Жизнь 19:00 / 9.6.2017 3277 1

Лихие годы великой смуты

Лихие годы великой смуты
Текст: Леонид Диодоров

YAKUTIA.INFO. У многих в памяти ушедшие, казалось бы, в небытие «лихие 90-е годы», когда в России фактически перевернулась мирная беззаботная, так называемая «застойная» жизнь. Их можно кратко сформулировать такой схемой: перестройка – перегибы – перестрелка – передел. И мы имеет то, что имеем – период, когда богатствами России владеет и распоряжается менее одного процента населения страны.

И не без основания многие историки, политики и правоведы считают, что у нас в стране де факто властвует время, которую можно определить как разновидность «Великой смуты». Пусть тихой, но «лихой годины», когда закон и власть работают на кучку людей, называемых олигархами, когда существующие в стране несправедливость и очевидное неравенство приводят народ к большому недовольству и, соответственно, к ожесточению. Что всегда чревато всплесками самосуда, когда люди пытаются установить паритет силой оружия.

Я это к тому, что в подобные периоды «смутного» времени учащаются случаи откровенного насилия. Когда люди, уже не надеясь на закон и власть, сами начинают вершить правосудие.

Не надо далеко ходит за подтверждением, как выразился главарь банды из кино «Место встречи изменить нельзя» по кличке Горбатый, наших скорбных дел. К сожалению, свершающихся по распространенной схеме: «Водка-Ссора-Обида-Желание наказать» Итог – кровавая бойня.

Буквально несколько дней назад (3 июня) некто Сергей Егоров, 45 лет, в селе Редкино Тверской области совершил акт жестокого произвола, фактического самосуда, расстреляв из охотничьего карабина «Сайга» 9 ни в чем не повинных человек.

И, как видится мне (и думаю, всем опытным операм и следователям) впереди - при- сущий многим таким делам «эпилог»: Вариант 1 - длительное разбирательство, психэкс- пертиза, вменяемость, пожизненное осуждение. Вариант 2 – спустя минимум год Егорова признают психбольным и ему вынесут заочный приговор на принудительное лечение.

Но как бы то ни было – жертвы будут похоронены и обществом (кроме родни) забыты, осужденный в любом случае на шее у налогоплательщика благополучно завершит свой жизненный путь. Но у него всегда будет надежда на милость бога и царя – амнистия, помилование, освобождение. А людей не вернешь…

Разве это справедливо, когда тебе в лицо, угрожая, кричат: «Я тебя убью, ты будешь гнить в земле, а я буду жить!». Уверен, подобные выкрики душегубов слышали многие опера и следователи, прокуроры и судьи. И всем им помнится мысль, мелькнувшая тогда: «Где справедливость, почему у нас нет адекватного закона, по которому убийца не должен находиться среди людей!».    

А случаев, когда лиходеи заслуживали применения к ним четко и ясно сформулированного  справедливого закона общества людей - высшей меры социальной защиты (так определялся расстрел как мера наказания особо опасных преступников в уголовном законе России до 1961 года) на нашей памяти предостаточно. Не вдаваясь в подробности, достаточно лишь перечислить некоторые из них – умышленные массовые убийства людей из семьи Коркиных в Чурапче, Ивановых в г.Вилюйске, лишение жизни 4-х лиц в Намском улусе год назад и другие.

Но, к сожалению, многие злодеи, на совести которых не одна человеческая жизнь, не одна сломанная педофилами детская судьба, до сих пор живут, причем некоторые на воле. И, кстати, случаи рецидивов, в том числе связанных с человеческими жертвами, среди них нередки. 

А ведь можно было эти жизни и судьбы сохранить, будь применена к убийцам и педофилам та мера, единственно которой они заслуживали!

В связи с этим в памяти старшего поколения сохранилась пора, когда и у нас лица, совершившие особо тяжкие преступления, получали пулю в затылок. Что ныне в Китае и Кубе делают в отношении убийц, казнокрадов и прочих коррупционеров. Говорят, что после исполнения судебного приговора родственникам расстрелянного по почте приходит счет на стоимость пули, прервавшей их жизненный путь…

А ведь и у нас в России уголовным законодательством была предусмотрена (и применялась) смертная казнь за особо тяжкие преступления, в том числе за убийства при отягчающих обстоятельствах (например, нескольких лиц, с особой жестокостью, из корыстных или хулиганских побуждений и т.д.), за совершение хищений в особо крупных размерах, государственных преступлений (шпионаж, измена Родине, терроризм) и другие.

Помнится - в УК РСФСР было 11 составов преступлений, за которые виновным грозила смертная казнь. И жаль, что в угоду Западу у нас наложен запрет (мораторий) на её применение. Сколько бы жизней и бюджетных денег было бы сохранено! Ведь единственное, чем всегда дорожил потенциальный душегуб и вор – это жизнь. Пусть при прежней власти расстрел применялся редко и действительно за бесспорно доказанные преступления (это миф, что якобы преступники осуждались за чужие грехи – нет ни одного достоверного факта об этом!), но профилактический, предупреждающий характер был очевиден и действенен. И главное – наказание было заслуженным и справедливым!

По этому вопросу хотел бы поделиться с известными мне фактами о тех делах, по которым у нас в Республике была применена высшая мера наказания.

В конце октября 1976 г. в с.Майагас Усть-Алданского района в балке на окраине села были обнаружены трупы пятерых членов наемной бригады плотников. У всех имелись вдавленные переломы черепа, причиненные обухом топора. И скорее всего, когда они спали.

Поскольку преступление относилось к особо тяжким и носило чрезвычайный характер (как никак массовое убийство!) незамедлительно были уведомлены руководство МВД и прокуратуры республики, которое, разумеется, тотчас взяло дело на контроль. Здесь следует отметить, что в те годы обо всех особо тяжких преступлениях немедленно сообщалось Генеральному прокурору СССР и Министру внутренних дел Союза. И по таким делам, если раскрытие преступлений не последовало в первые дни, из Москвы на места для оказания практической помощи направлялась группа оперативников знаменитого МУРа.

Чуть позже в частном доме в районе Даркылаха города Якутска было обнаружено четыре трупа лиц, проживавших там. В ходе осмотра места происшествия было установлено, что жильцы дома, принадлежащего семье Пласкеевых, были убиты ударами тяжелым предметом (оказалось – тяжелой кочергой) в область головы. Причем из позы убитых следовало, что хозяева дома, их дочь с сожителем были убиты спящими на своих кроватях.

В результате кропотливой работы, проведенной следственно-оперативной группой прокуратуры и МВД Республики был установлен некто Пересыпкин А.Е., которого нашли и задержали в г.Абакане Республики Хакасия. Вина его была объективно доказана и ему в ноябре 1976 г. начальником Следственного отдела прокуратуры республики Колмогоровым В.В.(он позже возглавил прокуратуру Республики Саха (Якутия), а затем весь следственный аппарат прокуратуры страны в качестве заместителя Генерального прокурора Российской Федерации), у которого дело находилось в производстве, было предъявлено обвинение в совершении всех девяти человек из-за корыстных побуждений.

В конце сентября 1977 года в городе Якутске в помещении Верховного суда республики состоялся суд, при завершении которого серийный убийца услышал приговор со словом «расстрел». Вердикт суда был приведен в исполнение в известной еще с царских времен тюрьме –пересылке г.Иркутска.

Другой случай с массовым убийством связан с неким Воскобойниковым А.К.

В ночь на 12 декабря 1992 г. гр. Захарова О.Н. и её малолетняя дочь Олеся пропали без вести, а в ночь на 5 ноября 1993 г. жители поселка Мохсоголлох супруги Ивановы также исчезли. Трупы Захаровых найдены не были, а 15 апреля 1994 г. на реке Лене недалеко от поселка Звероферма среди ледяных торосов были обнаружены трупы супругов Ивановых. Оба трупа были полностью обнажены, на труп женщины были надеты два белых мешка от комбикормов. По всей вероятности, убийца или убийцы постарались укрыть трупы среди льдов в надежде, что весной с течением их унесет подальше. 

25 октября 1996 г. в городе Ленске оперативным работников милиции, в распоряжении которого имелись ориентировки на пропавших жителей Хангаласского района, был составлен протокол явки с повинной находящейся под стражей по обвинению в убийстве гр-ки Наумовой Л.В. Она заявила, что убийство жителей поселков В.Бестях и Мохсоголлох Захаровых и Ивановых совершил её сожитель, ранее неоднократно судимый, в том числе и за убийство, Воскобойников В.К.

Этому признанию способствовали некие пертурбации таинственной женской души. Весной 1996 г. Наумова стала свидетелем убийства некой Борисовой, совершенного сожителем в городе Ленске. Воскобойников, на которого пало подозрение, из ИВС сумел передать ей записку, в которой подробно описал, что ей говорить, даже написал за нее «явку с повинной». Сожитель уверял, что ему за это преступление светит «вышка», то есть высшая мера наказания – расстрел, а ей ничего не будет. И Наумова пожалела своего «благоверного» и приняла вину за убийство на себя. После этого она была взята под стражу, а Воскобойников обрел желанную свободу. Вначале он исправно навещал Наумову в тюрьме, потом контакты стали всё реже и реже. А затем до нее дошел слух, что сожитель, пока она томилась за решеткой, завел себе другую «подругу».

И в душе «оскорбленной и униженной» запылали жгучая ревность и холодная ненависть, которые склонили её к мысли о жестокой мести. Наумова немедленно вызвала следователя и как на духу выложила всю правду-матку о бывшем возлюбленном. Права ведь пословица – от любви до ненависти один шаг!

В связи с вновь открывшимися обстоятельствами в конце февраля 1997 г. уголовные дела по факту убийства Захаровых, Ивановых и Борисовой попали ко мне, в ту пору служившему на должности следователя по особо важным делам прокуратуры республики.

Была проделана огромная следственная и оперативная работа, в результате которой, наконец, наступил час расплаты. Серийный убийца Воскобойников и его активная помощница, спровоцировавшая практически все его тяжкие деяния, предстали перед судом. На стол судьи легли тома уголовного дела, в которых были подшиты документы, составленные в результате длительной и многотрудной работы следователя и оперативных работников милиции – профессионалов высокого класса.

Это дело относится к разряду особо сложных. В частности, трупы погибших от руки убийцы Захаровой Ольги и её дочери Олеси так и не были найдены. Всем известна довольно расхожая фраза: нет трупа – нет преступления! В большинстве случаев это действительно так и получается.

Но по делу Захаровых следователь, кроме множества косвенных доказательств, добыл и фактически прямые улики, весомо подкрепляющие всю доказательственную базу. Так, в доме, где были совершены убийства, за печью, где лежал труп Ольги, был вскрыт пол. На досках с торцовой стороны были найдены засохшие потеки бурого цвета, похожие на кровь. Так и оказалось. Судебно-биологическая экспертиза установила, что на досках пола имелась кровь человека, идентичная крови погибшей Захаровой Ольги. Это было установлено благодаря карточке донора – Ольга при жизни была активным донором и информация об особенностях её крови сохранилась в ней.

Кроме того, по делу в Мохсоголлохе и Верхнем Бестяхе, а также в Биробиджане, куда Наумова увезла вещи, украденные из квартиры Захаровых - были установлены свидетели, показания которых так или иначе изобличали виновников гибели Захаровых. Некоторые вещи удалось там обнаружить.

По факту убийства Ивановых был установлен, этапирован и допрошен, а позже доставлен на суд, свидетель Матвеев – водитель из бесконвойников, увозивший трупы убитых с места преступления до места их укрытия во льдах реки. К тому времени он вновь оказался в местах лишения свободы, но уже в другом регионе России. Он полностью подтвердил факт вывозки трупов Ивановых, а также показания Наумовой об убийствах. В далеком Биробиджане в присутствии педагога и бабушки были допрошены дети Наумовой, которые видели трупы Ивановых. Они даже вспомнили, что на труп «тёти Лены», то есть Ивановой, были надеты мешки. Запомнилась им и собачка потерпевших – черный щеночек. До этого об увиденном они рассказывали своей бабушке и тётям, однако в ту пору детям не поверили.

В конечном итоге у суда не возникло сомнений в виновности Воскобойникова и Наумовой в причинении смерти пятерым лицам, краже их вещей и других преступлениях. Они были признаны виновными по всему объему предъявленных им обвинений и осуждены Верховным судом республики. Воскобойников был приговорен к высшей мере наказания - смертной казни. Но этому серийному убийце в какой-то мере повезло – ему в силу моратория смертная казнь была заменена на пожизненное лишение свободы. Наумова была осуждена к довольно длительному сроку заключения. И сейчас, наверно, на свободе радуется жизни (если не сгинула где-либо в «бичарне»), а Воскобойников считает годы, оставшиеся до истечения 25 лет, когда он сможет написать «на помилование» Президенту и надеется, что тот вдруг смилостивится…

Безусловно, в те «лихие девяностые» годы периода Великой смуты, не раз обрушивавшегося на Россию, были совершены и иные особо тяжкие преступления. Но, «благодаря» вечно нетрезвому Ельцину и его команде «младореформаторов», обучавшихся в США (Гайдар, Чубайс и иже с ними), никто из убийц, педофилов и других лиц, совершивших особо тяжкие преступления, не был расстрелян, как того они заслужили. Наверняка, и до сих пор мы – налогоплательщики кормим-поим их, обеспечиваем им пусть жалкое, но существование.

Вот так мы вместе пережили те «лихие девяностые годы» Великой смуты. Будем надеяться, что переживем и этот период тихой, но чреватой непредсказуемой жестокостью очередной Смутной поры. Крепитесь, господа-товарищи-граждане!

Комментарии

  • аплодирую
    17:06 / 10.6.2017

    во, правильно, 20 рублей, стоимость патрона, плюс стоимость путевки в санаторий для палача, в целях психологической реабилитации.

К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

Новости партнеров