Кинокритик Алексей Медведев: "Задача - делать Якутский фестиваль более международным"

08:00 | 6.9.2017 | просмотров: 803 | Культура
Кинокритик Алексей Медведев: "Задача - делать Якутский фестиваль более международным"
Текст:
Фото: Автора

YAKUTIA.INFO. Сегодня, 6 сентября, в Якутске откроется Якутский международный фестиваль. Уже второй год подряд его программным директором является известный российский кинокритик Алексей Медведев, который на прошлом фестивале пообещал изменить его формат. О том, каким будет в этом году ЯМКФ, а также о перспективах якутского кино и о том, почему многие российские фильмы, поддерживаемые из государственного бюджета, проваливаются в прокате, он рассказывает в интервью «Якутия.Инфо».  

- Что в этом году особенного в программе? Как меняется формат фестиваля?

- Во первых, мы стараемся продолжить то, что начали в прошлом году, в рамках, разумеется, наших возможностей,  а именно -делать фестиваль более международным. Ведь мы знаем, что изначально он возник на дрожжах якутского кинематографа, который стал все более привлекать к себе внимание и конкурс был основан на кино тюркских народов, арктических регионов. Мы от этих составляющих не отказываемся – в нынешнем конкурсе есть фильмы из этих регионов, но это все маленькие детали большого узора.

Нам хочется сделать конкурс более широким и в этом году в нем участвуют фильмы, например, из Южной Кореи, Индии и программа получается разнообразной. И в этом смысле нам повезло, поскольку председателем жюри основного конкурса является колумбийский режиссер Сиро Герра, который в прошлом году получил у нас приз за режиссуру, но также получил за свой фильм и много других призов.

К тому же в этом году он был в составе жюри престижного фестиваля в Карловых Варах. И  присутствие такого человека - это как раз и есть то, к чему мы стремимся –  он посидит со зрителями в зале, посмотрит якутское кино, в рамках мастер-класса пообщается с местными кинематографистами. И кто знает, может, из этого родится какое-то сотрудничество или проект. Кстати, теме сотрудничества будет посвящен и мастер-класс другого члена жюри, продюсера Джульетты Сишел, которая может дать совет, куда нам развиваться. И это примеры того, чтобы  фестиваль был не просто местом, где показывают фильмы, и не «ярмаркой тщеславия». Хочется, чтобы фестиваль стал местом встреч - зрителя и создателей кино и кинематографистов - между собой. 

- Об этом Вы как раз говорили в прошлом году – о том, чтобы фестивалю уйти от некой местечковости. Насколько это удается, на Ваш взгляд?

- Скажем так, фестиваль - это локальное событие и глобальных проблем мы не решим. Если нам удастся собрать публику на показы, то это уже успех. Но если говорить о каких-то проектах на будущее, то это всегда вопрос – угадал или не угадал. В этом смысле характерен прошлогодний фестиваль, после которого  фильм «Мой Убийца» прокатывался в Москве. Кстати, там тоже был интересный момент, когда прокатчики не знали, как его подавать – как фильм из Якутии или как фильм из абстрактной Южно-Азиатской страны. К тому же и «Костер на ветру» попал на Пуссанский фестиваль. И одной из наших задач как раз и является то, чтобы региональное кино выходило на более глобальный уровень. И здесь, на фестивале, как раз якутское кино имеет возможность быть на одном уровне с кино из других стран. За последний год в якутском кино было некоторое затишье, но сейчас, я знаю, уже почти готовы несколько фильмов, которые, как мне кажется, будут иметь успех.   

- А Вам не кажется, что ЯМКФ, теряя свою идентичность, потеряется на мировых фестивальных просторах?  

- Честно говоря, смотрите. Да, в мире существует очень много специфических фестивалей – коренных народов, фестивали тамильского кинематографа и так далее. Но это проходит все, учитывая, что там, в добавок к этому есть фестивали общего профиля, такие как Берлинале, например. Что касается Якутского фестиваля, то я  считаю, что пока наше движение по уходу от некой специфики - это правильное движение, во всяком случае, сейчас. Дальше развитие предугадать нельзя.

- Если говорить о России – у нас есть Московский фестиваль.

- Мне кажется, что с этой задачей он справляется не вполне. Там много интересных программ, но это немного не тот уровень. К тому же у нас в России  почти нет ограниченного проката – многие ленты люди просто не видели (речь идет о фестивальных фильмах и авторском кино). И поэтому мне, как отборщику, нужно показывать и эти фильмы. Например, на Сахалинском фестивале я показывал «Патерссона» Джима Джармуша – он до туда в прокате не дошел.  В Якутске ситуация лучше – у вас здесь все же ограниченный прокат есть. Поэтому ориентироваться зачастую приходится не на кураторский подход, при котором на фестивали привозишь какие-то редкости, а на то, чтобы люди увидели и хорошие «базовые фильмы». 

- Что вообще можете сказать о якутском кино?

- Я смотрел фильмы Потапова, Лукачевского, Костаса Марсана, но не могу сказать, что я специалист по якутскому кино. Но в чем мой плюс – я видел немного, но почувствовал здесь очень мощную тягу к своей идентичности, почувствовал некоторые тенденции, которые сближают некоторые якуские фильмы с южноазиатским кино. И еще увидел то, что многие жанровые фильмы очень тесно связаны именно с местной фактурой, и они рассказывают о жизни больше, чем кино авторское.

- А насколько реально, на Ваш взгляд, что  якутское кино со всей своей спецификой может выйти на  российский уровень?  

- Может быть, мы скоро об этом узнаем. Та же Марианна Скрыбыкина сейчас продюссирует фильм «Глаза ночи». Я я знаю, что у них на рекламу заложено порядка 20 миллионов, и эти средства будут тратиться на российский прокат. «Мой Убийца» прокатывался без больших рекламных бюджетов, но все же сумел что-то заработать. И интересно, сработает ли этот рекламный бюджет, но хочется верить, что сработает. Параллельно с этим я, со своей стороны, всегда стараюсь советовать своим коллегам смотреть те или иные фильмы из Якутии. И кстати, я показывал сразу три якутских фильма на Сахалинском фестивале - и могу сказать, что на показах были полные залы. То есть отклик есть.

- Мы заговорили о Сахалинском фестивале ( Алексей Медведев совсем недавно вернулся из Сахалина, где также был программным директором фестиваля «Край света» - авт.). Этот фестиваль и ЯМКФ проходят в таких далеких от центра регионах. В чем особенности этого смотра и что, может быть, стоит из этих особенностей взять и в Якутск? Или он совсем другой?

- Основным отличием для меня как организатора является бюджет. На Сахалине он на целый порядок больше. А бюджет  – это прежде всего гости и там мы можем позволить приглашать очень много гостей. Там такое условие, что фильм, участвующий в конкурсе, обязательно должен представлять кто-то из его создателей – и имея бюджет,  мы можем себе это позволить. К тому же в рамках фестиваля проходят мастерские – по созданию короткометражного кино, детская мультипликационная студия, мастерская подросткового кино. Помимо этого, у нас были не только киномастерские, но еще и по фотографии, урбанистике и дизайну. В общем, было много того, что призвано ликвидировать некий культурный дефицит. Надо ли привносить это в Якутию - не знаю. Но мне кажется, расширение фестиваля - это очень обаятельно и интересно и поможет вовлечь людей в эту орбиту.

- А чем притягивает этот фестиваль?

- Кого-то привлекает экзотика, но ее не так-то и много, хотя места там очень красивые. Но вообще-то когда вас приглашают в место, где вы просто так не окажетесь, если сейчас скажете нет, то у вас скорее всего не будет второго шанса (смеется).  К тому же у нас уже есть определенная репутация, поскольку мы можем себе позволить себе привозить гостей. И этот фестиваль уже многие знают, и за рубежом в том числе.

- Критерии отбора фильмов для ЯМКФ и Сахалинского фестиваля у вас разные или все же  есть некий базовый принцип?

- Да есть фильмы, которые я показываю на обоих фестивалях. В этом году на ЯМКФ  я постарался сделать акцент на жанровом кино. Принимая во внимание то, какое значение жанр имеет в якутском кино, я как раз постарался поэкспериментировать над этим.  На Сахалине я сделал акцент на авторском кино.

Но если говорить о фильмах, где есть некий элемент шока и достаточно  жестких вещей, то здесь, мне кажется, якутская аудитория более закаленная и она более готова к такому материалу. На Сахалине людей намного легче шокировать.

- Если отойти от фестиваля и обратиться к российскому кино в целом и, в частности, поговорить о Фонде кино, а именно почему подавляющее большинство картин, поддержанных из госбюджета, проваливается в прокате. Почему,  на ваш взгляд, средства распределяются так недальновидно?   

- Пример работы «Фонда кино» можно привести и на примере якутского кино. Марианна Скрыбыкина подавала заявку с проектом «Глаза ночи», но поддержку он не получил. И это реальный пример слепоты. Сказать, что история с фондом совсем плохая и что деньги просто разбазариваются, наверно, нельзя. Некоторые достойные работы получают деньги - можно вспомнить фильмы Анны Меликян и Александра Миндадзе. Но вот если говорить о попытках сделать «русские блокбастеры», то они, вне всяких сомнений, проваливаются именно потому, что пытаются сделать русский блокбастер. Например – видел афишу какого-то фильма, где написано - «на экраны выходит культовый фильм» (смеется) – то есть телега едет впереди лошади, а так не бывает. И в этом есть вся проблема – делают не кино, а кажется, что пытаются ухватить вкус аудитории. А так не бывает. Нужно искать людей, которые органически растут на своем материале, и этих людей поддерживать.

- Вот Звягинцев не просит деньги, а его фильмы зарабатывают. Или тот же режиссер Сергей Лобан, который у вас в этом году в жюри, тоже снимает достойное кино, но его не поддерживают.

- С моей точки зрения, если бы Фонд Кино занимался своим делом, то он бы бегал за условной Марианной Скрыбыкиной и Сергеем Лобаном, чтобы они подали заявку на съемку полнометражного кино. История со Звягинцевым немного другая. "Нелюбовь" не может собрать огромных денег, но такие фильмы все же окупаются и в зарубежном прокате, и в показе на телевидении.

- Ключевое слово – окупается.

- Да. Система как была уродливой, такой она и осталась. Конечно, бывает, что достойные люди получают деньги, но в целом, чтобы изменить систему, ее нужно сломать. И единственный способ сейчас - это работа с поиском потенциальных талантливых авторов, создавать фонды поддержки молодых кинематографистов, давать гранты на развитие сценариев. И вот они уже смогли бы получать большие деньги, которые могли бы использовать.

В этом смысле характерен недавний  пример фильма Александра Ханта «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»  – молодого режиссера, который, тем не менее, умеет работать с фактурой. И вот таких людей нужно поддерживать, поскольку в будущем он может снять и коммерчески успешный жанровый фильм. Или пример того же Сергея Лобана – его фильм может и провалиться в прокате, но и денег столько не тратит на производство, к тому же, с другой стороны, он и такой автор, который дает новое дыхание. И вот когда приходит человек, который распахивает окно и впускает новый воздух, то  в этом  воздухе будет появляться хорошее кино, а не гомункулусы, которые пытаются вырастить для каких то своих целей.   

СПРАВКА «ЯИ»:

Алексей Медведев. Родился в 1969 году в Москве. С 1989 по 1994 год учился на режиссерском факультете ВГИКа (мастерская А. Сиренко). Как автор сотрудничал с «Первым каналом», каналами «Культура» и СТС. Публиковался в журналах «Искусство кино», «Художественный журнал», газетах «Время новостей», «Московские новости» и др. В 2000–2006 годах — член отборочной комиссии ММКФ. 

В качестве программного директора работал на кинофестивалях 2 morrow (Москва, 2007–2009), «Зеркало» (Иваново, 2011). С 2010 года проводит международный фестиваль современного кино «Два в одном» (Москва). 

С 2012 года — программный директор Сахалинского международного кинофестиваля «Край света».

С 2016 года - программный директор Якутского международного кинофестиваля.

Комментарии
Киноман
15:01 10.09.17

  -  Гей?

Наверх