ЗАКОН - ТАЙГА! Часть 1

17:32 | 19.4.2016 | Просмотров: 2953
ЗАКОН  -  ТАЙГА! Часть 1
Текст:

YAKUTIA.INFO предлагает вашему вниманию новую детективную повесть Леонида Диодорова "Закон — тайга!". Повесть написана в апреле 2016 года, буквально еще не обсохли чернила. В восьмидесятых годах в далекой тайге происходят таинственные исчезновения охотников и рыболовов.

ЗАКОН  -  ТАЙГА!

(детективная повесть на реальной основе)

Стояла поздняя осень – первая декада ноября. Земля средь деревьев и трав была покрыта небольшим слоем девственно чистого, с крупинками сверкающего на солнце всеми цветами радуги, снега. Воздух был свеж и лёгок для дыхания. Хотя еще не было и пяти, смеркалось.

Сегодня мы поставили на озере, расположенной посреди травянистой речки, рассекающей стоящий плотной грядой с обеих сторон лес, несколько сетей - сороковок для карасей. Пробив множество лунок, с помощью специального шеста протягивая бечевку, а затем привязанное к ней орудие лова, расставили их подо льдом. Известно, что при замерзании, утолщении льда он потрескивает, причем довольно громко и резко, отчего испуганная рыба, хаотично двигаясь, попадает в сети.

Теперь остается только ждать до утра. Потому, оставив на берегу пешни, металлические сачки для очистки лунок ото льда и прочие принадлежности для постановки сетей подо льдом, поехали к заранее избранному месту ночлега.

Здесь я бы хотел представить своих соратников по древнему промыслу добытчиков, то есть охотников и рыболовов. Знакомство начнем соответственно возрасту.

Андрей Варламов: мужчина практически моего возраста, среднего роста и средней полноты, брюнет с родными (не крашеными) волосами, с типично якутским лицом, человек, легко входящий в контакт с людьми любого сословия и национальности, с оптимистически весёлым характером, мастер на все руки.

Иван Марков – представитель более молодого, чем наше с Андреем, поколения, родившийся и выросший в городе человек среднего возраста и роста, худощавый, с чуть измененным в сторону славянского типа слегка обветренным «фейсом», также контактный товарищ. Очень работящ и энергичен (по секрету могу сказать – когда чуть выпьет, его энергия удваивается), при разговоре имеет склонность к частому морганию и почти незаметному заиканию, особенно при варианте, сказанному доверительно выше. Очень начитан. Потому, наверно, хорошо разбирается во всех вопросах, обсуждаемых в компании, будь то история, политика и прочее.

Оба они примкнули к нашей охотничье-рыболовецкой компании как бы взамен прокурора Трофимыча и судьи Ивана Васильевича, ныне пенсионеров. Мои старшие соратники с радостью бы присоединились к нам, но, как это ныне характерно для поколений, не щадивших себя в молодости и пренебрегавших здоровьем (жили ведь как в песне – «Раньше думай о Родине, а потом о себе!»), им аукнулось с возрастом и стали их одолевать всяческие недуги и болячки: нет мочи побродить с ружьем или порыбачить с выездом, как раньше.  

  Ну, а с Алёшкой, извиняюсь – с Алексеем Федосеевым, до сих пор работающим на оперативной должности в полиции, но в чине подполковника и начальника подразделения с довольно мудреным названием, вы уже знакомы. Здесь позвольте заметить - хотя бывшие Управления, отделы внутренних дел и их подразделения почему-то ныне наречены сложными – не выговоришь, названиями, суть и качество их службы изменилось со знаком «минус»: будь жив поэт Маяковский, он бы наверняка заявил, что его известное изречение «Моя милиция меня бережёт!» к нынешней полиции не относится. Но это лишь моё личное мнение.

И, наконец, вы знаете, я - Софронов Лев, бывший работник прокуратуры, вышедший в отставку пенсионер и «тунеядец» в смысле нигде не работающий. Знаю, что и мне маячит впереди «заслуженный» отдых от охотничьих волнений и азарта. Однако, как говаривали товарищи Тараса Бульбы, сражаясь с проклятыми ляхами, ещё есть «порох в пороховницах» и «сабли востры». Потому я могу наслаждаться еще охотой и рыбалкой, ибо тяга к этим занятиям, перешедшая ко мне с генами предков, наверняка валивших мамонтов и бравших крупных рыбин деревянными пиками, неотвязна и ныне составляет часть души и плоти моей. От этого никуда не деться.

И все мои друзья поражены этой непобедимой тягой, а многолетняя практика сделала их поклонниками Байаная, умеющими добывать любую дичь, обитающую в наших лесах и ловить всякую рыбу в речках и озерах.

Домик сенокосчиков, в котором мы собирались провести ночь, стоял в километрах трех от озера, у опушки леса, окаймлявшего алаас со всех сторон. В нем имелись два небольших окна, прикрытые плёнкой, крепко сколоченные дощатые нары, занимавшие половину помещения. В другой её части меж пристенной лежанки и нар стоял длинный сколоченный из досок стол, оббитый старенькой скатертью. Справа от входной двери в углу была поставлена самодельная печь, сделанная из металлической бочки, с трубой, ранее составлявшей часть системы мелиорации, которыми много лет назад повсеместно увлекались многие районы Якутии с целью орошения огородов, сенокосных и пастбищных земель.

Оставив обе автомашины, на которых мы приехали, под открытым небом (не так холодит ночью, да и антифриз не замёрзнет), мы гурьбой вошли в домик, где заранее оставили на нарах свои спальные мешки и иные вещи. Небольшая собака с длинной черно-белой шерсткой, свисающими ушами и умными глазами породы спаниель по кличке Альма - из тех, кто смело бросается в даже холодную воду, чтобы достать сбитую утку - сопровождавшая Андрея на охоте и рыбалке, меж тем прошмыгнула в домик и улеглась под нарами.

Иван и Алексей, по-быстрому разложив спальники и бросив рюкзаки на нары, приступили к готовке ужина. Как-то само собой получилось, что приготовлением пищи занимался первый - и это у него получалось намного лучше, чем у нас с Андреем, представлявших старшее поколение, которое обычно любит покомандовать. Пока Иван заполнял котелок и чайник водой с озера, привезенной с собой в большой полиэтиленовой канистре, и резал свежее мясо и прочее для полевого супа, Алёша как самый молодой в нашей компании бывший тем, кому доставалась роль исполнителя команд «сходи – принеси - подай», вышел наружу, быстро наколол и занёс дрова, которыми расторопно зажёг очаг для тепла и приготовления пищи. А мы с Андреем повесили и зажгли имевшуюся переносную электролампу с ручкой от динамо-машинки, которой в случае чего заряжался встроенный аккумулятор, разложили на столе посуду, разного рода домашнюю выпечку, взятую с собой, и другие деликатесы. Ну и, конечно, сосуды с «огненной водой», которыми бывает обычно украшен вечерний стол – впереди ведь ночь и можно слегка расслабиться.

После этого я вышел наружу, чтобы по обыкновению изучить небо на предмет предвидения погоды на завтрашний день. Было уже темно; впереди на небольшой горке темнел, выделяясь вершинами деревьев, лес. Было безветренно, стояла тишина, в которую невольно хотелось вслушаться. Вдруг правее, со стороны пригорка не так далеко в лесу раздался короткий рёв, скорее – всхрап местного обитателя тайги.

- Косуля! – раздался голос Андрея, неслышно вышедшего вслед за мной. Чуть погодя, он добавил - Что-то несколько запоздало…Обычно у них гон до конца октября…

- А может, он подаёт голос, протестуя против нашего присутствия, а? – спросил я.

Андрей – заядлый охотник и, в отличие от меня, знаток повадок местной фауны, заявил категорически:

- Нет! Косули обычно подают голос во время гона…Наверняка, этот самец не успел спариться…

- И до сих пор надеется встретить подругу? Или только что достиг половой зрелости и у него проснулся основной инстинкт? – пошутил я.

И тут, как бы соглашаясь со мной, передвинувшись чуть дальше, опять кратко проревел молодой, видать, самец.

Вскоре мы, еще раз окинув взглядом небо, на котором стали уже сверкать звезды, и придя к мнению, что завтра будет погода что надо, вернулись в домик.

Ужин не был еще готов. Иван заявил, что чай вскипел, а суп скоро поспеет, а пока предложил выпить по стопочке «для аппетита». Все мы, уже нагулявшие аппетит и без «наркомовских» ста граммов, с его предложением единодушно согласились. Присев за стол, Андрей снял головку одной из стоявших на столе бутылок прозрачно-кристальной водки, налил в кружку, взял кусочек жирного мяса, оладушку и подсел к печи. Открыв дверцу, он произнёс слова во славу Байаная, попросил его не скупиться и поделиться своим озёрным богатством – карасями. Затем степенно «покормил» огонь, в котором, как твердо верят все охотники и рыболовы, обитает Дух их покровителя. Только после этого мы со словами пожелания типа «ну, ни хвоста – ни чешуи!» глотнули налитой каждому в кружку или чашку обжигающей жидкости.

Пока мы делали это, Альма вылезла из-под нар и сидела у стола, подняв голову вверх, как бы говоря: «А мне?». Алёша пошутил:

- Во, молодец! Требует свою долю, может, и ей налить?

Все засмеялись, а Андрей, бросив Альме солидный кусок мяса на кости, заявил:

- Мала она еще для этого, подрасти надо!

К концу сытного ужина мы, раздобревшие от еды и питья, сидя за столом, разговорились о собаках. Несомненно, этому способствовало присутствие Альмы, которой хорошо досталось от наших щедрот. Насытившись, она вначале, негромко тявкнув, попросилась наружу и вскоре, видимо, справив нужду, требовательно подала голос за дверью. Когда её впустили, собака улеглась на пол сбоку печи мордой к столу, положила милую головку на вытянутые вперёд лапы и закрыла глаза, как бы приглашая и нас поспать.

Алексей сказал, что собака самое первое прирученное человеком и преданное ему умное животное, веками охотившееся вместе с ним. Я согласился с ним и в подтверждение ума и преданности первейшего друга человека, привел пример.

В пору моей службы в Намском районе я сдружился с человеком, не мыслившим себя отдельно от природы, в свое время добывшим охотой практически всех обитателей тайги, включая медведей, волков, лосей и прочего остального зверья. Эверстов Федор Тимофеевич – так звали моего соратника - в те далёкие годы много рассказывал об охоте с собаками, которых прошло через его руки немало.

Из этих повествований мне в память запала одна история о необычных действиях одной из его собак, кличку которой я, к сожалению, уже не помню.

Однажды осенью Федор со своим знакомым с хорошим результатом поохотились на зайцев. В завершение охоты они поделили добычу по-братски. Набросав трофеи в две равные кучки, оба зашли в охотничью избушку пообедать. Спустя часок они вышли с целью погрузиться и выехать. Смотрят – на месте только одна кучка зайцев, а вторая, которая была предназначена знакомому Федора, потому тот бросил сверху свой рюкзак, исчезла. Собака Федора лежит, как ни в чём не бывало неподалёку, чуть отвернувшись и косясь краем глаза на них. Оглядев представшую картину, Федор перевел взгляд на собаку и позвал её по кличке. Собака взглянула на него с виноватым видом, и он всё сразу понял. Затем строго сказал ей немедленно вернуть спрятанное. Собака явно нехотя поднялась и поплелась по тропинке меж молодых порослей лиственницы вглубь леса. Федор с приятелем направились вслед. Остановившись у корней сваленного ветром большого дерева, собака виновато взглянула на хозяина. Там кучкой лежали добытые охотой зайчики – доля напарника.

Когда оба вдоволь посмеялись, Федор пояснил напарнику, что собака, поняв, что добытых с его помощью зайцев намерен взять «чужой» человек, решила предотвратить «захват» и перетаскала зайцев в лес, чтобы они достались потом хозяину.

Подивившись уму четвероного друга человека, мы выпили еще по стопочке во славу верных друзей – охотничьих собак.

Затем Алексей рассказал, что собака может быть не только другом, но и защитником. Причем не только своего хозяина, но даже Отечества.

- Вот, совсем недавно на работе один приятель рассказывал, что прочитал в Интернете о том, что в начале войны на советской Украине где-то недалеко от границы специально созданный из пограничников отдельный батальон принял последний бой с фашистами. В критическую минуту командир приказал задействовать служебных собак, которые приняли участие в рукопашном бою вместе со своими проводниками – пограничниками. Около 150 овчарок, в том числе из пограншколы служебного собаководства, нанесли большой урон врагу своими клыками, но силы были явно неравны – клыки и ярость против автоматов и танков.

И верные друзья пограничников вместе со своими проводниками погибли в смертельной схватке с отборной частью немцев, но не пропустили врага. В память о подвиге пограничников и их четвероногих друзей около села - там, где они пали смертью храбрых, защищая Родину, местные ветераны войны и кинологи погранвойск поставили памятник. На бетонной плите рядом изображены изваяния сидящей овчарки и его проводника - пограничника, стоящего с автоматом в руке.

 Говорят, это единственный в мире памятник служебным собакам, погибшим в бою с врагами.

Чуть помолчав, мы, не сговариваясь, подняли еще по стопочке. Затем молча стали готовиться к отдыху. После того, как мы улеглись, молчание прервал Иван:

- Собака всегда была другом, защитником и спасителем, - в продолжение темы сказал он. - Сколько охотников благодарны своим собакам, спасшим их от разъяренных диких зверей? Или даже просто вовремя предупреждая хозяев об опасности…

Чуть помолчав, он заметил:

- Да вот совсем недавно всему миру стал известен факт того, как собака по кличке Найда практически спасла маленькую Карину – четырехлетнюю девочку из далёкого села в Олекминском районе, блуждавшую более 11 суток в тайге, согревая её ночами своим теплом, а затем приведя спасателей к ней.

- Да, - согласился я с Иваном, - собака самый верный друг человека. Она никогда не предаст, просто так не бросит его…

- В отличие от человека. – Не преминул съязвить Алексей, привыкший относиться ко всему критически. И не только благодаря своей профессии - я слышал, что однажды его предал и попытался подставить сослуживец, которого он считал другом.

Из всей компании в разговоре не участвовал лишь Андрей. Я подумал было, что он заснул. Но тут раздался его голос:

- И напротив, многие охотники верны своим собакам и готовы сделать ради них всё, что в их силах. Даже пойти на преступление. Я слышал, что один мужик чуть не зарезал до смерти человека, беспричинно ударившего его пса. Собака просто облаяла его, а тот пьянчуга, испугавшись, схватил здоровую палку и нанёс удар. Хорошо, что собака успела отскочить и удар пришелся вскольз, но она получила повреждение.

- Да, это что? – не удержался я. – В следственной практике был случай, когда один человек совершил убийство, отомстив за собаку, которую убитый сильно избил ногами и палкой, искалечив её.

Тут мои друзья, заинтригованные сказанным, дружно попросили подробнее рассказать об этом деле. И я, как всегда, не заставил себя уговаривать, но предупредил их:

- Это дело расследовал не я, о нём мне рассказал мой хороший знакомый – многоопытный сыщик, лично раскрывший это неочевидное преступление и вслед за ним другие особо тяжкие преступления, совершенные тем же лицом…

- Ну, что ж, слушайте, – продолжил я. - Это было давно…- тут я сделал паузу, готовый услышать язвительный голос Алёши, но он промолчал. И я закончил за него обычное свое высказывание, предваряющее рассказ. - Но это правда!

 

.....Продолжение здесь

Автор Диодоров Л.П. — профессиональный следователь,  расследовавший многие особо тяжкие преступления. Об обстоятельствах совершения некоторых их них он рассказал доступным художественным языком на основе материалов реальных уголовных дел, лично им расследованных.

Наверх