Культура 18:58 / 6.11.2015 5734

Питерский режиссер: нужно, чтобы люди отвлеклись не на пошлое, а на человеческое

Питерский режиссер: нужно, чтобы люди отвлеклись не на пошлое, а на человеческое
Текст: Иван БАРКОВ

YAKUTIA.INFO. Первой премьерой в юбилейном сезоне в ГАРДТ стала комедия по пьесе итальянского драматурга Эдуардо Скарпетта "Голодранцы и аристократы". Для ее постановки был приглашен питерский режиссер Владимир Голуб, за плечами которого уже несколько спектаклей в Якутске. Среди них – полюбившиеся зрителям комедии "Энергичные люди", "13 номер" и "Свои люди, сочтемся".

Новую постановку можно также отнести к жанру комедии положений. В контрастном Неаполе, где бедность соседствует с роскошью, аристократ просит простую семью из низов помочь ему в его любовном деле, а именно – сыграть роль своих благородных родственников, с целью обмануть отца своей избранницы. Но и не только. Как и положено, согласно законам жанра, сюжетные линии переплетаются из изначально задуманного предприятия. Вырастает целая чреда веселых и нелепых ситуаций - где и бедные и богатые, особенно поменявшиеся ролями, играют в одну игру, которая приводит к неожиданным для всех результатам.

Стоит отметить, что в новом сезоне в театр пришло сразу несколько новых артистов, и по спектаклю можно оценить их первую работу в труппе. В роли маркиза Эудженио Илья Шумкин, а в роли лакея Евгений Кузьмин. Также в театр вернулся артист Михаил Мамлеев, здесь он играет роль бедняка Феличе, волею судьбы перевоплотившегося в знатную особу.

В спектакле много хореографических сцен, что, несомненно, придает живости повествованию и которые, в свою очередь, сопровождаются известными итальянскими мелодиями. В сценографии (Олег Петров) особенно выразительно получалось передать атмосферу жилища неаполетанских низов, но в тоже время несколько натянутыми выглядят декорации дворца, напоминающего несколько детскую сказку.

Но в общем в спектакле есть все, что любят итальянского в России – страсти, музыка и кулинария (да и этому аспекту тоже нашлось место в постановке). А шутки, судя по реакции зрителей, вызывают немедленную реакцию. И причем не опускаются до пошлостей.

За пару дней до премьеры спектакля я встретился в перерыве между репетициями с режиссером спектакля Владимиром Голубом. "Все, что я хотел сказать, нужно смотреть", - начинает Владимир Александрович и говорит он очень тихо - "Голос уже сорвал, не люблю микрофонов".

О постановке

Владимир Голуб

- Постановку предложил я. Сан Саныч (Александр Лобанов, худрук театра) хотел, чтобы я поставил очень хорошую пьесу «Балаган», стоит отдать ему должное. Но дело в том, что художник с которым я работаю, был занят, а там была необходима серьезная работа в этом направлении. Поэтому я нашел вот эту пьесу. Хотя, конечно, она несколько в другом жанре, нежели «Балаган». Она показалась мне очень любопытной, с хорошими ролями для артистов и интересной для зрителя.

- Эту пьесу достаточно много ставят. Как ее увидели Вы?

Да, тут, кстати, вот что произошло. Когда я ее прочел, мне она очень понравилась. Я позвонил Александру Лобанову, и он тоже ее оценил. А в Питере она идет в соседнем от нашего Александринского театра – Театре комедии имени Акимова. Я пошел посмотреть, и мне очень не понравилось. И я подумал – зачем же я ее предложил ставить. Но потом я ее еще раз перечитал и понял, что у меня немного другой взгляд. Эдуардо Скарпетта – это такая предтеча неореализма и очень похоже на другого известного итальянского драматурга – Эдуардо де Филиппо, который, кстати, был его сыном. И, работая со спектаклем, я все больше убеждаюсь, что материал очень хороший. Пьеса – о нормальных человеческих отношениях, что всегда интересно. Это нормальная комедия. А ее еще пропитал небольшими музыкальными номерами. Актеры будут танцевать. Причем я постарался сделать так, чтобы танцы были к месту, то есть включены в сюжет. На сцене ничего не должно быть случайно.

- Есть в пьесе отсылы к современности?

- А вообще в пьесе конечно показано еще и гигантское социальное расслоение, которое присутствует и у нас. Поэтому есть некая связь и с современностью. Я попросил актеров, не пытаться играть итальянцев – жестикуляции и тому прочие штампы. Атмосфера скорее схожа с нашими ленинградскими коммуналками, ругань и переживания – все переплетается. И все человеческие отношения – любовь, дружба, отторжение – схожи вне зависимости от эпохи и места на земном шаре. И я вытаскиваю, прежде всего, любовь, хотя у Скарпетта эта линия развита не так сильно. Но здесь это необходимо. На что только не пойдешь, особенно в молодости, когда любишь.

- Вы меняли что-нибудь в пьесе?

- Еще во времена обучения в Щукинском училище я получил урок. Когда ты читаешь пьесу, особенно неплохую, нужно учитывать, что автор, как минимум, не глупее чем ты. А хорошего автора не нужно исправлять, а вот дополнить можно. Другое дело как. Если это сделано со вкусом и талантом - тогда да.

- А почему все же предпочтение Вы отдали "импортному" материалу, когда у нас стратегия на импортозамещение. А литература у нас, в отличие от многого другого по-настоящему высокого уровня.

Когда берешь глубокую классику, настораживают предшественники, которые уже это делали блистательно. Здесь и подбор артистов, поскольку есть определенные стереотипы о том, как должен выглядеть герой. А если переносить на современность, то это нужно сделать так, чтобы преодолеть стереотипы. Но в том и другом случае это большой объем работы. А я человек приезжий и сроки у меня ограничены. Я вот, например, много лет мечтал поставить Коломбо Жана Ануя у себя в театре. Но, к сожалению, условия не позволили. Даже и с аристократами я сомневался – поскольку в пьесе 16 действующих лиц, а у артистов и так много работы. Но это тоже не всегда так. Бывает, что и слабую постановку вытягивает сам материал, и в этом смысле, конечно, сложнее делать плохую постановку. Не верят, что зритель придет. Я предлагаю хорошую пьесу, а отвечают, а вот публике это понравится. Ведь кассовость тоже имеет значение. Еще Станиславский говорил, и я повторяю это своим студентам, что театр – это, прежде всего, развлечение. И только потом, когда занавес открылся, актер доносит мысли и чувства.

- А как же переживания?

- Да и он поплачет, он идет в театр за эмоциями. Но человек начнет что-то понимать, если его это тронет. Мы ведь даже в учебном процессе стараемся так подать информацию, чтобы она была интересна. Но, конечно, в крайности вдаваться не нужно. Я не буду кривить душой и скажу, что стараюсь делать так, чтобы они нравились людям. Вот некоторые режиссеры, как, например, Фокин (худрук Александринского театра), из-за которого я ушел, говорил – пусть будет 15 зрителей, но они будут настоящими ценителями. Но я в это не верю. Можно на кухне тогда спектакли ставить, а не в театре, где больше тысячи мест. Нужен баланс, а это не просто. И публике должно понравиться и мысль необходимо нести. И эта пьеса нужна. Во времена великой депрессии Рузвельт обратился к театрам с призывом ставить комедии. Людям было тяжело. И сейчас не самое простое время. И хочется, чтобы люди отвлеклись, но не на пошлое "труляля", а увидеть что-то человеческое. Ну а классику не хотят ставить, поскольку боятся, что зритель на нее не пойдет.

- Вы уже много лет сотрудничаете с ГАРДТ. Что видите нового в театре?

- Сотрудничество с театром было подписано еще в советские времена, вроде как шефства театра Пушкина в Ленинграде над театром Пушкина в Якутске. До сих пор в театре идут мои постановки. А сейчас, на мой взгляд, театр движется поступательно вперед. Я посмотрел репертуар – он достаточно приличный, а это уже о многом говорит. Я не говорю об исполнении, поскольку много, конечно, не видел, но репертуар хороший. Поскольку первооснова театра – это все же драматургия. И в этом смысле здесь все в порядке. Труппа очень работоспособна, несмотря на то, что театр в трудном положении – кто-то пришел, а кто-то его покинул. У меня положительные впечатления.

- А как, на ваш взгляд, обстоят дела в современном театре?

- К сожалению, и это в первую очередь – студентов плохо учат. У нас в Питере как-то сразу не стало целого ряда педагогов старой школы, а замены им нет. И сейчас преподают те, кто вообще ничего не ставил в театре. Вопрос очень тяжелый. Но мне бы не хотелось все же раздавать оценки.

- Вы много ставили в регионах. Наблюдаете какие-то региональные особенности?

- Театры, на мой взгляд, мало чем отличаются друг от друга в России, за исключением, разумеется, Москвы. Везде есть хорошие и даже очень хорошие артисты, талантливые спектакли. И не исключением является и Якутск. И я надеюсь, что это еще раз можно будет оценить в нашей новой работе.

Комментарии

    К публикации не допускаются комментарии, содержащие мат, оскорбления, ссылки на другие ресурсы, а также имеющие признаки нарушения законодательства РФ.

    Новости партнеров