Жизнь 14:52 / 23.12.2015 2893

Флаг Игр «Дети Азии» будет развеваться на высшей точке Азии в 2016 году

Флаг Игр «Дети Азии» будет развеваться на высшей точке Азии в 2016 году
Текст: Евдокия ЕФИМОВА

YAKUTIA.INFO. Два раза флаг Игр «Детей Азии» поднимался и развевался на вершинах мира – в 2012 году на горе Эльбрус (Гималаи) и в 2015 году на вулкане Арисаба (Мексика). Шестой высшей точкой в следующем году, где побывает флаг, будет вулкан Демавенд (Иран). 

А все это благодаря альпинисту-любителю Виталию Струку, который с 1983 года увлекается этим экстремальным и захватывающим видом спорта.

- Когда начались ваши увлечения скалолазанием?

- Скалолазанием начал заниматься с 1982-го, так как раньше я жил в Крыму.  Потом в 1983 году, когда переехал в Нерюнгри. Там был туристический клуб «Айан». В то время занимались скалолазанием, пешим, лыжным и водным туризмом. 

- На какие самые известные вершины вы поднимались с тех пор?

- Айленд Пик, Килиманджаро, Аканкагуа, Эльбрус, Арисаба. Получается, где-то шесть вершин.

- О, даже и на Килиманджаро поднимались?

- Честно скажу, Килиманджаро – это отдых. Хотя вроде название экзотическое. На самом деле гора Эльбрус намного сложнее. На Эльбрус мы поднимаемся обычно с севера, это более сложный и интересный маршрут, правда, нетронутый туристами. Там девственная природа, потому что с севера народу поднимается очень мало. Если в день с юга могут подниматься 50-70 человек, то с севера в пределах 10-15 человек. Бывает и меньше, бывает, вообще никого. Я на Эльбрус поднимался несколько раз. И даже сына своего привлекал уже. В следующем году мы опять идем на Эльбрус с программой «Дети Азии».

- Какая программа будет у вас?

- 5 июня мы вылетаем в Иран. Восхождение на вулкан Демавенд – высшую точку Азии – связано с Играми «Дети Азии». После мы перебираемся на Эльбрус – это высшая вершина и вулкан Европы. Там мы хотим сделать «крест» – это восхождение на вершину и спуск в другую сторону. Мы попытаемся, по крайней мере, потому что с нами будут девушки. Получится или не получится, не знаю, но на одну из вершин мы поднимемся точно и сфотографируемся с флагом МСИ «Дети Азии». После этого в планах спуститься с горы Эльбрус и приехать в Якутию. Затем попытаемся сделать экспедицию на пик Победы в Момском улусе. Мы там еще не были, так как  проблема именно в удаленности и сложности маршрута. К 5 июля мы планируем уже вернуться в Якутск к Играм «Дети Азии».

- Кто будет в вашей команде?

- Команда состоит из двух человек – и это железно. Я и Игорь Ледов из Нерюнгри. Мы с ним давние друзья и партнеры по восхождению. Также желание изъявили еще две девушки, которые хотят с нами подняться на Эльбрус.

- А каким должен быть человек, который хотел бы к вам присоединиться?

- Он должен быть спортивным и физически крепким. У него должно быть свое снаряжение. Также он должен быть подготовлен к высоте. Там высота 5 642 м все-таки. А сложность восхождения именно в том, что поднимаемся с севера. Мы будем спать целую ночь на высоте 4 700 метров в палатках, там же будем готовить пищу. А так, мы обычно с высоты 3200 м поднимаемся сразу на вершину.

- А как будете готовиться к экспедициям на Демавенд и Эльбрус?

- Мы обычно составляем статистику, ищем оптимальные билеты, это потому что это все дорого стоит. Составляем планы, кто нас и как встречает, потому что все-таки добраться до Эльбруса с севера сложно. На джипах можно добраться туда. Соответственно, весь маршрут разрабатывается. Есть у нас договоренность с Нерюнгринским районом. Они нам оплачивают именно питание и проживание. Это они с бюджета выкраивают специально к «Детям Азии». Администрация Нерюнгринского района пять лет нам помогает.

- А кто еще вас финансово поддерживает?

- Нам помогает Оргкомитет МКИ «Дети Азии», а также у нас устная договоренность с «Якутскэнерго» и «Сахатранснефтегазом». Мы пока не знаем, какой вид помощи нам будет оказан. Это неизвестно. У них есть заинтересованность, они нам и раньше помогали. Есть также частное предприятие «Планета Электро». Они тоже помогали в одной экспедиции. Думаю, сотрудничество будет продолжаться. Я, например, могу себе заработать деньги на экспедицию, а молодежь не может, поэтому мы обращаемся к спонсорам, которые бы помогли  в этом деле.

- Вы недавно ездили в Мексику, и в последний раз флаг «Детей Азии» был там. Расскажите, как это было.

- Команда была у нас сборная: Россия, Беларусь, Украина. С ребятами договорились, встретились, поехали туда. Получилась интересная и дружная команда. Поднялись, правда, не все из этой команды. Всего пять человек. Высота была 5700 м, некоторые предполагали, что это будет трекинг. Не все были подготовлены к такой высоте. Для меня это нормальная высота, одышки не было. Вы не поверите, мы поднимались туда два дня. Во-первых, там машина поднимается на очень большую высоту 4100 метров. Вся Мексика находится на очень большой высоте над уровнем моря, на самом деле. Мы на машинах поднялись в штурмовой лагерь.

В этот же день часов в 12 поехали, затем короткое восхождение на 4500, потом легли спать и ночью пошли на восхождение. Поэтому некоторым стало плохо. У меня организм более-менее привыкший. А у них организм по-разному себя вел, у некоторых отрицательно.

- Скажите, пожалуйста, а почему вы выбрали именно эти вершины?

- В программе у меня есть вулкан Эльбрус. Это самый высокий вулкан  Европы. Также у меня на счету высший вулкан и вершина Африки –Килиманджаро. В следующем году  у меня в планах высший вулкан Азии – Демавенд, а вулкан Арисаба в Мексике является высшим вулканом Северной Америки. У меня была в прошлом году попытка восхождения на Охос-дель-Саладов в Аргентине, но там напарнику стало плохо. Его эвакуировали  на вертолете с подозрением на отек головного мозга. Поэтому мы не смогли с ним подняться вдвоем, а одному идти было опасно. В Аргентине мы поднялись на точку Аконкагуа 6962 метров, а вот на следующую точку – Охос-дель-Саладов – высший вулкан Южной Америки у нас не получилось. А так,  у меня была бы уже такая коллекция высших точек мира (смеется).

- Почему решили ваши восхождения приурочить к Играм «Дети Азии»?

- У нас альпинизм только зарождается, то есть повторно рождается: он у нас был раньше, но сошел на нет с развалом Советского Союза. Сейчас  у нас создана федерация скалолазания и альпинизма Якутии. Я хотел бы  привлечь молодежь к спорту и, кроме того, чтобы о нашей республике знали как можно больше. Что наша республика богата не только всякими минералами, но и еще спортивными талантами. Я хочу, чтобы в Якутии был развит альпинизм, помимо таких популярных видов спорта, как бокс и борьба.

- Какие ощущения возникают, когда ты уже взобрался на вершину?

- В последний раз, когда поднимались на Арисабу, было тяжело. Во время восхождения ни о чем не думаешь. Чувствуется нехватка кислорода. Отмечу, что я лично не готовился к этому восхождению, а хотя надо было.  Представьте, и вот поднимаешься на вершину, и выше тебя ничего нет. Только облака. Когда в Гималаях поднимаешься на какую-то вершину, понимаешь, что выше тебя только другие  горы, тот же самый Эверест. Тем более я поднимался один, группа поднялась через час только. Я стоял совершенно один и наслаждался единением с природой. Никого нет. Тишина. Все спокойно. Когда поднялся, даже ветер перестал дуть.

- А подняться на Эверест есть желание?

- Восхождение на Эверест – это мечта любого альпиниста. Единственное – это очень дорогое удовольствие. В этом году в Москве встречался с главным редактором передачи Валдиса Пельша. Этой весной у них была попытка восхождения на Эверест. А мы  в это время  поднимались на Монблан. Там как раз было землетрясение. Закрыли их экспедицию, потом нашу. Меня тоже там спросили, есть ли у меня желание подняться на Эверест? Желание-то, говорю, есть, финансов нет. А они говорят: ну, мы, если что, сделаем вам приглашение от Первого канала. Дай Бог, конечно. Желание есть. В планах есть, но это очень дорого.

- Как готовятся обычно к восхождению? То есть какие-то тренировки бывают специальные?

- Это кросс, бег, плавание. Чем больше себя измотаешь, тем легче будет. Когда я хотел подняться на Монблан, Министерство спорта мне очень помогло. Они мне выписали льготный абонемент в  плавательный бассейн и тренажерный зал в «Чоблон». В течение трех месяцев я готовился. Именно там занимался регулярно три раза в неделю, и это сильно мне помогло.

- Смотрели фильм «Эверест»? Насколько там все правдоподобно?

- Да. В принципе все там правдоподобно. Конечно, фильм больше снимался в павильоне. И в основном, это компьютерная графика. Но вот на самом деле вертолет там летать не может. Он поднимается до определенной высоты и все – дальше не может лететь. Когда мы были в Аргентине, там погиб чех на высоте более 6000 метров. Вертолет туда подняться не может. И вот его сначала спустили на высоту 5400, и с этой высоты его, уже  упакованного, забрал вертолет. Так что если тебе плохо, подняться вертолет туда не может. Все в твоих силах. Нужно спуститься самому или чтобы тебе оказали помощь. Вот моего друга снимали с высоты 4900 м. Эвакуировали в госпиталь.

- Альпинизм – это экстремальный вид спорта, и многие, наверное, рискуют или жертвуют своей жизнью?

- Не-е-е, не многие. Жертв не больше и не меньше, чем в других видах спорта. Да, погибают, это на слуху часто. Но на дорогах гибнет больше 15 000 человек. А на рыбалке сколько гибнет?

- Вообще этот риск стоит всего этого?

- Экстрим – это образ жизни. Начинается что-то вроде ломки, когда куда-то не сходил или не доходил. И ты чувствуешь, что тебе нужно еще.

- И напоследок что вы хотели бы пожелать читателям?

- В новом году хочу пожелать новых достижений и семейного благополучия, здоровья нашего сибирского. А республике процветания!

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров