Жизнь 12:00 / 17.1.2021 2959

Труд, физкультура – и никаких психологов: Егор Тутукаров о том, как не развалить нервную систему

Труд, физкультура – и никаких психологов: Егор Тутукаров о том, как не развалить нервную систему
Текст: Диана СИВЦЕВА
Фото: Героя материала

YAKUTIA.INFO. Неврология в постсоветском пространстве из всех классических научных медицинских специальностей самая богатая на мифы и прочие фантазии. Об этом, об опасности сколиоза, а также о том, что влияет на нашу нервную систему и есть ли разница между остеопатом и мануальным терапевтом, мы сегодня поговорим с врачом-неврологом – мануальным терапевтом Егором Тутукаровым.

Банальное искривление позвоночника или неизбежная болезнь?

Егор Константинович, чем опасен сколиоз? Казалось бы, это всего лишь своего рода «школьная» болезнь, которая в детстве и остается, но, говорят, что последствия могут быть ужасающими? Это так?

— Начнем с того, чем вызывается сколиоз. Каждая мышца в коре головного мозга имеет свой центр, который управляет именно им и его статическим или любым другим напряжением. Если представить себе, что с одной стороны мышца напряжена больше, чем с другой стороны, соответственно пойдет перекос, а мышечный центр запоминает это положение. И, кстати, этот перекос идет не от позвоночного столба, как принято считать, а именно от напряжения мышц. Это напряжение мышц может быть вызвано длительным положением осанки: как ребенок в школе привык сидеть, а привычка – это второе я. Оно остается.

Или же искривление может быть посттравматическим, то есть после падения ребенка: мышца спазмируется, идет компенсация и перекос на позвоночный столб. И в том, и в другом случае, если не заниматься физкультурой и спортом с детства или не делать массаж, или не ходить к остеопату, то можно упустить период, когда все поправимо. Потому что, когда ребенок становится подростком, на этих этапах справиться со сколиозом бывает тяжелее.

То есть сколиоз никуда не девается и остается с нами?

— Разумеется. Допустим, ребенок вырос, и он начинает осознанно заниматься собой и своим телом, то в таком случае сколиоз можно победить. Но это возможно, если удастся изменить образ жизни, добавить больше физических нагрузок на напряженные больные мышцы, удастся их разработать, растянуть, изменить напряжение в центре. Опять-таки эти мышцы надо знать, поэтому важно найти специалиста, который бы занимался проблемами именно спины.

А нельзя просто начать ходить в бассейн? Какая разница, ведь в плавании задействованы все мышцы спины?

— Как бы все, да не все. Когда тело движется в пространстве, в основном работают крупные мышцы: двигательные, разгибающие, сгибающие. А вот маленькие коротенькие мышцы, которые служат для поддержания позы, делают это в небольшом коротком диапазоне. И для того, чтобы эту маленькую мышцу заставить работать, приходится искать движения. Простым плаванием и бегом не отделаться, ведь делать это можно и с абсолютно кривой спиной. Нужно прорабатывать именно ту мышцу, которая является, так сказать, очагом и началом кривизны, которая заставляет все остальные мышцы напрягаться вслед за ней. То есть там тоже эффект толпы: важно найти предводителя, который ведет все мышцы за собой.

А что самое страшное может случиться, если не лечить детский сколиоз?

— Если это не остро-прогрессирующий, который нуждается в операции, а обычный физиологический сколиоз, то в, принципе, он ничем не опасен – ну будет у человека спина кривая, ну будет она также болеть, как у любого другого «остеохондрозника». То есть в принципе ничего сверхъестественного нет. Также впоследствии могут вылезти протрузии или грыжи в зависимости от запущенности.

Подождите. Сколиоз может перетечь в остеохондроз?

— Он и есть остеохондроз. И в наше время, мне кажется, нет людей, у которого его нет. В той или иной степени у всех есть проблемы: одно плечо все равно будет выше или лопаточка все равно будет выпирать, может таз будет немножечко кривой. Идеальные люди могут быть в балетной школе или в гимнастике, которые одинаково тренируют все стороны спины, но обычные люди в повседневной жизни даже утреннюю зарядку не делают.

О медицине Советского Союза, России, других стран и про остеопатов

У нас в стране и в СНГ не сложилась культура хождения к психологам и психотерапевтам, потому что есть бэкграунд карательной психиатрии. Да и в Советском Союзе не сильно пеклись о психоэмоциональном здоровье сограждан. Но при этом у нас есть поговорка, которая живее всех живых: все болезни от нервов. Эти два фактора перемножаются, и, говорят, что люди с любыми проблемами в голове идут в первую очередь к неврологу — например, с тревожностью, депрессией, паническими атаками и всем подобным. Вам на прием приходят люди с подобными проблемами?

— Они скорее приходят с проблемой остеохондроза и параллельно, как психотерапевту, рассказывают о своих проблемах. Допустим, девушка рассказывает о том, что у нее панические атаки. В процессе беседы мы обсуждаем ту или иную причину, к чему и как она приводит. Постепенно человек раскрывается и иногда бывает, все само проходит, ведь все основывается на психосоматике, а она в свою очередь на вегетативной нервной системе. То есть, когда рядом громко залаяла собака, что происходит? Происходит резкий выброс адреналина, которое ведет к резкому повышению артериального давления, то есть эта чисто вегетативная реакция может вызывать тут же спазм мускулатуры от страха. При определенных дополнительных раздражителях эта цепочка может вызывать целый симптомо-комплекс. И тут не обязательно попасть к собаке, это может быть злой начальник на работе: только посмотрел грозно и у человека уже ноги вспотели, кровь прильнула к голове, началась паника. В принципе все реакции могут иметь чисто вегетативный субъективный характер в зависимости от нервной системы данного человека.

Я считаю, что решать проблемы психологического характера нужно, как в советское время говорили, – через труд, физкультуру и спорт, ведь «наши» люди были более закаленные и нервно стабильные, хоть и не обращались к психотерапевтам. У всех была какая-то подружка поплакаться в жилетку и более серьезных проблем с психикой у нас не возникало, чтобы доходить до антиманиакальных или успокаивающих препаратов. Пожалуйста, уйди в работу или в физические занятия – нервная система стабилизируется.

Когда человек чем-то занят, не сидит на всем готовеньком, у него не возникает вопросов «зачем я живу на этом свете?». Проблема в том, что сейчас нет культуры закаливания нервной системы, а раньше у всех с утра обязательная зарядочка, обливание хотя бы в душе. А физические нагрузки для нервной системы – это просто подспорье: чем больше физически человек занимается, тем более нервная система у него стабильная. И наоборот.

Вы хотите сказать, что все вопросы с ментальным здоровьем у молодежи от безделья?

— Именно. Взять наше поколение – игрушек у нас в таком количестве не было. Иногда нам приходилось их изобретать и у нас работала фантазия. Что касается детских садов – обязательные ежедневные утренние зарядки, в школах тоже гоняли не по-детски, нужно было сдавать ГТО, в училище то же самое. Чтобы написать реферат, нужно было перелопатить кучу книг, а сейчас залез в интернет, скачал похожий реферат, немножко модернизировал, что-то убрал, что-то добавил – пять минут делов по большому счету, даже писать ничего не надо.

Человеческий мозг сейчас задействуется в самый минимум и это корень того, что психоэмоциональное состояние человека у большинства не стабильно. Доступен алкоголь в непомерных количествах: хочешь пить – пей! И что делает молодежь? Я, конечно, не говорю про всех, ведь есть дети, которые образовываются, к чему-то тянутся, занимаются, но есть и та часть, которую нужно подтягивать к такому образу жизни. Они не хотят учиться, не хотят работать и мы просто теряем часть своего общества на ровном месте, потому что не можем, как в советское время, подтянуть их за собой. Мы теряем людей, которые могли бы быть рабочими, инженерами, директорами, а если бы их подтащить, заставить самую малость.

Но сейчас у нас такого инструмента нет и такие люди обществу не нужны. Обществу нужны активные люди, которые могут легко адаптироваться в этой жизни. Соответственно, куда деваться тем, кто не может? На работу не берут, учиться их никто не заставляет, и они тупо бездельничают, спиваются, умирают. А мы кричим, что у нас не хватает дворников, сантехников. Токарей днем с огнем не найдешь. Зато все вокруг экономисты да юристы.

Говоря о Советском Союзе, важно не забыть и методиках лечения того времени. Сейчас есть мнение, что то, ради чего бабушки с дедушками пару раз в год ходят в поликлинику – капельницы с ноотропами и пр., чтобы почистить сосуды, улучшить работу мозга и память — тотальная фигня. Так ли это?

— Нет, как раз-таки для старушек это далеко не фигня. В молодом и зрелом возрасте, когда ты активен, ты можешь поменять образ жизни и восстановить какие-то потерянные функции мышц и суставов. А бабушка, у которой идет коксартроз тазобедренного сустава, а позвоночник, грубо говоря, сросся с протрузиями и грыжами, у которой все ссохлось, стало монолитом? Взяться за ее проблемы и разработать их – это надо постараться. Поэтому самый доступный для бабушки способ – залить в себя капельницу. Опять же мы в большинстве своем страдаем от нехватки воды в организме, а почка должна все время работать, чтоб не случилось зашлакованности. Чем больше человек пьет воды, тем лучше начинают работать его почки. Не сразу, но постепенно. Опять-таки нужно двигаться для этого, а бабушкам это сложно – если они и не двигались до семидесяти лет в эту сторону, то никто их и не заставит, правильно? А капельница – это дополнительная вода, стаканчик лишней которой бабушка пить не захочет. Таким образом за счет этой капельницы кровь немного разжижается, уже вроде становится легче. Уже как-то и сосуды начинают работать, кровь забегает. Так что это тоже своего рода подспорье, тоже лечение. Ну и потом станет немного легче от ощущения, что ты все-таки немного подлечился, опять-таки по-якутски «санаа кемелеьер».

То есть настолько влияет это ощущение «немного подлечился» на организм?

— Эффект плацебо – это пятьдесят процентов выздоровления человека. Если человек настроен выздороветь и ему дают таблетку и говорят, что ее привезли с Африки и из какого-то растения выделили пару капель и эти капли тебе помогут, даже если они взяты из крана или раковины, то человек настраивается и выздоравливает. Так что нельзя сказать, что капельницы – это миф.

Тогда почему в современных развитых странах в поликлиниках нет кабинетов физиолечения? Я говорю про электрофорезы, магнитотерапию, прогревания, ингаляторы и эти штуки, которые совали нам в детстве в нос с зеленым светом. Есть мнение, что наша физиотерапия нужна, чтобы занять время пациента, пока его болезнь самостоятельно не перейдёт в ремиссию или из острой фазы — в хроническую. И что никакой медицины и науки там даже близко нет. Как вы считаете?

— Вопрос довольно-таки дилетантский. То, что вам в нос совали – ультрафиолетовое излучение, которое местное и напрямую действует на вирусы и болезнетворные микроорганизмы. Он полезен, особенно зимой, когда не хватает витамина Д для иммунитета. Допустим, у вас ангина и на миндалинах гной. Чтобы вылечиться, вам прописывают антибиотики, а они попадают и доходят до миндалин через кровь. А тут получается без ущерба для здоровья, без употребления антибиотиков, если в определенном режиме освещать и облучать, то болезнь отступает естественным образом. То же самое электрофорез – очень хорошая штука, но надо уметь им пользовать.

Любое физиолечение не помогает быстро, как другие опасные лекарства, но оно хорошо работает буквально на уровне физиологии. А за границей ее нет потому, что это больше благотворительность, а ведь у них медицина – бизнес. Наше здравоохранение тоже движется в сторону коммерции и это грустно.

Что вы думаете об остеопатах, которые рассказывают, что у вас подвывихнут первый шейный позвонок? Причём определяют они это на амбулаторном приёме и без МРТ или рентгена, а «пассами руками». И идут дальше — вправляют его.

— Первый шейный позвонок – или как его еще часто называют «Атлант» – это своеобразное колечко, которое прикреплено к основанию черепа и сидит на одном зубце второго шейного позвонка, как на палочке. Честно, я даже не знаю, что нужно сделать, чтоб его сместить и мне кажется, что его смещение – большая редкость. Чаще речь идет о смещении второго позвонка. Аксис – второй позвонок и в совокупности с Атлантом они играют большую роль, но я не сильно углублялся в эту тему.

Насчет остеопатов скажу, что это очень интересное течение. Они гармонизируют организм. Возможно, что организм затем может сам себя вылечить. И если плацебо помогает на ментальном уровне, то, думаю, вполне возможно вылечить практически все заболевания, в том числе и Атлант. Но это должен быть очень сильный остеопат.

А в чем разница между мануальными терапевтами и остеопатами?

— Остеопаты – это больше энерготерапевты, а мануальщики – больше костоправы. У мануальных терапевтов в работе больше контакта с телом, с суставами, чем у остеопатов. Я считаю, что сначала надо, наверное, стать мануальным терапевтом, потом уже приступать к остеопатии.

Почему некоторые неврологи становятся остеопатами или мануальными терапевтами?

— Захотелось, вот и пошли. Точно также как и травматологи могут стать мануальными терапевтами. Здесь речь не идет о какой-то сверходаренности.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров