Культура 10:27 / 9.5.2014 8314

69 лет спустя: родственники добились установления имени якутянина на месте его гибели в ВОВ

69 лет спустя: родственники добились установления имени якутянина на месте его гибели в ВОВ
Текст: ЯкутияИнфо
YAKUTIA.INFO. Красноармеец Михайлов Сергей Никифорович был призван на войну 27 июня 1942 году Вилюйским РВК. Письма с фронта шли регулярно до лета 1944 года, но потом они перестали идти. Родные упорно ждали вестей, лишь поздней осенью пришла похоронка. Как потом рассказал однополчанин жене погибшего, его застрелили немецкие десантники. В похоронке было указано место захоронения Ленобласть, п. Мятсяпиртти, могила №9.

В шестидесятые годы сын погибшего солдата Михайлов Нестер Сергеевич, будучи студентом московского ВУЗа, пытался найти могилу отца в Ленинградской области. К сожалению, как он выяснил, захоронение №9 не сохранилось и то место уже было застроено в послевоенные годы. Так и вернулся сын, не поклонившись могиле отца и рассказал об этом матери. С тех времен в семье из поколения в поколение считалось – могила мужа, отца и деда затеряна. Но так считалось до мая 2013 года…..

Михайлов Нестер Сергеевич, сын Михайлова С.Н.

Рассказывает внучка солдата, Мария Михайлова
- Я очень рада, что историческая справедливость восторжествовала. У моего деда очень большая родня. В этом я убедилась, прочитав книгу Шамаева Семена Афанасьевича, в которой он по крохам собрал информацию о всех своих родственниках на протяжении многих лет. И вот на днях я получила письмо от Шамаевой Розалии Егоровны, моей тети, живущей в Санкт-Петербурге. В письме говорится, что ее отец - двоюродный брат моего деда Шамаев Егор Егорович, почётный житель Горного улуса, ветеран МВД, всю свою жизнь искал своих родственников, которые ушли на фронт в 1941 году и не вернулись.

Шамаев Е.Е., почётный житель Горного улуса, ветеран МВД

Брат его отца - Шамаев Дмитрий Филиппович,1907 года рождения, уроженец с.Лёкёчёнцы Баппагаинского сельсовета Вилюйского района ЯАССР был призван на фронт 26 августа 1941 году. Служил он в составе 1027 стрелкового полка,198 стрелковой дивизии на Ленинградском фронте. Погиб 08 марта 1942года и был захоронен вблизи посёлка Погостье Мгинского района Ленинградской области. До 1993 года он считался без вести пропавшим, но в 1993 году каким-то образом обнаружили следы красноармейца в архивах Министерства Обороны СССР в Подольске.

Наверное, когда из Погостья перезахоранивали останки солдат, тогда и нашли. А перезахоронили в посёлке Малукса Мгинского района (нынче Берёзовское поселение). Розалия Егоровна давно живет в Санкт-Петербурге, именно благодаря ее усилиям было увековечено имя Шамаева Дмитрия Филипповича. Она сама ездила в поселковый совет, в военкомат, чтобы добиться этого. И вот в 1995 году имя нашего родственника было выбито на мемориальной плите в Братском захоронении п.Малукса.

Для Розалии Егоровны стало доброй традицией каждый год с 1994 года ездить 8 мая в Малуксу, чтобы почтить память погибших солдат. По ее словам, именно 8 мая со всех концов света приезжают склонить головы павшим бойцам их родственники и родные, и в их числе немало якутян склонили головы своим близким. И в этом я считаю есть немалая заслуга Розалии Егоровны.



В 2012 году Егор Егорович написал письмо своей дочери о том, что в районе Приозерска захоронен ещё один его родственник - Михайлов Сергей Никифорович, мой дед. Похоронен в п.Мятсяпиртти, ныне Пятиречье, относится к Запорожскому сельскому поселению Приозерского района Ленинградской области. Этому предшествовала переписка Егора Егоровича с отделом Военного комиссариата Ленинградской области в поисках места захоронения моего деда. Ведь было неизвестно точное место, да и имени его не было ни в одном из многочисленных обелисков павших воинов в ВОВ в тех краях. И вот получив подтверждение о месте гибели деда и об отсутствии памятной плиты с его именем, Егор Егорович обратился к дочери с просьбой восстановить справедливость.

В 2013 году Розалия Егоровна написала письмо администрации Запорожского поселения, чтобы увековечили имя бойца Михайлова С.Н. на памятной плите и получила приглашение на открытие этой плиты на воинском захоронении№10 в пос. Пятиречье. Вот тогда и дошла до нашей семьи эта радостная новость. До этого ни я, ни мои родные не знали, что Егор Егорович и Розалия Егоровна занимались поисками могилы моего деда и увековечением его имени. Так как новость мы узнали накануне 9 мая 2013г., никто не смог выехать на это знаменательное событие. Но я очень рада, что Розалия Егоровна сама ездила и присутствовала на торжественной части и открывала плиту.

Я хотела бы поблагодарить от имени моей семьи Егора Егоровича и Розалию Егоровну Шамаевых за их неоценимый и бескорыстный труд в поисках правды о моем дорогом деде. Бабушка Мальцева Акулина Николаевна - вдова войны, умерла в 1997, а папа Михайлов Нестер Сергеевич - в 2001 году, они так и не дожили до этого момента, когда имя их родного человека - мужа и отца будет с почестями увековечено в братском захоронении №10. Теперь мы - внуки и правнуки, благодаря их стараниям знаем куда прийти поклониться деду и положить горсть земли родной на его могилу. Также хочу поблагодарить Шамаева Семена Афанасьевича за его книгу о Шамаевых, благодаря которой мы знаем наших предков и родственников.

Розалия Егоровна на открытии памятной плиты с именем моего деда 09 мая 2013 г. пос. Пятиречье

Мой дедушка Сергей был старшим в большой семье Михайловых Никифора Николаевича и Евдокии Филипповны (Шамаевой) и самым любимым внуком у бабушки с дедушкой Федосии Ивановны и Николая Ивановича. Детей было 13 - мал мала меньше. Когда он уходил на фронт в 1942 году, у него остались жена Акулина с 2-х летним сыном Нестером (моим отцом) и месячной дочкой Анной, которая умерла вскоре после похоронки отца. Следом за Сергеем ушел на фронт его брат Прокопий, который пропал без вести. Итого из семьи Михайловых ушли и не вернулись 2 старших сына. К сожалению родных, не сохранилось фотокарточки деда, да и негде ему было сняться - ведь он был из маленькой якутской глубинки. Сохранился только портрет деда, нарисованный со слов бабушки и родственников, похоронка на него и справка из военкомата. Бабушка много рассказывала о нашем деде, мы трепетно храним ее воспоминания. Также нам очень важны воспоминания и его близких и родных.

Самая младшая сестра моего деда Михайлова Мария Никифоровна, отличник образования РС (Я), Учитель учителей, Почетный житель с Хампа Вилюйского улуса Республики Саха (Якутия) писала о нем 07.07.2010 года в газете "Олох суола" Вилюйского улуса:

Михайлова М.Н. отличник образования РС (Я) – сестра Михайлова С.Н.
- Мой брат родился в 1919 в местности Кыталыктаах. Так как он был самым старшим ребенком в семье, Сергей с детства был приучен ухаживать за младшими братьями и сестрами. Наш отец Никифор Николаевич рано ушел из жизни в 1938 году, поэтому вся хозяйственная и дворовая работа легли на его плечи. Помимо этого он был главным помощником для бабушки с дедушкой. Когда открылась школа в Хаахынайдаах, он закончил там 4 класса. В первые годы коллективизации его родители вступили в колхоз Билиилээх. И он не отстал от родителей - вступил в этот же колхоз, став одним из его активных членов. Он не боялся никакой трудной работы в колхозе. Когда объединились колхозы Билиилээх и Коммунар, Сергей стал там бригадиром. Он был физически крепок, силен и быстр. Был многословен - с людьми быстро находил общий язык. Летом был отменным сенокосчиком - больше одного га ему легко давалось за полдня. С любой работой справлялся качественно и быстро. Перед войной его младший брат Прокопий окончил бухгалтерские курсы в районном центре Вилюйске. И когда он вернулся в колхоз, Сергей передал Прокопию работу счетовода колхоза, а сам стал заведующим на складе.
В 1940 году Сергей женился на Мальцевой Акулине Николаевне - молодой девушке из соседней местности Борогонцы и стали жить они у его бабушки с дедушкой. В том году 6 августа у них родился сын Нестер. Как были рады первому правнуку бабушка с дедушкой - ведь появился наследник Михайлов! А ведь и вправду Нестер стал достойным сыном, внуком и правнуком у Михайловых. Он стал образованным человеком и видным руководителем в Вилюйском районе. А в 1942 году родилась у Сергея и Акулины дочь Анна, но она прожила совсем немного.
26 июня 1942 года, получив повестку, мой старший брат Сергей ушел на войну, оставив самых дорогих ему людей - жену с детьми, мать, отца, младших братьев и сестер, бабушку и дедушку. Он ушел достойно защищать свою советскую родину. Помню - много их было ушедших, также помню слова-напутствия на прощании, произнесенные оратором перед призывниками - отдайте сполна долг перед Родиной и возвращайтесь целыми и невредимыми, а мы здесь приложим все усилия для нашей победы.
Сергей Никифорович попал в Ленинградский фронт, от него стали приходить письма с полевой почты "п/п 13847". С ним служили Кондаков Иван Сидорович из села Тогуйцы и Васильев Сергей из Жемконцев. Вот что рассказывал Иван Сидорович по возвращении с войны про моего брата:
- Сергей был храбрым бойцом, дружил с однополчанами, ничего не боялся, всегда был на передовой, поэтому командир призывал нас брать с него пример. Было тяжело, но мы как то переживали бои с врагом. Изредка втроем разговаривали на своем родном якутском языке, вспоминали родных и родные места. В полку было много национальностей, но мы были дружны и поддерживали друг друга во всем, невзирая на национальность. Однажды осенью 1944 года откуда ни возьмись налетели на нашу территорию немецкие парашютисты и окопались в постройке недалеко. Командир построил нас и повел туда. Когда мы туда приблизились, вдруг Сергей побежал вперед и открыл дверь. В этот момент вражеская пуля попала ему в голову. После заварушки мы с Сергеем Васильевым подняли раненого Михайлова и понесли в санчасть, но по пути, не приходя в себя, Сергей скончался на наших руках. Не суждено было нашему Сергею вернуться на родину живым - такими словами закончил рассказ о моем брате Иван Сидорович. Так 03 сентября 1944 года под Ленинградом погиб мой брат, наша большая семья получила похоронку, где было написано, что Сергей похоронен в братской могиле № 9. Также Иван рассказал о том, что Михайлова Сергея командир представил к награде "За мужество".

Мальцева Акулина Николаевна, вдова Михайлова С.Н.

Жена брата Акулина в годы войны все силы бросила на нашу победу, работала не покладая рук на трудовом фронте, (бабушка работала дояркой в колхозе). Она вспоминала: «Я уходила на работу рано утром, когда мой сын Нестер еще спал и возвращалась уже поздно вечером, заставая его уже спящим. Я его целовала в лобик и усталость как рукой снимет. Его кормили те, кто оставался дома - бабушка и младшие. Летом стояла засуха, пшеница не выросла, сена для скота было очень мало. Нас спасли наши богатые карасем озера. Сергей в каждом письме спрашивал про сына - насколько он вырос, что уже умеет делать. Также в письмах своих он просил, как будто знал, что не вернется - чтобы я дала образование сыну, т.к. необразованность сильно повлияла на него самого там на фронте". Помню, вся наша семья очень ждала писем с фронта, а когда приходило письмо, также ждали человека, который сумел бы прочесть его нам всем. Мои братья сестры, будучи подростками, тоже трудились наравне со взрослыми. Я оставалась с младшим братом и мамой, также смотрели мы все за нашим племянником Нестером - сыном моего брата Сергея.
Мой брат Сергей Никифорович Михайлов отмечен в "Книге Памяти" под номером 507. Там есть запись "Похоронен в Ленинградской области, могила №9".

А вот ответ от писателя-краеведа Бориса Андреевича Шуйского о последних днях жизни моего деда:

Уважаемая Мария Нестеровна, уважаемая Розалия Егоровна и Ваши родные!

Михайлов Сергей Никифорович, герой Великой Отечественной войны и Ваш ближайший родственник, отдавший жизнь за освобождение нашего посёлка, навеки связал наши с Вами истории и судьбы. В Большой истории самой кровавой войны много белых пятен, многие из которых, увы, так и останутся белыми. Но в отношении истории красноармейца Михайлова не всё так печально. Во всяком случае, некоторые моменты его службы и героической гибели можно проследить.

К сожалению, три копии документов того времени, к тому же трудночитаемые, не дают полной картины всего периода участия С.Н.Михайлова в войне. Исходя из результатов анализа представленных копий, картина выглядит следующим образом.
На момент гибели 3.09.44 года рядовой Михайлов служил в 17-м Укреплённом районе Карельского Укреплённого района (КАУР). Подробнее о нём можете узнать, посетив многочисленные сайты в интернете. Коротко скажу об этой советской оборонительной линии следующее.
Создана она была в противовес Линии Маннергейма в конце 20-х – начале 30-х годов и превосходила её по всем показателям в разы. Если число долговременных укреплений у финнов и у нас было примерно равным, около 200, то по качеству и мощи наши превосходили любые их ДОТы, включая «миллионники».

Учитывая, что протяжённость КАУР почти вдвое короче Линии Маннергейма, соответственно и плотность нашего огня была выше, количество артиллерийских огневых точек было в соотношении 28:4, а практически все ДОТы были многоамбразурные, а у противника, как правило, лишь с одним пулемётом, то финны такой рубеж обороны Ленинграда преодолеть не смогли. Они остановили своё наступление на старой государственной границе, в непосредственной близости от которой и располагалась наша Карельская оборонительная линия.

Призванный в 1942-м году на фронт Михайлов проходил службу в одном из таких оборонительных сооружений до момента нашего наступления 10-го июня 1944-го года. Располагались огневые точки 17-го УР в районе Васкелово-Лемболово. Если будет у Вас желание, то некоторые из них стоят у самой новой дороги на Сортавалу, третий участок которой открыли в этом году как раз к дате начала войны. Так что можете посмотреть, где служил дед. Это в районе перекрёстка на Грузино, а сама дорога – есть продолжение петербургского проспекта Энгельса. В интернете эти ДОТы тоже есть.

10-го июня началось советское наступление на Кексгольм (Приозерск) именно с позиций КАУР. Наступали две стрелковые дивизии: 10-я и 142-я с приданными частями. 17-го июня было освобождено Метсяпиртти (Запорожское), 18-го – будущий районный центр – Рауту, а к 20-му июня вся береговая линия Вуоксинской водной системы от Ладоги до нынешнего Барышева была взята под наш контроль.

Финны занимали северный берег реки Тайпале (Бурная), Сувантоярви (Суходольское) и озера Вуокса. Больше активных наступательных операций на этом направлении советскими войсками не проводилось, за исключением Вуоксинской операции в районе Барышева, начатой в конце июля. Туда сместились обе стрелковые дивизии с Приладожского направления, а их место частично заняли части из КАУР, а с ними попал в Метсяпиртти и Ваш дед и родственник.

У Вас возникнет справедливый вопрос, каким же образом он погиб, если военные в этих краях в этот период занимались сенокосом и уборкой урожая, посаженного, но не убранного финским населением? При том, что финны, ожидая окончания переговоров с Москвой и приемлемого выхода из войны, никаких контрнаступательных действий тоже не предпринимали.
Пересмотрите ещё раз фильм «А зори здесь тихие». Он мог быть снят и про вашего деда. Как только стрелковые дивизии, чья общая численность составляла свыше 30 тыс. человек передислоцировались, а на их место пришли части второго эшелона, то численность войск упала на порядок. Целые участки линии фронта, хоть и не активного, остались без должного прикрытия. В них-то немедленно и устремились группы финских диверсантов и разведчиков.

Их преимуществом было то, что их костяк составляли жители только что отвоёванных нами населённых пунктов. Многие прекрасно говорили по-русски, так как до 1918-го года все они в той или иной степени тесно контактировали со столицей Российской Империи, в которую Финляндия входила. В отличие от финнов, наши бойцы знанием местности и обстановки зачастую не обладали, не было в достатке даже карт.
В те времена всё и вся было засекречено и было недоступно для широкого круга людей. Но исходя из «Именного списка безвозвратных потерь личного состава 17-го УР», делаем следующий вывод. Но протяжении нескольких дней подразделение вело преследование одной или нескольких диверсионных групп, входя с ними в боевой контакт. При этом были людские потери.

30 августа убит в бою командир отделения младший сержант Пошляков Павел Николаевич. 1-го сентября убит в бою разведчик, красноармеец Лапин Фёдор Николаевич, а 3-го сентября финская пуля нашла и сердце вашего деда. Хотя может быть - это была граната или мина-ловушка, которые так любили ставить финны.

Все трое похоронены были на краю деревни Неосаари, что совсем рядом с рекой Тайпалеенйоки, нынче Бурная. К ней-то и отходили финны, преследуемые нашими бойцами. Может и ушли от преследования, а может – и нет. Их целью было – уйти к своим на северную сторону реки. Где-то в архивах пылятся донесения командиров 17-го УР об этих событиях. Они сейчас рассекречены, но найти их крайне трудно, но возможно.
Место это, где принял последний свой бой рядовой Михайлов, называется сейчас «Квартал Переправа». Скорее всего, все трое упомянутых бойцов похоронены были в одной могиле на кладбище Неосаари. Это братское захоронение было создано ещё в 1939-м году и в нём было похоронено несколько десятков, а может и сотен, красноармейцев, погибших в Финскую войну. «Могила №9», о которой говорится в справке военкомата, как раз и находилась на этом кладбище, существовавшем до начала 60-х годов.

С принятием решения о переносе одиночных и малых воинских захоронений в большие братские захоронения, кладбище в Неосаари было ликвидировано, как и сам деревня, и тела погибших перенесены в Пятиречье. Там же, в могиле №10, теперь покоится и прах Вашего деда, Михайлова Сергея Никифоровича. Но про двоих его сослуживцев военкомат указаний не давал и их никто не ищет, потому что вряд ли кто знает про их судьбу. Так что будете поминать своего деда, вспомните и про них. Они лежат рядом.


По поручению Администрации М.О. Запорожское подготовил.Шуйский Б.А.

Материал подготовил Дмитрий МИХАЙЛОВ

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров