Экономика 8:00 / 13.2.2017 3628 1

Качикатцы: встреча на фоне недоверия

Качикатцы: встреча на фоне недоверия
Текст: Тимофей ЕФРЕМОВ

YAKUTIA.INFO. Предложение крупной российской компании ООО «Восток инжиниринг» о размещении в селе Качикатцы пункта по перегрузке руды редкоземельных металлов встретило твердый отказ местных жителей.

«Мы не хотим, чтобы через наши поля и пастбища провозили радиоактивную руду в любом виде. Мы ведь сельским хозяйством занимаемся здесь. Кто будет покупать у нас продукцию, если будет знать, что через нашу землю провозят радиоактивные элементы?» - звучало из уст сельчан собравшихся в местном клубе «Сарыал».

"Кто будет покупать у нас продукцию, если будет знать, что через нашу землю провозят радиоактивные элементы?"

Заверения о безопасности перевозимой руды от представителей компании «Восток инжиниринг» показались людям неубедительными. Министр промышленности и геологии Якутии Андрей Панов подытожил встречу словами: «У нас царит всеобщее недоверие ко всем. К власти и друг к другу». 

Без конкретики нет недоверия

Естественно то, как представители ООО «Восток инжиниринг» рассказали о своём проекте не вызвало доверия у людей. Перед сельчанами выступил директор компании Сергей Сергиенко - он читал с листа дрожащим голосом. Всё, что озвучил Сергиенко, уже неоднократно озвучивалось в республиканских СМИ. И это сразу же создало впечатление формального подхода ко всей встрече со стороны промышленников. На большую часть уточняющих вопросов звучал ответ: «Мы пока говорим о намерениях. Проекта как такового ещё нет, поэтому мы не можем вам ответить».

И это притом, что людям предлагают обсудить весьма щекотливое предложение, связанное с потенциальной опасностью для здоровья жителей нескольких районов (Оленекский, Жиганский, Хангаласский, Алданский). Согласитесь, любого насторожит информация о том, что вблизи с его жилищем будет проходить маршрут по перевозке радиоактивных материалов. И тем более, если на вопросы о гарантиях безопасности убедительных ответов нет.

Мы пока говорим о намерениях. Проекта как такового ещё нет, поэтому мы не можем вам ответить.

Тем не менее, на несколько вопросов были получены конкретные ответы.

«Восток инжиниринг» не заинтересован размещать предприятие по обогащению руды и непосредственному извлечению РМЗ на территории Якутии. Для компании это экономически невыгодно. Добытая руда не будет подвергаться обработке для получения в ней более концентрированного содержания металлов. Её будут добывать открытым способом, затем измельчать и помещать в специальные герметичные контейнеры для перевозки. При этом промышленники подчеркнули, что они, как и жители, не заинтересованы в том, чтобы из этих контейнеров что-то просыпалось. Ведь руда дорогая - в ней ценные редкие металлы. Однако что это за контейнеры, они пояснить не смогли.

Всё дело в контейнерах…

Собственно, именно отсутствие ясности в вопросе о контейнерах больше всего вызвало недоверия в людях.

Во-первых: не ясно, из чего будут сделаны контейнеры, в которых намереваются перевозить ценную и опасную руду. Будут ли они из пластика в виде мешков (биг беги) или металлические?

Во-вторых: если будут использоваться контейнеры из металла, не ясно, будут ли они использоваться только строго ограниченное количество раз или же бессрочного пользования, но с условием регулярной проверки их состояния. Кто и как будет проверять состояние контейнеров? Будет ли процесс их проверки и выбраковки подконтролен общественникам?

Ведь спецконтейнеры - вещь не дешевая. Поэтому можно допустить соблазн со стороны промышленников использовать каждый контейнер максимально дольше в целях экономии на закупке новых.

Кроме этого, был задан вопрос - какую технику будут использовать для перевозки и разгрузки руды? Обычную или специализированную?

Директор «Восток Инжиниринг» Сергей Сергиенко ответил, что техника будет использоваться обычная, так как руда будет храниться в надежных контейнерах (о типе и характеристиках которых промышленники так ничего и не рассказали).

Директор «Восток Инжиниринг» Сергей Сергиенко 

Однако депутат Ил Тумэн Иван Андреев отметил, что поскольку груз радиоактивный, то вся техника должна быть специализированной. Это не только контейнеры, но и специализированные грузовики, погрузчики, подъемные краны, железнодорожные вагоны, баржи. Ведь только при её использовании можно говорить о максимальной безопасности. А если это так, то у такой техники есть определенный лимит использования. «С какой периодичностью её будут заменять?» – поинтересовался депутат.

Какую технику вы будете использовать?

Был задан вопрос и том, как часто будет проводиться технический осмотр всей этой техники? Даже в том случае, если вместо специализированной будет использоваться обычная, любая неисправность может привести к весьма серьезным последствиям - если мы говорим о радиоактивном грузе. К тому же если груз фонит, то через некоторое время начинает фонить и сама техника. И уже она становится источником опасного излучения. Куда её будут утилизировать, когда излучение от неё будет превышать безопасную норму?

На все эти вопросы внятных ответов не последовало. Прозвучала та же отговорка  - «проект ещё не разработан, говорить о подробностях рано». Можно ли таким ответом вызвать доверие у людей, обеспокоенных потенциальной опасностью радиоактивной руды?

На вопрос о возможном провозе руды по Северному морскому пути гости ответили, что данный вариант невыгоден из-за короткой навигации. Путь по автозимникам до соседнего Красноярского края, и уже там до устья Енисея, тоже экономический нецелесообразен. Компания рассматривает вариант перевозки руды через Мирный до Усть-Кута, но, судя по всему, не как наиболее привлекательный. В итоге стало непонятно - ищет ли компания «Восток Инжиниринг» альтернативные пути или нет? И, напротив, подозрения в том, что Качикатцы - это именно то, что нужно компании, усилились. 

"Кого вы будетет брать на работу? У нас здесь нет нужных вам специалистов".

Рабочие места – возьмем без опыта работы

Перспектива создания рабочих мест для местного населения тоже не вызвала заинтересованности. Из зала прозвучало мнение: «Если у вас потенциально опасный груз, то и подготовка персонала должна быть специальной. Вы уже через два года собираетесь добычу руды начать. Даже если наша молодежь начнет сейчас обучаться на нужные специальности, то вы их не возьмете. У них же не будет надлежащего опыта работы. Всем работодателям только опытных работников подавай - минимум пять лет стажа. Так что мы не верим, что вы будете нас трудоустраивать».

В Качикатцах дешевле

Поинтересовались жители и тем, почему выбран маршрут через Качикацы, а не через Нижний Бестях. Ведь оттуда гораздо ближе везти груз до железной дороги в Кердем – 14 километров, против 16 из Качикатцев. Там есть порт и вообще создается транспортно логистический центр. 

Представители «Восток Инжиниринг» поочередно отвечали, что маршрут через Качикатцы - один из предполагаемых, есть и другие варианты. Однако в итоге промышленники озвучили, что в Нижнем Бестяхе вся прибрежная линия находится в чьей-либо собственности и эта земля не дешевая. А в Качикатцах берег никем не занят – экономия.

«Складывается впечатление, что вы нас выбрали как самый дешевый вариант для своего проекта», - выразил общее недоверие пенсионер Иван Бурцев.  

Иван Бурцев: "Складывается впечатление, что вы нас выбрали, как самый дешевый вариант для своего проекта"

Эмоционально выступил общественник Иван Степанов, ранее принимавший участие в акциях против размещения газохимического завода в селе Павловск.

Иван Степанов: "Власти и промышленники встречаются с нами, не потому что они хотят посоветоваться и услышать наше мнение, а потому что от них этого требует закон"

- У меня были сомнения по поводу данного проекта и сейчас они только усилились. Вы заметили, как они рассуждают? Мы не хотим, что бы руда просыпалась, потому что она ценная. То есть в первую очередь они думают о стоимости, на пути к которой им мешают какие-то люди. Когда мы их спрашиваем - «Почему бы вам не возить руду через Мирный?», они нам отвечают – «Там же автобусы ездят, там люди живут, а здесь их меньше». А когда мы спрашиваем их о контейнерах, нам говорят, что они закажут их разработку. И очень часто звучит фраза: «Мы попробуем». То есть они потренируются на нас. Если здоровыми останемся – хорошо. Если вымрем - значит, не получилось, но зато попробовали. А про рабочие места что они нам отвечают? Мол, мы их на курсах обучим, практику обеспечим и на работу примем. Это получается, что с опасным грузом будут работать недавно обученные люди. А если они ошибку совершат?  Вдруг контейнер разобьют? Это же опасно. Я не против развития, но случись всего одна авария - это будет начало конца. Никто не хотел, что бы произошла Чернобыльская авария, прорыв Саяно-Шушенской ГЭС или трагедия на Фукусиме. Но, тем не менее, всё это случилось. Я не хочу,  чтобы здесь всё было в радиоактивной пыли. Начнется цепная реакция - это будет проходной двор для радиации.

Андрей Панов: "У нас царит всеобщее недоверие ко всем. К власти и друг к другу".

Своё мнение озвучил депутат Ил Тумэн, генеральный директор «Якутцемент» Алиш Мамедов.

- Причал здесь в любом случае нужен. Здесь есть хорошее месторождение щебня на 700 тысяч тонн. Был бы причал, то у вас мог бы быть хороший дополнительный доход. По 200 – 300 тонн щебня за сезон отгружать – вот такой проект вам выгоден. Но если есть действительная угроза радиоактивности от перевозки руды, то этот проект никому не нужен. Ни Оленьку, ни Качикатцам, ни Усть-Куту, ни Мохсоголлоху. Так что единственное, что нужно выяснить - это степень радиоактивной угрозы, остальное решаемо. 

Алиш Мамедов: "Единственное, что нужно выяснить - это степень радиоактивной угрозы, остальное решаемо".

 Каковы риски?

Затем слово взяла исполнительный директор Гильдии производителей бриллиантов и ювелирных изделий Якутии Татьяна Кырбасова: 

Татьяна Кырбасова: "В случае ЧП загрязнение дойдет до Якутска, он ниже по течению".

- Если рассматривать создание пристани по разгрузке руды в Качикатцах, то нужно учитывать, что Хангласский улус в плане эвакуационных мероприятий на случай ЧС не относится к категорированным районам. Здесь нет убежищ, для населения и не проводятся учения по эвакуации. Кроме этого, хочу отметить, что село расположено выше по течению и если что-то попадет в реку, то загрязнение дойдет и до остальных населенных пунктов ниже по течению и в том числе до Якутска.

Возвращаясь к словам министра промышленности и геологии Якутии Андрея Панова о всеобщем недоверии, хочется отметить, что оно возникает не только из-за недостатка информации, но и по причине сложившейся у наших властей традиции - навязывать населению свою точку зрения ради быстрого воплощения мега-проектов. Людей торопят, потому что обсуждение занимает время. А время, как говориться – деньги. Вот только чьими будут деньги при успехе проекта? И чьими будут болячки, если произойдет ЧП с опасным грузом?

В случае с Качикатцами чувствуется положительное влияние протестов в Заречье и Якутске против размещения газохимического завода возле села Павловск. Тогда власти рассчитывали очень быстро протащить проект через «народный одобрямс», но не вышло. Теперь хотя бы стали проводить ознакомительные встречи. Однако, как отметил общественник Иван Степанов: «Власти и промышленники встречаются с нами не потому что они хотят посоветоваться и услышать наше мнение, а потому что от них этого требует закон».

Подытожить можно следующим соображением: было бы хорошо, если бы встреча в Качикатцах стала началом новой якутской традиции – не позволять добывающим компаниям экономить на мерах предотвращения вредного воздействия на нашу природу и наше здоровье. Сохраниться ли такой же настрой через полтора года уже на общественных слушаниях по данному проекту?

 

Комментарии

  • Хачыкаат
    15:11 / 14.2.2017

    Редкоземельные металлы сами по себе опасны не то, что уран. Хитрят олигархи. Потом у нас люди будут болеть как в Китае из-за этой пыли.

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров