Жизнь 12:00 / 28.4.2021 1529 4

«Кафе Рейсер»: Мотоциклы, Тарантино, шестидесятые, блюз

«Кафе Рейсер»: Мотоциклы, Тарантино, шестидесятые, блюз
Текст: Иван БАРКОВ
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. В конце «пандемийного» лета прошлого года в Старом городе появилось новое заведение под названием «Кафе Рейсер». Несмотря на действующие в ту пору ограничения, оно почти сразу стало местом своеобразного притяжения. Заведение очень небольшое, всего на тридцать пять мест. Попадая туда, обретаешь чувство нахождения в неком камерном музее с уклоном в мото-тематику и индустриальный стиль.

В некоторых ирландских барах такое, кстати, есть. Много разного рода старинных вещей. Но тут все-таки мото-вещей. Пара мотоциклов, один из которых хорошо вписался в барную стойку, старые мотошлемы, в которых уже сделала «селфаки» половина посетителей «Рейсера», плакаты, ну и так по мелочам много чего.

Кстати, со стороны можно увидеть человека, который попадает сюда впервые. Это почти обязательно тот, кто ходит из угла в угол и снимает на телефон расставленные всюду необычные предметы. Еще один момент связан с музыкой. По большей части в «Рейсере» играет блюз. Бывает и рок-н-ролл и что-то еще другое. Но главным образом это блюз. Ритмов популярной музыки нет точно. Впрочем, как и какой бы то ни было русскоязычной музыки. Просить бесполезно.

Мебель в баре — стулья, столы и некоторые другие предметы интерьера, если присмотреться, то тоже оказываются не простыми, из магазина, а сделанными, как объясняют владельцы – «братья-рейсеры» Данис и Азат на заказ. По их собственному проекту. И вообще концепция «Кафе Рейсера», судя по рассказу братьев, лежит где-то в пространстве между индустриальным цехом, Англией пятидесятых-шестидесятых и голливудскими фильмами, главным образом, снятых господином Квентином Тарантино.

Об этом необычном пространстве в форме бара рассказывают Данис и Азат Сирязевы. А также о том, как «ковидный» кризис может даже помочь в деле.

Итак, откуда такая необычная идея?

Азат: — Во-первых – это любовь к той эпохе. То есть если бы была машина времени, я бы переехал в шестидесятые.

Данис: — Голливудские фильмы из девяностых, видеокассеты. Атмосфера очень классная, начиная от машин и заканчивая разными бытовыми предметами. Оттуда же бары, блюз.

Азат: — И не важно как ты с политической точки зрения относишься к Америке. Мы выросли на этом.

То есть шестидесятые и голливудское кино об этом. Но вообще первое, что приходит на ум, глядя по сторонам в «Рейсере» – это что-то фанатское, связанное с мотоциклами.

Азат: — По концепции – это как будто бы существовал советский кастомный гараж. То есть как будто бы у нас в те годы существовала субкультура кафе рейсера. И этот гараж существовал все эти годы.

Данис: — Сначала даже производственный цех. У нас же не лофт, а индустриальный дизайн.

Азат: — Тут у нас такая эклектика, потому что помещение существует как будто бы с пятидесятых годов. Это как фильм. Как будто бы в Якутске существовали такие гаражи на самом деле. Цех, где собирали мотоциклы — кафе рейсеры.

Так, «кафе рейсеры»... Можно тут по подробнее.

Азат: — Это субкультура, которая зародилась в конце пятидесятых в Англии. Тогда фактически не было спортивных мотоциклов в свободной продаже. Так вот любители брали стандартные мотоциклы и снимали все лишнее, максимально облегчая конструкцию. И гоняли на них. Так вот гоняли они от одного кафе к другому и за это их и прозвали «кафе рейсерами» или «кафешными гонщиками». Такие неформалы были.

Данис: — Это было послевоенное поколение. Они смотрели на жизнь легче, чем их родители. Они хотели свободы. Мотокультуры как таковой еще не было, она лишь зарождалась.

Но потом эта культура распространилась за пределы Англии?

Азат:— Да, по Европе. В Италии даже выпускали модели таких мотоциклов, типа кафе рейсеров. Потом коммерческая сторона началась. Кстати до Штатов эта субкультура тоже дошла, но не была популярна. Хотя Харли Дэвидсон выпускал модель кафе рейсера. Потом эта субкультура сошла на нет, но фактически дала толчок появлению рокеров и панков. Вот как раз эти «рейсеры» слушали рокабили и рок-н-ролл. И такие атрибуты, как косухи военные ботинки, пошли от них. Культовые вещи.

Данис: — Кстати, про ботинки. Мы сделали рекламный ролик о нашем заведении. Так вот в нем можно будет увидеть точную реплику этих ботинок.

— А слушали эти английские парни американский рокабили и рок-н-ролл?

Азат: Да. И место у нас тоже выглядит как такая «голливудчина». В общем, похоже на американский бар, а субкультура английская.

Но мы, в общем-то, не в Англии и США, а в такой альтернативной реальности СССР. Возвращаясь к концепту. Это был гараж, который переделали в бар, но полы, например, остались металлическими, как в цеху.

В одном туалете, кстати, вентилятор индустриальный вертится, а в другом есть окошко как будто в цех.

Да, удивили.

Данис: В целом любим историю. Когда видишь старые заброшенные здания, как прогимназию на Кулаковского, например, это печально, что оно разрушается на глазах.

Кстати, сегодня Международный день охраны памятников.

Данис: — Есть еще момент. Например, помнишь «Джонатан» или «Чикаго»? Давненько их уже закрыли. Я туда ходил лет десять назад. И печально, что я не могу туда пойти снова — посидеть за столиком, за которым сидел раньше. Окунуться в атмосферу прошлого.

Это к тому, что многие заведения долго не живут.

Данис: — Вернуться взрослым человеком в места, куда ходил в молодости.

И наша задача — сделать так, чтобы, например, ты пришел лет через пятнадцать в «Кафе Рейсер» и сказал нам — «давайте сделаем еще одно интервью».

Я читал книгу Познера и там есть воспоминания о местах молодости, в которые он возвращался. Например, перила на которых он делал в юности зарубки. И все это сохранилось. Надо сохранять историю, чтобы люди чувствовали себя ее частью.

И приходили спустя годы к вам. А у вас не было опасения, что, может, слишком концептуально? Байки, цеха – какое то фанатское место. Для мотоциклистов. А их не так много. Музыка тоже у вас особенная. Играет в основном блюз.

Данис: — По-поводу мотоциклов. У нас был, скажем так, предыдущий проект, который дал толчок развитию этого. То есть был гараж, настоящий гараж, где мы сделали бар. Причем такой, куда хочется прийти самому. Но это не общепит, а место для себя. Чтобы прийти, послушать хорошую музыку. Спокойно. И все, кто у нас был, говорили, что это круто, в городе такого нет, и советовали открыть заведение. Но мы решили, что тот гаражный проект – он для души.

Азат: — Слишком андерграудный.

Данис: — Да. Основную идею мы сохранили, но сделали «Кафе Рейсер» немного более «гламурным», более коммерческим.

Что-то перекочевало с гаража сюда?

Азат: — Да, некоторые предметы. Вот, например, рамка с обложкой американского каталога 1932 года. Ее взяли на блошином рынке в Москве. Есть кое-что по мелочам. Все старые вещи собирались изначально для того гаража.

Ну а все-таки про мотоциклы. Ты же, Данис, катаешься.

Данис: — Да. Но не это главное. Скорее все же начало было положено фильмами. И, кстати, сейчас не катаюсь. Байка нет. Все средства были вложены в «Кафе Рейсер». Но вот могу вспомнить, как я однажды ездил один в Красноярск к другу на своем мотоцикле. Это было в 2015 году. И тогда в пути пришли мысли о том, что я хочу делать в жизни дальше.

То есть дорога подсказала.

Данис: — А мотоциклы. Сейчас мне собирают «Ирбит» 1957 года. Возможно, в этом сезоне будет готов.

Азат: — Я, например, не катаюсь. Но эти старые байки — это просто красиво.

А вот эти два байка, что стоят в кафе, они на ходу?

Азат: — Да, вся техника заводная, для нас это важно. Чтобы у нас здесь не было бутафории. Все настоящее. Мы пересмотрели миллионы картинок, как выглядят подобные заведения.

Например, где-то вместо ламп вешают шлема. Да, это прикольно. Но это стилизация мотокультуры. А у нас настоящие производственные лампы с Великого Новгорода, которые висели в каких-то цехах.

Переключились на интерьер. Знаю, что многие предметы мебели и интерьера, а возможно, и все это хэндмейд. Ну то, что не с блошиного рынка и цехов, конечно.

Данис: — Вся мебель сделана в Якутске. Нигде в мире такого не найдешь. Первые образцы – прототипы мы делали сами. Я немного сварщик. Вот, например, история со стульями. Мы хотели, чтобы они были похожи на мотоциклетную раму (встает, переворачивает стул и задумка становится понятной). И это наша идея.

Азат: — То есть это стилизованная мотоциклетная рама. Первоначально стулья были без спинок, но потом мы поняли, что это не очень удобно. И обратились к идее автокресел шестидесятых – в итоге получилась уменьшенная копия такого кресла.

Данис: — Идея со столами пришла Азату. То есть сделать высокий стол, как барную стойку. Это удобно. Можно не усаживаться, а просто встать за стол. Другая фишка в том, что стол этот как бы верстак. А под верстаком стоит агрегат – двигатель. Еще он очень прочный, несколько слоев ДСП, бетонная стяжка. Вообще хочу сказать, что нам многие помогали. Причем безвозмездно. Вот как раз токарь нам помог с этими предметами.

Все выглядит внушительно и качественно сделанным.

Данис: — Есть еще одна фишка. Никто на нее не обратил внимание (подходит к входной двери). Помнишь мебельный магазин «Уют» на Пояркова? Так вот дверные ручки у нас как в том магазине. Знаю, что во многих культмассовых заведениях СССР были подобные ручки. Но эти совершенно новые. Они с тех пор и лежали.

Увидеть все подобные фишки за раз почти невозможно. Несмотря на то, что помещение у вас небольшое. Камерная атмосфера, в общем-то. Что приятно. А не было соблазна сделать кафе большого размера?

Азат: — Изначально планировали заведение на примерно 150 квадратов. Но в процессе поиска помещения, мы поняли, что это риск – отбивать аренду. Поэтому решили начать с небольшого помещения. Сейчас понимаем, что надо больше. Но учитывая, что мы не занимались ранее ничем подобным – поэтому это неплохой старт. Можно и вместо официанта побегать да и узнать все подробнее. А если бы помещение было больше, то, возможно, с этим было бы сложнее.

Ну так звезды сошлись. Это классная фишка, что помещение небольшое. И в нем играет по большей части блюз. Вы любите именно этот жанр?

Азат: — Бар – это все-таки блюз, как мне кажется. Опять из фильмов девяностых – в барах с таким концептом играл блюз. Но мы ставим и рок-н-ролл, и рокабили, и джаз. Идея в том, чтобы днем музыка была полегче – включаем эстраду пятидесятых, а вечером уже блюз. Это может быть и современный блюз, кстати.

В общем, попсы не будет.

Азат: — Нет. Никогда.

Данис: — При всем уважении к обществу, но голова у нас одна. Ее надо беречь. А от попсы ничего хорошего не будет.

Обращал внимание, что у вас могут сидеть далеко не рокеры и байкеры. Никто не просил изменить музыку на более легкую?

Азат: — На моей памяти всего два или три случая было, когда откровенно говорили, почему у вас такая музыка играет. И просили поменять. На что мы отвечали, что этого не будет, и вы можете идти в другое заведение. Но, вот что удивило, так это то, что многим, даже молодым людям, такая музыка как раз нравится. То есть людям надо показать музыку.

Есть некий просветительский момент.

Данис: — Обязательно!

Конечно. Не согласен с тем, когда говорят, что народ недалекий и слушает недалекую музыку. Многие просто не знают, что есть и другая музыка. Когда кормят человека чем-то неприятным, то он и привыкнет. Но это не значит, что если ему предложат деликатес, то он его не оценит.

Азат: — Читал интервью основателя «Harat's pub», где он вспоминал историю о том, как к нему в заведение пришли какие-то ребята аля гопники. Просили включить «блатняк» и сидели чуть ли не на корточках. Им отказали. Так вот они через несколько дней вернулись и вели себя прилично. В общем, одна из миссий – это воспитывать нормальное отношение к жизни.

Данис: — Когда еще только планировали открыться, то многие знакомые нам говорили о том, что у нас тут свой менталитет и так далее. Но мы видим, что люди тоже меняются после посещения «Рейсера». Нас благодарят за то, что такое место появилось, и многие этого ждали. И вообще. Если бы такое заведение было в Якутске, мы бы сами туда ходили. А его не было.

Азат: — Вот мы говорили о музыке и интерьере. Но бывает так – приходишь и по интерьеру ничего не напрягает, а играет фигня какая-то. Зачем? Мы с братом, кстати, если и выходим куда-то, то это в «Harat's». Там тоже все нормально.

У вас на экранах демонстрируют то мото-тусовки, то фильмы. Мото-тусовки понятно. А фильмы? Много Тарантино.

Азат: — Мы любим его картины. Нам нравится, как там показана эпоха. Интерьеры, предметы разные, фишки. Еще фильмы Скорцезе. В фильмах этих режиссеров круто воссоздается эпоха. У нас же идет только картинка. И глазу приятно остановиться на ней.

Данис: — Вообще хотелось, чтобы у нас больше людей проникались старыми автомобилями, мотоциклами. Чтобы колоритнее было.

У нас такие есть, но немного.

Данис: — Вот, например, кастомный мотоцикл нам делал клуб «Old school». Есть люди.

Если вспомнить об открытии «Рейсера». Когда начали готовиться? Помню, что открылись вы летом, когда немного ослабили «ковидные» ограничения. Но знаю, что у вас все было готово к открытию уже весной. Руки не опускались от такого «подарка» судьбы в виде пандемии?

Азат: — В 2018 году пришла эта идея. Но изначально должна была быть кофейня. Так вот я еще был в Москве и мы обсуждали открытие этой кофейни по телефону. Потом речь зашла о названии. И получилось так, что мы одновременно произнесли – «Кафе Рейсер». А потом, когда я уже вернулся в Якутск, кофейня трансформировалась в бар.

Так, а пандемия?

Данис: — Если честно, то даже на руку пошла.

Я 15 лет кручусь возле общепита с холодильным оборудованием. И много раз наблюдал за тем, как заведения торопятся с открытием. Сегодня взяли помещение, завтра придумали концепцию. Потом сроки, все побыстрее. Хотя я считаю, что так не должно быть. И вот пандемия нам помогла в этом смысле.

То есть?

Азат: — Это дало нам время довести все до ума. Спасибо арендодателю, нам дали скидку. Поддержала нас. Мы попали в ту уникальную ситуацию, когда могли спокойно все доделать. Многие небольшие аспекты.

Значит, совсем не переживали, что пандемия может затянуться.

Азат: — Вообще были «качели». Если смотреть назад, то было несколько судьбоносных моментов. Раз пошло так, значит надо. Еще это как в кино было. Остросюжетный фильм хотели? Вот вам на открытие мировой карантин.

Это ваш первый подобный проект. Сложно было запуститься?

Азат: — Как говорит Данис – «Кто сказал, что будет легко?».

Бизнес план был?

Азат: — Был, конечно. Но он пошел коту под хвост из-за пандемии.

И меня кто-то спрашивал в то время – «Как у вас там окупаемость? Все по плану идет?». Я отвечал – «нет, конечно. У нас ограниченная посадка. Что будет через месяц, вообще не понятно».

Данис: — Все же эти ограничения еще и помогли постепенно войти в курс дела.

Азат: — Есть еще такой известный вопрос – «Как нужно вести бизнес?». Ответ – «Как в кризис». Думаю, если бы мы открылись в «жирные» года, как было бы? Через пару месяцев мы могли расслабиться и уехать куда-нибудь. А сейчас нет – нужно заниматься. Вообще на днях основатель кафе «Буро» сказал очень хорошую фразу о том, что ресторанный бизнес сложный, но сильно романтизированный кино.

Мы все больше о концепции. Но еда в «Рейсере» тоже некоторым образом концептуальная. А сейчас вы еще и бизнес-ланчи делать стали.

Азат: — Да. Большинство знают нас как бар. Но мы ведь именно гастро-бар. Кухня для нас очень важная составляющая. Качественные продукты, а не абы какие, довольно уникальное меню. Например, паста «Чикен пармезан» или «Биг кахуна бургер», или набор сосисок «Отряд смертоносных гадюк» (последние два – это из фильмов Тарантино). Или вот салат «Халуми». Там сыр используется, который делает наш местный сыровар. А щавель для этого салата выращивают в школьном агроклубе в Хатассах. Да. И бизнес-ланчи только что запустили.

И тут несколько вариантов, как вижу.

Азат: — Да, их три. Самый экономичный и привычный – это «Советский» и его символизирует мотоцикл «Ява». Есть азиатский вариант с «Хондой» и американский с «Харлеем». Пока смотрю, берут больше первые два. Мы осознано приняли решение снизить маржу, но дать качественный обед.

Итак, и какие планы на будущее?

Данис: — Летник и расширение.

Азат: — В летнем кафе планируем сделать небольшую кухню с грилем. А тематика – это Мексика. Пока так. Может, в летнике будет музыка. Но мы близко находимся к домам, поэтому обязательно будем учитывать интересы соседей.

В общем, все пока норм?

Данис: — Конечно, это же мечта. Как бы ни был тернист путь.

Азат: — Все это непросто. Почти все свое время провожу здесь. Но даже когда прихожу домой, чтобы отдохнуть, то хочется вернуться обратно. Не отпускает. Подсаживаешься на это.

Инстаграм: instagram.com/caferacer.bar/

Комментарии

  • Патриот
    20:47 / 28.4.2021

    Small Talk непонятное место

  • Окса
    20:13 / 28.4.2021

    Из подобных что открылись вновь еще можно отметить small talk и Китай город

  • Патриот
    17:36 / 28.4.2021

    Приходите узнаете

  • Юрий
    17:25 / 28.4.2021

    А какое пиво предлагаете, магазинное ?

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров