Жизнь 12:00 / 20.2.2020 3360 3

«Он не боится сам себя изобретать и конструировать»: Создатели фильма о шамане, его миссии и переменах

«Он не боится сам себя изобретать и конструировать»: Создатели фильма о шамане, его миссии и переменах
Текст: Иван БАРКОВ

YAKUTIA.INFO. В прошлом году шаман Александ Габышев благодаря своему походу на Москву с целью «изгнать Путина» стал известен не только всей России. Когда его путь был прекращен в Улан-Удэ и он был принудительно направлен силовиками обратно в Якутск, о нем заговорили и ведущие СМИ мира. Потом была психиатрическая экспертиза и уголовное дело.

За всем этим пристально наблюдали и продолжают наблюдать при помощи видеокамеры режиссер документального кино Беата Бубенец и ее соавтор, драматург Михаил Башкиров, набирая материалы для фильма. Они присоединились к шаману и его команде как раз на пути из Читы в Улан-Удэ и уже потом продолжили работу в Якутске. Беата Бубенец известна несколькими картинами, снятыми на довольно провокационные темы. За последний фильм «Полет пули», вызвавший полемику в обществе, режиссер получила премию «Лавр» на фестивале документального кино «Артдокфест».

Авторы будущего фильма о шамане Александре Габышеве рассказывают, как они заинтересовались этим героем и что их в нем привлекло, о работе над фильмом и делятся личными впечатлениями о том, что он за человек и его миссии.

Беата Бубенец Михаил Башкиров

Б. Б. Когда мы с Мишей только познакомились, то у нас было идеи сделать фильм, связанный с шаманизмом. Причем думали об игровом кино. Но длился этот период размышлений долго и ни к чему не привел. Было это как раз весной-летом прошлого года. А о шамане-Габышеве я в то время уже слышала. Мне в марте-апреле отправляли ссылки на видео из ютуба и говорили, что «вот Беата, ты же хотела снимать о Якутии и это интересная тема». Но меня сначала все это не заинтересовало.

Вообще-то он немного похож на некоторых героев твоих фильмов. Такой идейный маргинал. Но тебя, тем не менее, он не заинтересовал.

Б. Б. Ну, он тогда шел с девизом «Иду изгонять Путина» и я решила, что это какой то «фрик». А что мне про каждого «фрика» снимать?

Так думали, видимо, многие в то время.

Б. Б. Я была равнодушна. Но в то же время он у многих как раз вызывал интерес – у тех, кто устал от политики. Шаман – это звучит очень эксцентрично, и он идет изгонять Путина. И люди начинали за ним следить, обсуждать. Но меня это не привлекало. Я не активистка и не оппозиционерка. И мне даже казалось, что это какая-то плоская история.

Так и когда зажглась лампочка интереса? И почему.

Б. Б. Как то постепенно это произошло. Когда тебе уже десять человек об этом говорят, то тебя это настигает. И потом в какой-то момент продюсер Влад Киткович мне предложил конкретно делать фильм о шамане. Это была когда он подходил к Чите и меня он уже заинтересовал и его популярность в то время заметно выросла. Меня зацепила сила его харизмы и я поняла, что это не «фрик», который хочет привлечь к себе внимание. Я стала прислушиваться к тому, о чем он говорит и увидела, что в нем есть сила и большой потенциал. Тогда же и Миша прилетел в Москву. А у нас, как я говорила, была идея сделать вместе игровое кино о шамане. А здесь шаман реальный и я предложила снять документальный фильм о шамане-Габышеве.

Ты же как сценарист должен был работать?

М. Б. Да, но уже видишь, что теперь я разрастаюсь и до оператора.

Б. Б. Миша мой полноценный соавтор. То есть тоже режиссер.

А ты что слышал на тот момент о шамане?

М. Б. Немного. Что идет какой-то чудак в Москву. Видел что он мелькает в соцсетях. Но, поговорив с Беатой, я заинтересовался и понял, что это было бы интересно. К тому же это немного абсурдно - сценарист в документальном кино. И это для меня вызов. Работать не с фантазией, а с материалом, который есть.

Б. Б. Но мне показалось, что это необходимо. Это история где много всего. А я человек, который снимает здесь и сейчас. Наблюдаю. Но для того, чтобы сложить это в историю необходим человек, который мыслит соответствующе. И помощь сценариста была нужна.

Так и поехали вы в Сибирь.

Б. Б. Да. Мы знали, что он примерно находится между Улан Удэ и Читой. Взяли на прокат машину и просто поехали по трассе из Улан Удэ. Рассчитывая, что его встретим. У него уже тогда была, назовем ее свитой, и не знали, как и что получится.

И как встретились с ними?

Б. Б. Не очень хорошо. Я узнала номер телефона человека, который с ним шел. И там как-то напрягся народ. Были там и блогеры, которые его снимают, а увидев людей с камерой они тоже нас приняли за блогеров или журналистов. Потом узнали мое имя, забили в интернете и там тоже какой-то «трэш» посыпался.

М. Б. Накануне встречи был сильный ливень. И понятно, было что они где-то рядом, может в лесу сидят, но не известно где. Уже было поздно и мы заселились в придорожную гостиницу. Переночевали. А потом я в семь утра открываю входную дверь и оп.. а там Шаман стоит с тележкой.

Встретились.

М. Б. Мы пошли в кафе, где они всей тусовкой сидели. Представились, сказали, что мы такие-то и хотим снимать кино. Но сразу какое-то отчуждение появилось.

Б. Б. Они отнеслись к нам с большим недоверием, устроили перекрестный допрос. С какой целью мы это делаем и так далее. Было это театрально все. И шаман в первое время разрешил нам снимать его только на дороге, но не вовремя остановок. Потом он, конечно, присмотрелся к нам и разрешил снимать на привалах.

Так, а какое у вас было первое впечатление от шамана и этой братвы?

М. Б. Некоторые видно было, что фрики, а некоторые интересные. Нужно было несколько дней чтобы разговориться.

Б. Б. Все герои, все кто там есть - они с одной стороны рядовые, но с другой необычные. Почему они захотели присоединиться к этому пути шамана?

А сам шаман?

Б. Б. Вот Мише, который много занимается театром, он показался очень театральным человеком. Все и правда было как ритуал. У него была такая своя свита, окружение. Был ангел – это его белое крыло, был ворон – черное крыло, были еще последователи. Как апостолы.

Что-то правда очень знакомое. Наверняка был еще и тот, кто записывал за шаманом его высказывания.

Б. Б. Кстати, как раз тот самый Дед мороз и записывал. Он же писатель.

И то есть вас сразу захватила работа с ними. Разочарования не было?

Б. Б. Просто сначала было сложно. Мы ведь отличались от людей, которые его окружали. Какие-то московские - не то журналисты, не то киношники. К нам было недоверие.

Вот и Пивоварова шаман не принял, как раз приняв за московского не то журналиста не то киношника.

Б. Б. Относительно Пивоварова это правда так. Я его знаю лично и это человек у которого такая абсолютно журналистская логика. НТВ-шную закалку не пропьешь.

Ну у него другие были задачи. И времени столько не было на погружение в реалии.

Б. Б. Он тоже работал с документалистами, и понимал, что за этим будущее, но размышлял как журналист и переделать себя уже не может.

Вас как раз вначале тоже восприняли с настороженностью.

Б. Б. Да. Но потом мы шли вместе, болтали и узнавали людей, а они нас. Тут за чаем, здесь за сигаретой.

И сколько же вы шли вместе?

Б. Б. Почти весь август. Но мы отъезжали. Там же тоже вопрос с деньгами остро стоял. Нам продюсер выделил небольшую сумму.

Вы уже понимали тогда, что из этого материала получится? Можно было и остановится, засняв его поход в августе.

Б. Б. У шамана есть конкретная цель. Мы ждем 2021 года. И я действительно верю, что Путин не будет президентом. Cейчас мы следим за шаманом, за его путем. Миша уже в Якутске в сентябре придумал, что это может быть такой документальный эпос. Тем более Миша работал с разными национальными эпосами.

Каким вам показался шаман после почти месяца общения?

М. Б. Он был эпичен, видно, что он нестандартный человек. Ведь к нему много людей подходило, он какие-то неожиданные мысли рассказывал. Всем давал сказочные прозвища, вообще в какую-то сказку все превращая. То есть он конструирует реальность. И было понятно, что он просто так этого не бросит. И верит в это. Мне он казался таким средневековым человеком. Хотя вначале я к нему скептически относился.

Не казалось, что он такой... с диагнозом?

М. Б. Нет. Он сумасшедший ровно на столько, насколько сумасшедшие мы здесь втроем. Он чуть-чуть псих.

Б. Б. Он рассуждает очень здраво, хорошо видит людей, ситуацию. У него хорошо развита интуиция и у него действительно высокий интеллект. И юмор, кстати, тоже.

М. Б. И самоиронии много у него. Он может пошутить, что он шизофреник и в определенном контексте это очень смешно.

Итак. Потом шамана привезли в Якутск и вы здесь были. То есть начался другой, не запланированный этап.

Б. Б. Да. Мы. Думали, что будем приезжать во время его движения по дороге к нему из Якутска. Да, а потом его доставили в Якутск. И мы переживали в то время. Многие думали, что он сломался. Но когда мы его встретили, он не казался сломленным. Он был даже счастлив, говоря, что это для него переход на другой уровень. И что такой поворот событий может даже интересней, чем если бы он просто шел.

Почти драматургический ход.

Б. Б. Стало понятно, что он и сам себя уже воспринимал как такого эпического героя, у которого есть цели и это всего лишь один из этапов. Да, это большие сложности, но вместе с тем это переход на другой уровень. И действительно после этого скандала о нем узнал почти весь мир. И это было признание и со стороны власти – что они знают о его существовании и чувствуют в нем угрозу.

На твой взгляд, чем он опасен для власти?

Б. Б. Ну, это надо у власти спросить. Я понимаю, что власть его боится, поэтому она так на него среагировала. Привезли в Якутск. Целую операцию организовали. Шаман был рад. Его признали. Казалось бы такие недосягаемые властные структуры и он – такой маленький человек?

Да, шел бы себе и шел. А тут такой резонанс. Может они заодно работают?

Б. Б. Пока все их действия работают на шамана.

И не только. Мир узнал и о Якутии. Те кто не знал.

Б. Б. Мне кажется, что в этом есть еще и проявление его шаманизма. Просто какой-то оппозиционно настроенный человек не смог бы организовать такого.

То есть вы правда верите, что Александр Габышев – шаман?

Б. Б. Он, конечно, не шаман в традиционном, этнографическом плане. Есть традиция, но после длительного перерыва в советские года она прекратила свое существование. Сейчас другой мир и шаманы другие. Думаю, что и не надо ориентироваться на то, что шаман должен быть таким же, как сто лет назад. Кстати, Миша, он же ученый-антрополог и был конференция по шаманизму, где присутствовала дочка настоящего якутского шамана. Она рассказывала, как ее отца, преследовали советские власти. И она как раз предположила, что поскольку сейчас времена другие и поэтому не нужно применять представления о шаманах столетней давности к современным шаманам. Я не ученый, но для меня Габышев шаман просто потому, что все вот так происходит.

М. Б. Он с самого начала говорил, что он вне традиции. И если говорить научным языком, то это человек, который изобретает свою идентичность. И он не боится сам себя изобретать и конструировать. Он говорит, что он шаман-воин. Но что это значит? Такого не было. Но он не боится брать элементы и конструировать. Были моменты, когда он говорил, что может выбрать либо один путь, либо другой. Но он всегда сочетает. Поэтому у него есть и православие, язычество и нью эйдж. Даже есть какие-то параллели с фильмом «Джокер», где герой сам себя придумал и обрел себя. И вот наш герой тоже сам себя обрел.

Фильм я не видел, но герой, знаю, что ушел на темную сторону. А Габышев?

Б. Б. На светлую. Но Джокер это все-таки обиженный человек, а шаман нет.

Возвратимся в реальный мир. Итак пока он здесь, вы продолжаете к нему приезжать.

М. Б. Да, мы разговариваем снимаем. Но не как интервью, а такое скорее бытовое общение. Иногда он какой-то монолог выдает, рассказывает о своих переживаниях. Бывает, что к нему приезжают люди, и ты просто в угол уходишь с камерой, а они своей жизнью живут. Но мне в то же время интересны какие-то вещи как художнику и ученому, и я у него о них спрашиваю. Например, появились у него молнии на лице, и я спрашиваю подробнее о них. Есть такие тонкие моменты, надо к этому очень аккуратно относиться, когда вторгаешься в мир героя.

Б. Б. В какой то момент, когда снимаешь документальное кино, очень легко начать манипулировать героем. Это происходит, когда он к тебе привыкает. Но наша задача как раз в том, чтобы не вмешиваться. Абстрагироваться. Не влиять на события, а наблюдать. И мы исходим из той данности, которая дает нам реальность. Но конечно мы думаем о том, как эти события выстроятся в фильме.

Сейчас вы на каком этапе? Ждете следующего года?

Б. Б. Мы будем продолжать снимать. Но сейчас ничего особенного не происходит. И это второй этап и мы обсуждаем с продюсерами и собираемся обсудить с коллегами документалистами, как выстроить эту историю. Мы все время думаем над формой. Здесь самое главное это интонация и форма, то есть – то, как мы об этом расскажем. И некоторые идеи у нас есть. И весной-летом я хотела бы уже начать монтировать. Дальше, конечно, что-то будет происходить – суд, например. И, кстати, как раз из-за суда ничего не происходит. Дело не закрыто и это формальная причина, почему он до сих пор здесь.

То есть, законченной идеи пока нет.

Б. Б. У нас есть временные рамки – мы будем снимать до 2021 года, есть структура фильм будет по главам. Сейчас обсуждаем с продюсерами, что возможно сделать две серии фильма.

Но сейчас вы уезжаете?

Б. Б. Да. Мы поедем на форум в Прагу, где будет большой питчинг проектов. И наш проект как раз отобрали. Потом едем в Киев на форум документалистов. В общем, какое-то время мы проведем в разъездах. Может, Миша будет приезжать снимать.

Нельзя обойти и вопрос того, что были неприятные моменты. Назовем их давлением на вас. Что это было? Надписи появились в подъезде, где вы живете.

Б. Б. Как и на всех людей, которые окружают шамана, в какой-то момент началось давление и на нас. Когда он объявил, что вновь собирает отряд, чтобы двинуться в путь, начались какие-то поползновения со стороны силовиков. Всех ребят, кто с ним жили в домике, отправили домой. Держали три дня в СИЗО, потом выпроводили. А на нас стали воздействоватьпо-другому. Появились эти надписи в подъезде, анонимные сообщения. Мы считаем, что это делал Центр Э, Центр по борьбе с экстремизмом. В Якутии особенно не было политической активности, а вот в Москве хорошо знают Центр Э. Это как раз абсолютно их жанр работы. В нашем случае это еще такой легкий вариант. Сейчас по отношению к нам это прекратилось.

М. Б. Люди, кто в теме, правозащитники, например, очень четко говорили нам, что это их почерк. Можно было что угодно подумать, но по времени все это каждый раз совпадает с давлением на шамана. В университете мне бывшие коллеги тоже сообщали, что приходили люди и говорили: мол, у вас тут работает преподаватель, который снимает про этого экстремиста. Но ситуация складывалась так, что контракт у меня заканчивался, и мне давали понять, что не продлят его.

Вернемся к фильму. То есть он появится в 2021 году.

Б. Б. Да. Сейчас, во время поездки, будем еще и с телевизионными дистрибьюторами говорить. Может будет телевизионная версия и фестивальная.

А где у нас на телевидении может выйти такой фильм?

М. Б. На России 24 (смеется).

Б. Б. Ну если Путин уже будет не у власти и появится другая политическая система, то почему бы и нет. В России возможно что угодно.

Да, но кроме этого.

М. Б. У меня было много скепсиса, когда шаман сказал, что в 2021 году Путин уйдет. Что что-то произойдет и все изменится. Я стал в это верить, когда наш шаман 31 декабря всем вокруг начал говорить, что в 2020 году будут перемены. Готовьтесь. Тогда мы отнеслись к этому со скепсисом. Но вот год наступил, и начались перемены и разные события. Правительство уходит в отставку, грядут изменения в Конституцию. А ведь год только начался. То есть наш герой был прав.

А что общение с таким человеком вам дало?

М. Б. У него есть такая четкая этика. Он за всепрощение. Христианский человек. Он про добро. Не знаю, как на других, но на нас он подействовал. Думаешь лишний раз, когда злишься..

А сейчас он что делает? И как он относится ко всей этой шумихе вокруг его имени.

Б. Б. Сейчас затишье и он наблюдает, что происходит. Он заинтересован в открытости, в публичности и относится к этому положительно. Это часть его пути. И он чувствует силу, которая есть у медиа.

М. Б. Но при этом он совсем не тщеславен.

Не боится инфопотока?

М. Б. Напрягает, когда что-то ложное пишут. Но понимает, что идет информационная война. Пытается разобраться.

Так и чем вся эта история закончится?

Б. Б. Тем, что Путин перестанет быть президентом в 2021 году. И это уже и без шамана произойдет и это многим становится очевидно, в свете последних событий. Сейчас вопрос в том, как общество отреагирует на изменение Конституции. Очевидно, что система которая была до этого, перестает существовать и будет что-то другое.

А шаман?

Б. Б. Шаман - это как раз про это. Это его миссия.

Комментарии

  • Григорий
    11:37 / 24.2.2020

    Т.е. КИРДЫК путину, а не ШАМАНУ ВОИНУ

  • Григорий
    11:35 / 24.2.2020

    "ПУТЬ" Шизика и его "уголовников" до того напугали "путика", что Всемогущий ПРЕЗИДЕНТ ВСЕЯЯЯ РУСИИИ приказал схватить "маленького слабенького беззащитного человека" и не дать ему приблизиться КО КРЕМЛЮЮЮЮ, а иначе ему КИРДЫК

  • Из Питера
    21:10 / 21.2.2020

    Распиаренный шизик со справкой. Да еще и окруживший себя уголовниками. Перемены ? Они и до него были и после него будут.

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Загрузка...

    Новости партнеров