Жизнь 8:00 / 7.7.2021 4466

Требования и результат: Егор Тутукаров о проблемах в системе здравоохранения

Требования и результат: Егор Тутукаров о проблемах в системе здравоохранения
Текст: Диана СИВЦЕВА
Фото: Героя материала

YAKUTIA.INFO. Современная медицина достигла значительных успехов – сегодня мы умеем лечить такие болезни, о существовании которых сто лет назад никто и не подозревал. Однако получить грамотную квалифицированную врачебную помощь по-прежнему непросто – а всё потому, что есть нюансы. Об ответственности врачей, сложностях работы и других недостатках системы здравоохранения сегодня мы рассуждаем с врачом-неврологом, мануальным терапевтом Егором Тутукаровым.

Есть мнение, что все проблемы в медицине от того, что, как правило, врач просто действует по инструкции. Если пациент в результате выполнения этих инструкций внезапно умер – это не врач ошибся, это «медицина здесь бессильна». Если болезнь никуда не делась – это не врач плохо выполнил свою работу, это у пациента оказалась неизлечимая болезнь. Врачебная ошибка не значит смерть пациента – все смертны. Врачебная ошибка значит неправильное выполнение инструкций. Что вы думаете об этом?

— Медицина – не только самая важная наука, но и самая тонкая. Она такая, что постулатов и конкретных правил, как именно лечить того или иного пациента, в ней нет, а у нас в России все перепутали. Ввели стандарты медицинской помощи, по которым мы только отчитываемся, потому что стандарты существуют только для расчета. А врачи в поликлиниках должны жить на основании клинических рекомендаций и протоколов. Это сложно, но, можно иногда идти вразрез с протоколами и рекомендациями и для этого есть голова и опыт. Системы в человеческом организме многогранны, все они взаимосвязаны, и не все протоколы и клинические рекомендации могут их описать. Нужно домысливать в отношении конкретного больного. И это как раз есть искусство и опыт.

Не стоит забывать, что медицина меняется и стремительно развивается. То, что раньше было сложно представить, – сейчас реальность. Помню, за месяц до армии с однокурсниками мы работали в реанимации, она была полна пациентами после операций на удалении желчекаменной болезни. В то время для таких операций распарывался весь живот, были страшные швы. Тогда я сказал, что грядет время, когда будет делаться три дырочки: одна для монитора, одна для лазера, другая для отсоса и операции можно будет делать, смотря на телевизоры. Потом, после армии, я устраиваюсь в медицинский центр опять в реанимацию, где меня обучают на анестезиста, и сразу попадаю на первую эндоскопическую операцию по удалению камней. Все, что я рассказывал до армии, – все сбылось. Сейчас уже дошли до нанотехнологий и я жду, когда начнут кость восстанавливать путем инъекции.

По своей сути все врачи – люди науки, скептики, материалисты, но все больше и больше я вижу врачей, которые обращаются во что-то такое «верь в лучшее, думай позитивнои операция пройдет успешно».

— По сути в старые добрые время такие врачи и были в большинстве своем. Они работали словом и отношением к пациенту. Советские преподаватели, которые нас учили, говорили, что врач в первую очередь должен обратиться в мозг и душу человека, а потом уже на его тело. Если врач ставит себя перед больным определенным образом, то больной начинает ему верить и даже, если врач назначил пустышку, он начинает выздоравливать. Исходя из этого врач в первую очередь должен уметь поставить человека на путь выздоровления. Врач не волшебник, но может вылечить словом.

Есть две вещи, без которых хорошего врача не получится: милосердие и сострадание. Ведь когда люди идут к врачу лечиться, они делятся с ним и своими бедами. Идеальный врач — это человек, который чувствует в себе потребность помогать другим людям, сопереживать им, но, конечно, при этом обязательно он должен быть профессионалом.Каждый пациент требует внимания, чуткого подхода. Люди быстро распознают неискренность и равнодушие, но они станут союзниками в процессе лечения, если встречают доброжелательного и внимательного к их переживаниям и чувствам врача. В то же время просто хороший человек – это еще не профессия, знания, которые ты не способен применить на практике, бесполезны. Врачебный профессионализм достигается только при сложении всех необходимых качеств.

При всем при этом так грустно, что сейчас у нас такое огромное количество выгоревших врачей. Вспомните недавний случай из поликлиники, где женщина разнесла кабинет врача, который много раз ошибался и ее болезнь перетекла в катастрофическую. Общество встало на защиту пациента, потому что врачи сейчас много хамят, недослушивают.

— Согласен. Сейчас и статус врачей изменился. Сегодня медицина — это ремесло, индустрия, и, к сожалению, многие начинают воспринимать ее только как сферу обслуживания. Но, тем не менее, все же остаются работать в профессии люди, которым она приносит удовольствие. Для этого нужен определенный склад личности, призвание.

Я, когда шел учиться на врача, думал, что буду помогать людям. И почему я сейчас не сижу в поликлинике – потому что здесь, путем работы мануальной терапии, я помогаю людям на практике, а в поликлинике, возможно, буду помогать не так эффективно. Моя нервная система станет непробиваемой к людской боли от потока людей, невозможности всем помочь и бумажной волокиты. С этой системой мне сложнее будет оздоровить больного. Поэтому я понимаю, откуда идут все проблемы в работе врачей.

Согласна, врачи много перерабатывают. В инстаграме был паблик о здравоохранении, и одна женщина выложила видео, на котором она сидит в коридоре в поликлинике к врачу, который по графику работы должна была прекратить прием уже пару часов назад, но принимает, потому что пациенты не заканчиваются. Так вот автор ее так хвалила, мол, настоящий врач, сидит до последнего, но я считаю, что хороший врач должен думать о себе и о своей семье, не перерабывать, чтобы потом не послать далеко пациента, которому действительно нужна будет помощь.

— В том то вся и прелесть, что это и есть врач. Раньше считалось, что во врачи и учителя должны идти по призванию, имеющие предрасположенность к этому довольно сложному ответственному делу. Врач, который любит людей, больному хамить не может, потому что у больного человека априори психика расшатана и с ним разговаривать грубо нельзя. Профессия врача у нас всегда была почетной и уважаемой, всегда ценилась, а сейчас что? Меняется модель общения между врачами и пациентами. Доктора оказывают больным медицинскую помощь, но минимизируют сопереживание, потому что порой пациенты обращаются за помощью, как за услугой. Врачи все чаще ощущают себя обычными рыночными игроками между системой здравоохранения и фармакологией. Пациенты же ждут от медиков внимания и эмпатии, несмотря на огромный поток пациентов.

Компромиссом служит формула, которой следуют многие врачи: лечение без человеческого сочувствия к больным невозможно, хотя эти эмоции и нужно дозировать. Это нелегко, поверьте мне, особенно в наших реалиях. Диалог докторов и больных выстраивается непросто. Сейчас пациенты нередко жалуются, что врачи общаются с ними слишком сухо – предоставляют медицинскую помощь, но не оказывают человеческого внимания, которое, по идее, изначально заложено в профессии медика. Но при таких претензиях не всегда учитывается, что нагрузка на врачей выросла во много раз, а их временные и психологические ресурсы ограничены, как у обычных людей.У докторов к больным тоже немало упреков. Врачи сетуют на потребительское отношение к ним со стороны пациентов, связанное с усилением консьюмеризма в здравоохранении.

Люди должны понять, что врач – это вовсе не ангел с небес, но целью и смыслом профессии которого является оздоровление других людей. Он такой же человек, как и мы, и с такими же потребностями, а ключевая разница между нами и им даже вовсе не в том, что он работает врачом, а не программистом. Запомните: врач является носителем медицинского знания, и каждый врач интерпретирует его по своему складу ума и опыта. Из этого вовсе не следует, что врачи, назначившие разное лечение одному и тому же пациенту, не правы в своем подходе. К сожалению, бывает и исключения. Из этого не следует, что, столкнувшись со сложным случаем, врач, даже самый опытный, сможет сделать все идеально. К сожалению, и врачи тоже люди, и человеческий фактор никто нет отменял. Из этого вовсе не следует, что он может решить все ваши проблемы со здоровьем за единственный и очень короткий по регламенту приём. И из этого также не следует, что медицинское знание его актуально, полно и непротиворечиво.

Также важно помнить, что симптоматическое лечение – это ещё не лечение. Если у вас в машине вдруг замигала лампочка «неисправность двигателя», разве нужно ехать в мастерскую для его ремонта, пока он не вышел из строя окончательно? Нет, нужно заклеить эту лампочку куском изоленты, чтобы она свои раздражающим миганием не отвлекала водителя от вождения. Именно такова логика симптоматического лечения – маскировка раздражающих факторов, а вовсе не лечение чего бы то ни было. Настоящий врач, конечно же, знает, что, например, кашель или повышение температуры – это защитные реакции организма, подавление которых скорее облегчит проблему, нежели искоренит её – и используется лишь в пограничных случаях, когда эти симптомы начинают представлять опасность сами по себе. Но пациенту такие нюансы совсем не интересны – пациенту интересно чудесное исцеление здесь и сейчас. Знакомо?

Симптоматическое лечение, безусловно, имеет право на жизнь – но лишь в качестве «первой помощи», за которым обязательно последует лечение настоящее. В реальности же об этом очень быстро забывают как пациенты, так и сами врачи. Мы настолько привыкли к этому, что действительное устранение причин болезни за лечение не считается и в лучшем случаеи в моем случае воспринимается как «нетрадиционная медицина», а в худшем – как ненаучные заблуждения, не имеющие права на жизнь. Врач, конечно же, может посоветовать бросить курить, больше двигаться и ограничиться в еде – но никто не воспринимает эти очевидные банальные истины достаточно всерьез для того, чтобы неукоснительно им следовать любой ценой. Мы-таки идём к врачу за волшебной таблеткой, а не за поучениями о правильном образе жизни, так ведь?

Тогда в чем причина равнодушия и невнимательности врачей? В октябре прошлого года в Национальном центре медицины меня спасли врачи из другого отделения, а не те, где я была, и только потому что начали звонить родственники. Молчаливая девочка-студентка или женщина с района на моем месте ушли б на тот свет. И здесь проблема не осложнения, которая случилась на операции, и которая может случиться с кем угодно, а в том, что врачи из того отделения, где я лежала, ничего не сделали для того, чтобы это исправить.

— Причин этому может быть множество. Ведь медицина – это громадный финансовый поток. Чтобы хоть как-то «навести порядок», были введены новые протокольные правила. Никто не выиграл, все проиграли. Взять хотя бы время, которое тратится на оформление пациента. Когда терапевт одно и то же переписывает в три журнала. Есть даже журнал учета журналов — вот до такого абсурда доходит дело. Зачастую времени из-за этого катастрофически не хватает. Меньше времени становится на лечебный процесс, на осмысление анализов, на разговор с пациентом. Это то, на что пациенты жалуются: мало поговорили, мало объясняли, в основном, сидят и пишут. Как часто бывает в поликлинике: пришли, доктор толком не посмотрел, только писал. А почему доктор только писал? Не задавались вопросом? Кто доктора заставил столько писать? Это вопрос открытый. Доктор ли виноват в том, что его заставили писать? И на что уходит огромное количество и времени, а самое главное – сил.

А по поводу случая – может быть, это было не столько равнодушие, сколько не вовремя оказанная скорая помощь. Когда я работал в реанимации медбратом, приехал побитый пациент восемнадцати лет с подозрениями на черепно-мозговую, а его тошнит и тошнит кровью. Смотрю – почти таз крови собрал, а ему все что-то капают и льют. Спрашиваю восемнадцать есть? Есть. Почему в армию не пошел? Говорит «а у меня гемофилия». Я «опа, стоп», сразу к врачам, говорю, что сейчас они его потеряют и только тогда они зашевелились. А они сидели в ординаторской, хоть бы кто зашел, посмотрел. Спасли, но я понимаю, о чем вы говорите. Это не равнодушие, а, возможно, усталость от ежедневной рутины, внутреннее огрубение. Но важно понимать, что если суммировать все требования, предъявляемые врачу, то положение его можно оценить, как труднейшее из существующих профессий.

— По исследованиям в развитых странах в Европе и на Западе почти половина смертей пациентов – врачебная ошибка. А у нас таких исследований не проводятся, но я уверена, что наши врачи ошибаются не меньше.

— Такие цифры не могут не подтверждать наше с вами убеждение, что это проблема огромная и масштабная. Одна из причин заключается в отсутствии условий для работы врачей, но, с другой стороны, конечно, есть проблема того, что врачами идут люди не по призванию, а по другим причинам.

Сейчас самое время и очень важно наладить систему образования в медицине, ведь среди студентов людей, которые по призванию и велению души идут учиться, очень мало. Задача обучения и воспитания врача в медвузе ложится, в основном, на преподавателей клинических кафедр. Складывается она из общения на занятиях и лекциях, обходов и консультаций, и дежурств, во время которых у студентов есть возможность увидеть, как работают старшие коллеги. Больше такой уникальной возможности у них не будет – дальше они будут лечить самостоятельно. Поэтому у преподавателей нет права на ошибку, на неправильное поведение. Нельзя ссылаться на бездарность ученика, нельзя смотреть на студентов сверху вниз, относиться к ним нужно уважительно и видеть в них будущих коллег, что иногда лентяй может стать талантливым и «рукастым» врачом. Студент должен видеть, как нужно работать, поэтому преподавателям важно к тому же поддерживать ребят, в ком изначально сидит это желание помогать людям. И это знание передается от учителя к ученику – на личном примере. Я говорю об этом, потому что видел пример отношения к студенту в медицинском вузе, которая не дала однажды прекрасному сельскому фельдшеру стать врачом.

Другое дело, что при большой загруженности бумажной работой –отчетами, заполнением документации – у врача в реальной жизни зачастую не остается времени на то, чтобы пообщаться с пациентом, выслушать его, а самое главное – найти слова, которые помогут. Ведь слово тоже лечит – это известно еще со времен Гиппократа, когда лекарства не были такими мощными, и хирургическая помощь не была так развита. Известно, что эффект плацебо во многом зависит от того, кто лекарство рекомендовал. Дать «пустышку» тоже можно с разными словами — и эффект будет отличаться. Личность врача важна.

— Говорят, у нас лучшие травматологи в Якутии. Не знаю, в чем еще мы в медицине сильны.

— В принципе у нас есть врачи хорошие, да только вот бы им свободу дали работать по-человечески. Раньше врач – это была каста, элитарная профессия, а сейчас это мальчик для битья, чуть что – шишки на нем. А если б им дали тот же статус что и раньше, то я думаю даже за меньшие деньги многие остались бы на местах работать. И с образованием надо что-то делать, ведь раньше, как было – сдаешь практику, теорию и нет права на ошибку. Спрашивая о чем то, преподаватель уже видит твой мозг, твои глубочайшие познания, он разговаривает, задает наводящие вопросы, углубляющие, он видит ход твоих мыслей, а сейчас все тесты.

Ну и протокол оздоровления важно менять, чтоб лечить человека, а не отдельно болячку. Если врач фармпрепаратами убивает грибки и паразитов внутри организма – это лечение. Если врач вытаскивает стрелу из ноги, мешающей ходить, или вырывает гнилой зуб, мешающий жевать – это тоже лечение. А вот если вместо этого врач прописывает обезболивающие, противовоспалительные, мази, которые необходимо принимать до конца жизни, иначе страх, боль, ад, мучительная смерть – это уже не лечение. Услуга, в лучшем случае. Ведь чем чаще пациент будет сталкиваться с болезнями – тем больше будет список с препаратами, необходимых для регулярного употребления, и тем богаче будет набор побочных эффектов от них, постепенно накапливающихся в организме.

Очень важно понимать, что лекарства не работают волшебным образом. Когда лекарство попадает в организм – происходит не чудо, а химическая реакция, у которой есть начало, конец и продукты распада. При этом препарат взаимодействует не только с организмом, но и с другими препаратами, и даже с продуктами питания – и взаимодействие это носит чаще негативный, чем позитивный характер.

Впрочем, более важно здесь другое – лекарства не только лечат, но и калечат. Если почитать аннотацию к любому настоящему препарату, оказывается, что список нежелательных побочных эффектов намного больше, шире и интереснее, чем собственно его полезное, причём не всегда явным образом прописанное действие. И будьте уверены – всё, что описано в нежелательных побочных эффектах является не теоретическими предположениями, а реально зафиксированными в клинических испытаниях явлениями у таких же простых смертных, а вовсе не хронических неудачников, коим вечно не везёт по жизни. И именно поэтому врачи выступают категорически против любых форм самолечения – бездумный приём препаратов с большой долей вероятности навредит ещё больше.

Как же тогда лечиться, если нет доверия врачам, когда ты знаешь, что они тоже могут ошибаться и делают это постоянно?

— Наш главный доктор – это иммунитет и стабильная нервная система. Если рассматривать лечение отдельно взятых болезней, как убийство болезнетворных бактерий – то наиболее эффективно их убивать до попадания в организм, а влияние токсичных лекарств на здоровье будет сведено к минимуму. Именно гигиена внесла основной вклад в качественное улучшение здоровья и увеличение длительности жизни.Иммунитет, в свою очередь, умеет справляться с болезнями, с которыми современная медицина пока ещё нет. Человеческий организм – не статичен. Он развивается и приспосабливается к окружающей среде как в ходе жизни, так и в ходе эволюции в целом. Развивается и приспосабливается и иммунитет, и другие подсистемы его жизнедеятельности. Поэтому с точки зрения эволюции в самостоятельном (и самопроизвольном) излечении от смертельных когда-то в прошлом болезней – нет ничего сверхъестественного.Но и здесь всё непросто – гигиена и иммунитет практически противоречат друг другу.

P.S.: Нет, наверное, такой страны, в которой люди были бы на сто процентов удовлетворены уровнем и состоянием здравоохранения. Цель этого материала вовсе не бросить тень на врачей или медицину в целом. Существуют и настоящие врачи, работающие за идею, и настоящие хирурги, за работу которых не стыдно, и настоящие учёные, которые выращивают настоящие лекарства в настоящих пробирках. Целью статьи было – показать, что в современных реалиях не всё является тем, чем выглядит в инфопространстве по умолчанию, и тем, что нам самим хотелось бы видеть. Возможно также, что подобное видение мира является лишь результатом недостатка правильных лекарств в коре головного мозга – ждём настоящих врачей и прочих специалистов в комментариях.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров