, который занимается многими разными вещами: и зарабатывает, и живет в свое удовольствие, делает то, что у него хорошо получается. Есть люди, которые зарабатывают деньги и не тратят ни копейки, ходят в старом пальто – и не это не про здоровье, ведь они ходят в страхе. А если человек зарабатывает деньги и делает себе хорошо и комфортно – идет на массаж, ходит в салоны, к примеру – он делает себе классно и это говорит о здоровье.

И почему при этом многие очень состоятельные люди остаются неудовлетворенными и очень несчастными?

— Согласно теории транзактного анализа, у нас есть три сценария – победитель, побежденный и третий сценарий. Так вот, если богатый человек счастлив, то это сценарий победителя. А если богатый заработал деньги и цирроз печени – это сценарий побежденного в любом случае. А средний – это полоса черная, полоса белая, где-то победил, где-то проиграл, но в конечном итоге черно-белый все равно сценарий проигравшего.

Как вы считаете, счастье можно купить?

— Можно купить комфорт. Если ты в контакте с собой, свои внутренним миром и своим я, то ты в принципе знаешь, как удовлетворять свои потребности. Удовлетворение потребностей и есть задача здорового человека. А если ты, например, не в курсе что ты хочешь, зачем тебе то, зачем тебе это, то неважно зарабатываешь ты или нет, то счастья не будет. Я знаю многих таких.

И бывает ли много денег? И бывает ли денег достаточно для счастья?

— Достаточно бывает для того, «чтобы что-то». Мне, например, нужны деньги для того, чтобы, к примеру, купить детям квартиры – моя потребность здесь будет в безопасности. И если я куплю им квартиры, и они будут в безопасности, то мне будет хорошо. И я почувствую себя удовлетворившей свою потребность в безопасности своих детей, потому что мы так устроены, и мы делаем все, чтобы наши дети выжили. И денег достаточно тогда, когда я знаю свои потребности и удовлетворяю их. Если я их не знаю, чувство неудовлетворенности будет всегда в независимости от того, сколько у тебя денег.

Финансы для нас, особенно в последнее время, - не только одна из приоритетных целей, но зачастую – цель, которой прикрывают всё. Через финансы мы измеряем свои отношения с близкими, профессиональные отношения, самооценку и психологическое, а иногда даже физиологическое самочувствие. Насколько, на ваш взгляд, эта ситуация здоровая?

— Это опять же про сценарии. Бывает лжесценарий побежденного – у человека нет ничего, и он живет под мостом, но при этом абсолютно счастлив и ему больше ничего не нужно оценивать и еще что-то. Кто-то говорит о том, что это еще большая свобода и безопасность, чем если у тебя есть дом. Я мало общалась с людьми, которые живут под мостом, но могу подозревать, что это не так однозначно, как мы думаем. Мы думаем, что им нечего поесть, а может там абсолютная свобода. Может мы вообще мало знаем про жизнь.

Наверняка вы в ходе своей практической работы сталкиваетесь, условно говоря, со «сбоями программ», кучей стрессов, которые у людей связаны именно с финансовыми вопросами. Часто ли к вам обращаются именно с таким запросом: «Валентина Владимировна, я мало зарабатываю и плохо живу. Помогите мне понять в чем проблема»?

— Дело в том, что я работаю врачом, а врачебная специальность подразумевает то, что приходят люди и говорят: «Я больной, я не ем, я больной, у меня тревога, я больной, я очень больной». И мне это не нравится уже, потому что отношения «врач-пациент» уже подразумевает отсутствие какой-то равности, как будто я врач, я умнее, а ты тупенький болеешь. И уже директива идет – пей таблетки и еще что-то. А взаимодействие «я мало зарабатываю, я хочу больше» - это не из медицины: так обращаются к психотерапевту, к психологу и коучу. Этот запрос для того, чтобы увеличить качество жизни, и я бы хотела, чтобы таких было все больше и больше. Я их жду. Потому что часто приходят красивые, умные, сильные, успешные люди и говорят: «Ну вы же врач, что у меня болит? Какая у меня болезнь?». Хочется общаться с сильными, здоровыми и теми, кто хочет еще больше денег.

Условно говоря, как экономику делят по отраслям, так и проблему качества жизни можно разделить по темам - основные какие? Вопросы самооценки, профессиональные дела, финансовые дела, семейные дела? Что заботит человека чаще всего, когда он приходит к вам и говорит: «Я не так живу»?

— Чаще всего людей заботят взаимоотношения: с супругом, с родителями, с коллегами, с детьми, с таксистами, продавцами. Человек не живет без отношений, а отношения с людьми – это показатель отношения с собой. То есть если я живу с абъюзером, который меня бьет, унижает и насилует, – значит примерно так же я взаимодействую с самим собой и мне очень нужен тот, кто снаружи меня изнасилует, потому что насилие является для меня абсолютной нормой, я привыкла к нему. Я жила в нем всю жизнь. И если у меня сложности во взаимоотношениях с мужем, нужно искать сложности с родительской историей.

И с деньгами то же самое, ведь это тоже взаимоотношения. Очень часто и у себя в том числе, я нахожу инфантильную позицию даже в отношении денег – что будто есть большой добрый дядя-работодатель, и если я буду хорошей девочкой и не буду выпендриваться и высовываться, буду покладистой и буду все выполнять, то он даст мне денюжку. Будто мне нужно заслужить их хорошим поведением. Как Дед Мороз. И вот такая инфантильная позиция есть у многих.

А какая здоровая позиция?

— Это когда ты сам решаешь сколько, когда и как зарабатывать, и ты берешь и делаешь это.

Вопрос денег сегодня превратил всех немножко в шизофреников, создал кучу проблем. Например, так называемый потребительский бум. Второе - профессиональная самооценка. То есть я оцениваю себя в профессии не продуктом своего творчества, а исключительно через призму зарплаты. Поэтому куча людей с маленькой зарплатой испытывают дискомфорт в самооценке, а куча людей с большим доходом испытывает комплекс несоответствия. Может ли работа с психологом или психотерапевтом помочь в решении данных проблем?

— Дело в том, что самооценка человека о самом себе – это огромный миф. Дело в том, что мы узнали о том, кто мы есть не от себя, а от других людей – от родителей, воспитателей, учителей. Мне, например, с детства папа всегда твердил что я серьезная, даже в три года. Как он мне потом признался, внушал мне это было чтобы я «по рукам не пошла», «в подоле не принесла». А это неправда, я вообще не такая. Внутри у меня хохот, я хочу прикалываться, но голос папы «ты серьезная» сдерживает меня всю жизнь. Мы поддаемся гипнотическому влиянию, тому, что про нас сказали. В терапии у меня часто бывают достойные молодые люди, которым воспитатели в садике на обычную шалость или непослушание, говорили «ты дебил!». А человек умный, но ощущение, что он дебил его не покидает и в тот момент, когда он может заработать денег, это может его остановить «ну я же дебил». Самое главное здесь – понять, что это обман: он ведь не дебил, а был просто ребенок, который поверил в это неадекватное внушение. И таких неадекватных оценок очень много в нашей жизни.

И как с ними бороться?

— С ними нельзя бороться. Только терапия. Это только командная работа с психотерапевтом в поисках историй, которые впоследствии ему мешают зарабатывать. Я всегда говорю, что это детективная работа.

У меня был случай, когда мне было очень больно – я шла по площади Победы, маленький мальчик упал с велосипеда, расшиб коленку, плачет. Подошла мама, отряхнула его и сказала: «Ты че, не мужик? Ты че ревешь, ты что девочка?». Понимаете, какие сложности будут впоследствии у этого мужчины? Он будет очень бояться не проявить себя, как мужчина. Это будет вызывать очень много напряжения. Иногда про таких говорят, что они боятся или не любят геев, или могут проявлять излишнее насилие над собой.

Но в общем и в целом это поправимо? То есть человек, который мало зарабатывает, может постараться найти внутренние убеждения, почему он не получает столько, сколько ему нужно и проработать это?

— Все поправимо, но для начала нужно узнать «кто я такой», а потом сколько вам нужно – не всем хочется стать долларовыми миллионерами. Кому-то и сто тысяч хватит. У всех разные потребности.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров